Влескнига

Добро пожаловать на форум «Влескнига»!

Почта: Jayatsen@rambler.ru.

Предлагаем посетить дружественные ресурсы:

Обсуждение ВК на форуме "Северная Традиция" (Форум отключён!)

сайт «Влескнига»

HECTORа Книга Велеса

Трагедия Свободы

Влес Кнiга

Магура

АвторСообщение
постоянный участник




Пост N:3254
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:03.12.19 10:18.Заголовок:Е.И. Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья


Е.И. Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья

Бя нароуд родiщеск Iльмерстii
а сто корежене о дво ста
Народо наш
яко прiде поздЪ до Русе земЪ
а селiщеся среде Iльмерштi
Тii бо суте брачке наше
а намо...подобi соуте
Дощ.2 Был народ родственный (родiщеск) Ильмерский. И сто корней из двухста. Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю и селился среди Ильмерцев. Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны.
О Словене, Русе и их сестре Ильмере
https://vk.com/doc399489626_526607413

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов -75 ,стр: 1 2 3 All [только новые]


администратор




Пост N:2914
Зарегистрирован:09.07.06
Откуда:Русь
ссылка на сообщение  Отправлено:02.02.20 00:02.Заголовок:Слатин Н.В. пишет: ..


Слатин Н.В. пишет:

 цитата:
Откуда только это может быть известно? Лично мне вот ничего такого никак не ведомо…


Скрытый текст


Славь Правь! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3328
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:02.02.20 04:03.Заголовок:Металл Кондрашкинско..


Металл Кондрашкинского кургана эпохи бронзы
I боть iна желЪзва натщуть
а нашен Iнтра
iзвергнуть од та сва
И бывает что иные железа наточат (натщуть) и нашего Интру извергнут од та сва (букв. от тех своих-наших?)
Влескнига. Исходные тексты
https://vk.com/doc399489626_484508072

Рис. 25. Кинжал с металлической рукоятью из Усманских курганов (см.: Пряхин А.Д., Саврасов А.С. Новая находка кинжала с металлической рукоятью. Евразийская лесостепь в эпоху металла. АВЛ. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1999. Вып. 13. с. 73,75, рис. 1—2)
Конечно же, весьма важным оказалось накопление как самих изделий из металла, так и свидетельств металлопроизводственной деятельности, происходящих с памятников доно-волжской абашевской культуры. Обратим внимание на находку в достаточной степени массивного бронзового кинжала с напаенной металлической рукоятью (рис. 25), поступившего от частного лица в 1998г. в лабораторию естественно-научных методов кафедры археологии Воронежского государственного университета. Нож-кинжал происходил из разрушенного подкурганного захоронения на территории Усманского района Воронежской области. Рукоять кинжала, постепенно сужаясь, завершается изображением булавы, отлитой с рукоятью по единой восковой модели. По обеим широким поверхностям рукояти и ее боковой грани нанесена выполненная в геометрическом стиле композиция: два изображения змей, головки которых объединены в единый, состоящий из зигзага пояс, ограниченный с одной из сторон двумя перекрещивающимися линиями. По бокам композиция ограничена рядом горизонтальных насечек. Изображенный на рукояти сюжет, составной частью которого является булава, может быть связан с мифологией об одном из главных божеств индоиранского пантеона — Индрой, громовержцем, богом-воителем — героем центрального в индоарийской мифологии космогонического мифа.
В рассматриваемые годы А.Д. Дегтяревой впервые был выполнен металографический анализ серии предметов, происходящих из военно-аристократического захоронения доно-волжской абашевской культуры в Кондрашкинском кургане (тот же Усманский район Воронежской области) Она пришла к выводу, что металлические предметы из этого кургана являются импортными для Подонья, связанными с металлообработкой населения, оставившего памятники петровско-синташтинского и потаповского круга т.е. памятники заволжско-уральских пространств (т.2. с.65-66)
...Другой исследованный в следующем году курган — Кондрашкинский. Имевший высоту 2,35 м и диаметр 44 м курган содержал три захоронения: наиболее раннее — позднекатакомбное (погребение 2), другое, содержавшее значительный инвентарь, военно-аристократическое захоронение доно-волжской абашевской культуры (погребение 1 — рис. 42—43), третье — донской лесостепной срубной культуры. Есть жертвоприношения животных. В насыпи встречены обломки абашевских и срубных сосудов (подробнее см. Пряхин А.Д., Беседин В.И., Левых Г.А., Матвеев Ю.П. Кондрашкинский курган. Воронеж: ВГУ, 1989) (т.1. с.190, 192)

Рис. 42. Инвентарь погребения 1 Кондрашкинского кургана (см.: Пряхин А.Д. Археология и археологическое наследие. Воронеж, 1995. с.93,95. рис. 17-18)
Рис. 43. Набор наконечников стрел из погребения 1 Кондрашкинского кургана
А.Д. Пряхин. Доно-донецкая лесостепь в эпоху бронзы. История изучения (В двух книгах: Воронеж, 2008. 257с. и 2010. 296с.)
https://vk.com/doc536686180_527711130
https://vk.com/doc536686180_527711761
...Большинство археологов связывают древнейших индоиранцев с населением андроновской и срубной культурно-исторических общностей евразийской степной и лесостепной зоны [Кузьмина, 1994, с. 6-12]. В XVIII-XVI вв. до н.э. на территории Евразии происходили активные миграционные процессы, вызвавшие переселение части индоиранцев в Переднюю Азию, Иран, Индию. Отголоски этих событий были зафиксированы в митаннийских, хеттских документах, иранской Авесте, ведийских текстах, содержащих первые письменные сведения о древнейших индоиранцах. Эти данные были использованы лингвистами, историками и археологами для реконструкции материальной и духовной культуры племен эпохи бронзы. Сравнивая социально-экономическую характеристику жизни протоиндоевропейцев и индоиранских племен, нетрудно заметить, что и те и другие занимались скотоводством и земледелием, особое значение придавалось коневодству с использованием колесниц, имели развитую металлургию, сложную социально-иерархическую структуру общества вплоть до понятия "царь". У индоиранцев титул правителя означал буквально "управляющий конями", по отношению к привилегированной военной знати использовался термин "стоящий на колеснице".
Достаточно устойчивый интерес, проявляемый исследователями к индоиранской тематике, обусловлен еще и тем, что в последние годы довольно частыми стали факты обнаружения погребений с колесницами или со специфическим инвентарем в памятниках синташтинско-петровского, потаповского круга культур, доно-волжской абашевской культуры. На территории Среднего Подонья обнаружено значительное количество погребений с дисковидными псалиями, характерным воинским инвентарем, жертвоприношениями лошадей, собак, мелкого рогатого скота. Эти захоронения характеризуются А.Д. Пряхиным как "социально-престижные", отражающие процесс выделения воинской элиты общества. К их числу относятся погребения Староюрьевского, Богоявленского, Кондрашевского, Кондрашкинского, Софьинского могильников, курганов у сел Селезни и Пичаево [Пряхин, Матвеев, 1988, с. 123-136; Пряхин, Беседин, Левых и др., 1989; Пряхин, Моисеев, Беседин, 1998, с. 3-30].
Погребения Кондрашкинского кургана, находившегося недалеко от с. Каширского Воронежской области, были исследованы в 1989г. Курган содержал три разновременных погребения, которые были интерпретированы исследователями как катакомбное (основное погр. 2), абашевское (погр. 1) и срубное (погр. 3). Наибольший интерес для нас представляет погребение 1. В прямоугольной яме был захоронен мужчина в скорченном положении на левом боку, с согнутыми руками, ориентированный головой на северо-восток. Рядом с головой обнаружены медные наконечник копья, тесло, в районе затылка — нож в деревянном чехле, под грудной клеткой — вислообушный топор с остатками деревянной рукояти и следами органики от футляра. Севернее костяка лежали россыпью 25 кремневых наконечников стрел, южнее — фрагмент щиткового псалия и вставной шип. На остатках бревенчатого перекрытия могильной ямы найден горшковидный сосуд со слегка отогнутым венчиком и горизонтально прочерченными линиями по верху и три медные скобы. Авторы связывают с погребением 1 и остатки четырех жертвоприношений, два из которых содержали кости лошадей, одно — конечности собаки и зубы лошади и одно — кости двух особей мелкого рогатого скота. Погребение было отнесено к позднему этапу доно-волжской абашевской культуры.
Согласно письменным источникам, подобный стандартный набор снаряжения: копье, кинжал, колчан со стрелами, тесло, боевой топор — имели колесничие ("стоящие на колеснице"), принадлежавшие к привилегированному сословию воинов [Кузьмина, 1994, с. 189-194]. Сходные наборы обнаружены в погребениях синташтинско-петровского, потаповского круга памятников, датируемых исследователями в пределах XVII-XVI вв. до н.э.
Датировка комплекса определяется по псалию и набору медных предметов. Хотя полную форму псалия восстановить сложно, изделие можно отнести к типу с усеченным сегментом диска, прямоугольной выделенной планкой и расположенными вдоль хорды малыми отверстиями со вставными шпеньками. Изделие орнаментировано, вокруг центрального отверстия украшено лопастями, вдоль планки — зигзагом и лопастями. Совершенно аналогичные два псалия с идентичным стилем орнаментации были обнаружены в Потаповском могильнике (кург. 5, погр. 8) [Васильев, Кузнецов, Семенова, 1994, рис. 33 2,3]. В погребениях курганов 1 и 5 Потаповского могильника зафиксирован и сходный обряд захоронения — скорченно на левом боку, с руками перед лицом [там же, с. 1-72]. Псалии этого типа, орнаментированные композициями, находящими полные аналогии в искусстве шахтных гробниц Микен, датируются Е.Е. Кузьминой XVI в. до н.э., хотя она не исключает возможности удревнения этой даты на век в случае бесспорного пересмотра возраста микенских гробниц [Кузьмина, 1994, с.177-179].
Вислообушный топор относится к типу массивновислообушных с Г-образным абрисом, слабо скошенной верхней гранью обуха и клиновидным без перегибов профилем (рис. 1,1). Изделие значительно отличается от абашевского типа орудий из Пепкинского, Кондрашевского курганов, с Малокизыльского селища — узковислообушных, грацильных, с дуговидным абрисом, широким изогнутым клинком, сильно скошенной верхней гранью обуха, четким перегибом в профиле, отделяющим обушную часть от клинка [Замятнин, 1922, с. 13, рис. 4; Сальников, 1954, с. 74, рис. 20; Халиков, Лебединская, Герасимова, 1966, с. 13, табл. VIII].
Топоры, аналогичные кондрашкинскому, найдены на памятниках петровско-синташтинского круга, а также в сейминско-турбинских могильниках: на поселении Кулевчи III, в могильниках Синташта (СМ, погр. 3, 39), Сейма, Соколовка, Мурзиха I [Виноградов, 1982, с. 97, рис. 3, 1; Черных, Кузьминых, 1989, с. 128, рис. 70, 4-8; Генинг В.Ф., Зданович, Генинг В.В., 1992, рис. 100, 8-9]. Топоры этого типа весьма близки по морфологическим показателям к орудиям срубной культурно-исторической общности и, вполне вероятно, стали прообразом срубных топоров. Последние, в отличие от кондрашкинского, при сохранении общих пропорций имеют более массивную обушную часть и широкое лезвие [Черных, 1970, с. 58, рис. 51; Пряхин, 1996, с. 19-22, рис. 1, 2].
Наконечник копья относится к типу КД-4, по Е.Н. Черных, С.В. Кузьминых,— кованых, с короткой несомкнутой втулкой, пером листовидной формы, ромбическим сечением ребра жесткости (рис. 1, 2). Аналогичные изделия найдены в Покровском (кург. 15, погр. 2), Синташтинском (СМ, погр. 18, 30) могильниках и в погребениях сейминско-турбинских памятников — Сеймы, Усть-Гайвы, Ростовки [Черных, Кузьминых, 1989, с. 64-65, рис. 25, 26; Генинг В.Ф., Зданович, Генинг В.В., 1992, рис. 100, 10-11]. Следует признать, что в комплексах сейминско-турбинских, синкретических срубно-абашевских, алакульских памятников большее распространение получил сходный литой вариант типа с некоторыми видоизменениями: появляется ушко и литой валик вдоль края втулки. Подобные изделия найдены в Сейме (3 экз.), Решном (2 экз.), Покровском могильнике (кург. 8), погребениях в курганах Селезни 2, Близнецы, Бектениз, Кривое озеро, на поселении Кор-кино I [Черных, Кузьминых, 1989, с. 79-84]. По всей видимости, изготовление кованых и литых наконечников копий объясняется степенью доступности к источникам олова, локализованным в пределах Калбинского и Нарымского хребтов Восточного Казахстана. Эта новая, весьма ценная, лигатура позволяла повышать жидкотекучесть медного сплава и получать качественные отливки изделий с тонкой сплошной втулкой. Так, из проанализированных Е.Н. Черных и С.В. Кузьминых методом спектрального анализа сейминско-турбинских наконечников копий 86 % изготовлены из оловянной бронзы с примесью олова преимущественно в интервале 5-12 %, 11 % изделий — из низколегированной мышьяком до 1,8 % меди естественного происхождения, 3 % — из "чистой" меди [Черных, Кузьминых, 1989, с. 289-290].
Известные на Южном Урале абашевские наконечники копий с разомкнутой втулкой значительно отличаюся от кондрашкинского копья: они имеют длинную орнаментированную втулку и короткое треугольное перо [Там же, с. 64-65]. Позднее кондрашкинский тип копий в литом варианте получил широкое распространение в комплексах срубной общности Подонья, но с определенными изменениями — более узким пером, округлым сечением втулки [Черных, 1970, рис. 45, 46; Пряхин, 1996, с. 27-28].
Тесло имеет слегка округлый обух с постепенно расширяющимися к лезвию боковыми гранями, ассиметричное в профиле лезвие, прокованное с одной стороны (рис. 1, 3). Идентичные изделия известны в основном на полтавкинских и потаповско-синташтинских памятниках: в кургане Д37 у с. Ровного, могильниках Колтубанкском (кург. 12, погр. 5) Покровском (кург. 35, погр. 2), Царевом кургане у г. Куйбышева, а также в погребениях Синташты (10 экз.; СМ, погр. 6, 39; С I, погр. 14, 15; С II, погр. 2, 7) [Rykov, 1927, S. 78, Abb. 21, 1; Збруева, Смирнов, 1939, с. 194, табл. 1, 8, 9; Кривцова-Гракова, 1955, с. 57-59, рис. 13, 1, 2; Сальников, 1967, с. 191, рис. 23, 12; Генинг В.Ф., Зданович, Генинг В.В, 1992, рис. 61, 8; 127, 3; 148, 14-16; 152, 7-8; 175, 7-8; 184, 6]. Необходимо также отметить, что эта категория орудий была распространена и у абашевских племен Южного Урала, но абашевские тесла имеют параллельные боковые грани и иногда — расширенную пятку обушной части.

Рис. 1. Схема расположения шлифов на изделиях (секущей линией обозначены срезы на предметах). 1 — ан. 318; 2 — ан. 319; 3 — ан. 320; 4 — ан. 317; 5 — ан. 321; 6 — ан. 322; 7 — ан. 323.
Нож имеет намеченное перекрестие, узкую округленную пятку черенка, расширенную лезвийную часть, линзовидную в сечении (рис. 1, 4). Данный тип орудий характерен для потаповско-синташтинского круга памятников, раннесрубной и алакульской культур. Подобные изделия обнаружены в погребениях Поволжья и Южного Урала — в могильниках Потаповском (кург. 5, погр. 8), Покровском (кург. 35, погр. 2), Синташтинском (С I, погр. 15), Новом Кумаке (погр. 25), Царевом кургане у Куйбышева, Близнецах, у с. Ягодного [Збруева, Смирнов, 1939, с. 194, табл. 1, 2; Мерперт, 1954, с. 148, рис. 10, 2, 3; Кривцова-Гракова, 1955, с. 54, рис. 12, 9; Андроновская культура, 1966, с. 51, табл. 38, 13; Сальников, 1967, с. 318, рис. 51; Кузьмина, 1994, рис. 30, 61].
Таким образом, нетрудно заметить, что зона распространения металлических изделий, аналогичных кондрашкинским, охватывает в основном районы Поволжья и Южного Урала. Идентичные предметы вооружения и орудия происходят из погребальных комплексов потаповско-петровско-синташтинского круга памятников, алакульской, раннесрубной культур и из могильников сейминско-турбинского транскультурного феномена. Определенная связь просматривается и с металлообработкой полтавкинской культуры. В частности, исходными формами для тесел и, возможно, ножей явились полтавкинские орудия.
...Микрорентгеноспектральный анализ показал, что все изделия изготовлены из металлургически "чистой" меди. Четыре предмета — топор, копье, тесло, нож — имеют примесь железа в пределах 0,6-1 %, в то время как три скобы состоят практически из 100%-ной меди.
...Металлографическое исследование позволило восстановить технологические схемы изготовления инвентаря, которые могут быть сведены к двум: литье с незначительной подработкой лезвийной кромки и ковка литого полуфабриката со степенями деформирующего воздействия 50-90 %. Из семи предметов только два — топор и тесло — получены литьем, остальные пять — наконечник копья, нож и три скобы — сформованы из соответствующих литых полуфабрикатов.
Вислообушный топорик отлит в двусторонней литейной форме со вставным вкладышем (ан. 318, рис. 2, 1-3). Заливка металла в форму производилась через литник, расположенный на спинке орудия (остатки литника неподалеку от втулки, следы литейных швов на спинке и брюшке).
...Технология изготовления металлического инвентаря воина-колесничего из Кондрашкинского кургана характеризуется достаточно устойчивыми навыками металлообработки. К их числу можно отнести использование металлургически "чистой" меди с высоким содержанием железа естественного происхождения, скорее всего выплавленной из сернистых медноколчеданных руд, изготовление массивных крупных орудий литьем в формах с получением качественных отливок, кузнечную формовку изделий из литых полуфабрикатов, производство кузнечных операций преимущественно при низких температурах в режимах неполной холодной и неполной горячей ковки 200-550 °С. К числу особенностей металлообработки следует отнести и то, что приемы получения литых изделий из "чистой" меди с тонким сечением не были отработаны. Литье наконечников копий с тонкой сплошной втулкой было сложным процессом из-за сложности центровки вкладыша, значительной длины орудия, низкой жидкотекучести медного расплава.
По технологическим показателям кондрашкинский металл отличается от абашевских донских орудий. Хотя абашевские мастера также изготавливали изделия по двум технологическим схемам, но, в отличие от кондрашкинских кузнецов, они предпочитали проводить доработку орудий по горячему металлу при температурах порядка 600-800 °С или в режимах неполной горячей ковки. При этом подбор температурных режимов находился еще в стадии экспериментирования, допускались случаи пережога металла с оплавлением границ зерен, понижением прочности и отбраковкой изделий.
В отношении рудных источников кондрашкинского металла без полных спектроаналитических данных говорить сложно. Определенно можно утверждать использование в качестве исходного сырья сульфидных медноколчеданных руд, предположительно локализованных Е.Н. Черных в районе Мугоджар (месторождения Джангана) [Черных, 1970, с. 14-20]. Таким образом, типологические, микроструктурные показатели и состав металла свидетельствуют о том, что изделия являлись импортными для Подонья и, вполне вероятно, связаны с металлообработкой петровско-синташтинского и потаповского круга памятников XVII—XVI вв. до н.э. Для воссоздания полной картины развития племен этого хронологического горизонта необходимы всесторонние, комплексные исследования памятников.
А.Д. Дегтярева. Металл Кондрашкинского кургана эпохи бронзы. Вестник археологии, антропологии и этнографии. Тюмень; ИПОС СО РАН, 1999. Вып. 2. с.30—38
https://cyberleninka.ru/article/n/metall-kondrashkinskogo-kurgana-epohi-bronzy/viewer

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3329
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:03.02.20 08:30.Заголовок:Металл Кондрашкинеко..


Металл Кондрашкинекого кургана эпохи бронзы
и химический состав клада из Сосновой Мазы

I боть iна желЪзва натщуть
а нашен Iнтра
iзвергнуть од та сва
И разве что иные железа наточат и нашего Интру извергнут отсюда (од та сва - букв. от тех своих-наших)
Влескнига. Исходные тексты
https://vk.com/doc399489626_484508072

Рис. 3. Комплекс находок из погребения 1 Кондрашкинского кургана
Вместе с псалием в погребении были найдены бронзовый проушной топор, наконечник копья с кованой разомкнутой втулкой, нож, тесло, глиняный абашевский сосуд и бронзовые скрепки еще от одного деревянного сосуда, а также костяная пряжка и тлен от обложенного бронзовой пластинкой деревянного предмета сегментовидной формы (скорее всего жезла). Здесь же зафиксированы остатки лука и двадцать пять кремневых наконечников стрел. Речь в данном случае, надо думать, идет о захоронении имевшего высокий социальный статус воина-колесничего.
А.Д. Пряхин, В.И. Беседин. Щитковые (дисковидные) псалии со вставными шипами с территории Восточной Европы...Вrnо, 1992 с.51-60
https://vk.com/doc399489626_534512588
...Технология изготовления металлического инвентаря воина-колесничего из Кондрашкинского кургана характеризуется достаточно устойчивыми навыками металлообработки. К их числу можно отнести использование металлургически "чистой" меди с высоким содержанием железа естественного происхождения, скорее всего выплавленной из сернистых медноколчеданных руд, изготовление массивных крупных орудий литьем в формах с получением качественных отливок, кузнечную формовку изделий из литых полуфабрикатов, производство кузнечных операций преимущественно при низких температурах в режимах неполной холодной и неполной горячей ковки 200-550 °С. К числу особенностей металлообработки следует отнести и то, что приемы получения литых изделий из "чистой" меди с тонким сечением не были отработаны. Литье наконечников копий с тонкой сплошной втулкой было сложным процессом из-за сложности центровки вкладыша, значительной длины орудия, низкой жидкотекучести медного расплава.
По технологическим показателям кондрашкинский металл отличается от абашевских донских орудий. Хотя абашевские мастера также изготавливали изделия по двум технологическим схемам, но, в отличие от кондрашкинских кузнецов, они предпочитали проводить доработку орудий по горячему металлу при температурах порядка 600-800 °С или в режимах неполной горячей ковки. При этом подбор температурных режимов находился еще в стадии экспериментирования, допускались случаи пережога металла с оплавлением границ зерен, понижением прочности и отбраковкой изделий.
В отношении рудных источников кондрашкинского металла без полных спектроаналитических данных говорить сложно. Определенно можно утверждать использование в качестве исходного сырья сульфидных медноколчеданных руд, предположительно локализованных Е.Н. Черных в районе Мугоджар (месторождения Джангана) [Черных, 1970, с. 14-20]. Таким образом, типологические, микроструктурные показатели и состав металла свидетельствуют о том, что изделия являлись импортными для Подонья и, вполне вероятно, связаны с металлообработкой петровско-синташтинского и потаповского круга памятников XVII—XVI вв. до н.э. Для воссоздания полной картины развития племен этого хронологического горизонта необходимы всесторонние, комплексные исследования памятников.
А.Д. Дегтярева. Металл Кондрашкинского кургана эпохи бронзы. Вестник археологии, антропологии и этнографии. Тюмень; ИПОС СО РАН, 1999. Вып. 2. с.30—38
https://cyberleninka.ru/article/n/metall-kondrashkinskogo-kurgana-epohi-bronzy/viewer
Типологическая обособленность основной массы орудий из широко известного клада у Сосновой Маэы Саратовской обл., обнаруженного еще в 1901г., практическое отсутствие в культурно-определенных памятниках Восточной Европы и Западной Азии твердо доказанных аналогий им заставляют нас обратить особое внимание на химический состав металла клада.

…Нами в лаборатории спектрального анализа ИА АН СССР были изучены: 52 косаря, включая пять обломков (рис. 47, 6—9), пять кинжалов (рис. 47, 10—14), четыре кельта (рис. 47, 2—5), одно долото (рис. 47, 1), один слиточек, т.е. всего 63 предмета. Эти цифры расходятся с подсчетами А.А. Спицына: по его определению в кладе был 61 предмет, хотя, по им же самим приведенным данным, их насчитывалось 65 (51 косарь, пять обломков, пять кинжалов, три кельта, один слиток). Кроме того, ни им, ни О.А. Кривцовой-Граковой не учитывалась часть коллекции (два косаря и один кельт), хранящаяся в Саратовском музее.
…Химический состав меди Сосновой Мазы, как и типология основной части предметов клада, оказался совершенно специфичным и не нашел себе пока аналогий во всей массе одновременного металла культур Восточной Европы, Западной Азии и Кавказа, несмотря на то, что сейчас известно уже много сотен анализов. Что же представляет собой сосновомазинский металл? Прежде всего спектральный анализ не выявил в нем тех примесей и в таких количествах, с которыми мы сталкиваемся в это время как с легирующими. Не обнаружены в высоких концентрациях ни олово, ни сурьма, ни мышьяк, ни свинец. Единственной примесью, которая может претендовать на роль искусственной, является железо. Железо мы обнаруживаем во всех орудиях и слитке от десятых долей процента до 5% приблизительно. Кроме того, обнаружены свинец, олово, серебро и цинк до сотых долей (серебро достигает 0,07% только в одном косаре в виде особого исключения), никель, кобальт и мышьяк — до десятых долей, часто отмечается марганец, прочие примеси не зафиксированы. Подробные сведения можно получить из аналитических таблиц и частотных гистограмм (рис. 48).
…Вопрос об искусственном или естественном происхождении примеси железа в меди клада является одним из основных. Железо, увеличивая твердость сплава, вместе с тем повышает и точку плавления его. Правда, повышение точки плавления при настоящих концентрациях не столь велико, что-бы остановить древнего металлурга, достигавшего и более высоких температур. Существенным возражением против определения железа в качестве искусственного компонента будет то, что легирование меди металлическим железом тогда практически было невозможно. Температура плавления чистого железа (1535°) слишком высока, чтобы оно могло расплавиться в жидкой медной ванне. Для того, чтобы железо попало в медь в значительных количествах, необходимо было совместное восстановление медной и железной руд. Таким, например, был процесс, протекавший при выплавке меди из медно-колчеданных руд, где происходил сложный металлургический передел халькопирита (медного колчедана) и часто связанного с ним минералогически пирита (железного колчедана). Железо в таких случаях большей частью ошлаковывалось. Однако значительная доля его попадала в медь.
Переход к выплавке меди из колчеданных руд являлся одним из важнейших революционных скачков в металлургии эпохи меди. Он вплотную приблизил древних к познанию процессов восстановления железа. Этот скачок происходил во многих районах не раньше самого конца бронзового этапа. По-видимому, клад из Сосновой Мазы свидетельствует о начавшемся тогда в Поволжье использовании металла, выплавленного из медно-колчеданных руд, и, соответственно, об освоении в Восточной Европе или Западной Азии сложного металлургического процесса. Не исключено, что рудная база меди клада находится в пределах зоны медно-колчеданных месторождений Южного Урала, хотя и удовлетворительного материала для такого утверждения мы еще не имеем. Не исключено также, что использованием этого столь редко разрабатывавшегося тогда типа руд и объясняется изолированность металла Сосновой Мазы с точки зрения его химизма. Интересно, что косарь Алексеевки изготовлен в противоположность другим изделиям с этого поселения также из высокожелезистой меди, хотя и с другим набором примесей. Из аналогичной меди сделан и другой косарь сосновомазинского типа, случайно найденный, по-видимому, в Сибири (Хранится в музее кафедры археологии МГУ, № 100/5).
Итак, есть все основания полагать, что изделия исследуемого здесь клада изготовлены из меди без каких-либо искусственных примесей. Мастеру, изготовившему орудия клада, пришлось удовлетвориться той прочностью сплава, которую придало ему железо, перешедшее в металл из руд. Естественный характер сосновомазинских высокожелезистых сплавов объясняется, конечно, не незнанием таковых вообще, а отсутствием у древних мастеров этого района необходимой лигатуры.
…Подведем основные итоги исследованию. Изученный металл Сосновой Мазы представляет собой медь, искусственно не легированную ни одним металлом. Основной причиной этого было, конечно, отсутствие у древнего литейщика необходимой лигатуры: Железо, достигающее в соснозомазинской меди концентраций 5%, является, по всей вероятности, здесь естественной примесью в результате ее выплавки из медно-колчеданных руд. В металле Сосновой Мазы мы впервые видим реальные доказательства освоения этого технически нового металлургического процесса в Восточной Европе. Для отливки большей части изделий клада (55) были использованы, по-видимому, два массивных слитка весом 8—9 кг каждый. Семь косарей были отлиты из случайных обломков. При отливке 20 изделий в их медь было добавлено некоторое количество лома оловянистой бронзы. Один косарь по химизму своего металла и внешним признакам чужд всем прочим. Набор примесей меди клада не отождествляется ни с одной из групп металла, бытующих на территории Восточной Европы, Западной Азии и Кавказа. Это, а также значительная типологическая обособленность изделий клада делает его одним из наиболее интересных памятников финальных стадий бронзовой эпохи в Восточной Европе.
Е.Н. Черных. О химическом составе металла клада из Сосновой Мазы. c. 123-131. КСИА, вып. 108, 1966
https://old.archaeolog.ru/index.php?id=274

...Четвертый бронзовый кельт (рис. 2, 4), найденный около с. Сосновая Маза, находится в Саратовском музее краеведения. Он такого же типа, что и происходящие из клада: одна сторона плоская, другая — трехгранная, причем грани сходятся к уголкам лезвия. Сбоку и на лобной стороне имеет по ушку. Плоская сторона орудия орнаментирована короткими спускающимися вниз от ободка рельефными линиями с шариком на конце.
Е.К. Максимов. Материалы из Хвалынского музея. СА, 1962(3)
https://vk.com/doc-23433303_125497705
...Химические группы: CM — сосново-мазинская группа с неопределенным источником (Возможно, месторождения Джангана в Мугоджарах или Сугурское); 67 предметов.
Типологическая обособленность основных форм изделий из известного сосновомазинского клада, в весьма сильной степени подчеркиваемая резким своеобразием химического состава его меди заставляет нас рассматривать металл этого клада отдельно от срубной культуры, с которой он традиционно связывается. Основной причиной для отнесения клада к культуре служит найденная на позднесрубном поселении Грачевый Сад (р. Самарка) литейная форма для от ливки косаря сосновомазинского типа. Эта находка, на которую ссылаются В.В. Гольмстен (1939) и О.А. Кривцова-Гракова (1948), к сожалению, нигде не издана, и поэтому чрезвычайно трудно судить о правомочности подобного заявления. Остается полагаться лишь на то, что место находки клада и его приблизительная дата не оставляют других альтернатив культурной привязки, кроме уже предполагавшейся.
Нами исследована, по-видимому, полная коллекция клада, сохранившаяся до наших дней (табл. II). Она составляет 63 предмета. Эти данные основаны на наших подсчетах (Е.Н. Черных, 1966б, стр. 124) с учетом части коллекции, хранящейся в Саратовском музее, и несколько расходятся с подсчетами А.А. Спицына (1909).
...По своему химическому составу медь из Сосновой Мазы чрезвычайно специфична. Спектральный анализ обнаружил, что она не содержит тех примесей, которые мы привыкли видеть обычно в меди этого времени в качестве легирующих. Нет в ней высоких концентраций олова, свинца, мышьяка, вовсе не обнаружена сурьма. Единственной примесью, которая может претендовать на роль искусственной, является железо, засвидетельствованное в меди от десятых долей процента до приблизительно 5%. Из других примесей отмечены до сотых долей процента — свинец, олово, серебро и цинк (серебро наблюдается в концентрации 0,07% только в одном случае — ан. 1694 — в виде исключения); до десятых долей — никель, кобальт и мышьяк; встречается иногда и марганец. Других примесей не встречено.
...Изделия из сосново-мазинского клада отлиты из металлургически чистой меди, лишенной каких-либо искусственных примесей. Мастеру, работавшему над этими орудиями, пришлось удовлетвориться прочностью, которая была придана сплаву естественной примесью железа. Нет сомнения в том, что древний мастер в то время знал и умел приготовлять искусственные сплавы, и только нехватка или же скорее отсутствие легирующего сырья сделало невозможным их изготовление.
...Итак, не исключено, что состав сосновомазинского металла указывает нам на начало освоения нового, в известной степени революционного процесса — выплавки меди из колчеданных руд. Этот процесс мог явиться последней ступенью перед открытием металлургии железа и стал возможным лишь на самой последней, заключительной стадии эпохи раннего металла (с.15-20)
Черных Е.Н. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья. М.: Наука, 1970. 180 с.
https://vk.com/doc262414889_522238604
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535022821

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3330
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:04.02.20 08:11.Заголовок:О векторе распростра..


О векторе распространения «колесничных» культур эпохи бронзы
ЖелЪзва Оце нашех
яко коло а комонiа
еста сыла нашiа
Железо Отцов наших, как и колесо и кони, есть сила наша
Влескнига. Исходные тексты
https://vk.com/doc399489626_484508072
Выявление в последние два десятилетия значительной серии захоронений воинов-колесничих конца средней - начала поздней бронзы с богатым разнообразным инвентарем, включая псалии, дало возможности для новой разработки вопросов периодизации, синхронизации и сопоставления археологических памятников и культур обширного региона степной и лесостепной зон Евразии.
Основой такой работы являются хорошо стратифицированные памятники. К настоящему времени наибольшее число стратифицированных курганов с захоронениями воинов-колесничих выявлено в лесостепном Подонье, в то время как в Волжско-Уральском районе такие захоронения в лучшем случае единичны.
Наиболее ранним комплексом, содержащим свидетельства колесничной упряжи (шип от псалия) является погр. 2 Введенского кургана на территории Липецкой области. Его стратиграфическая позиция определяется "снизу" погр. 6 с достаточно архаичной абашевской, даже "протоабашевской" керамикой и столь же архаичным наконечником стрелы.
...Синхронизация указанных комплексов лесостепного Подонья и Волго-Уралья позволяет констатировать факт независимого развития в абашевском мире двух традиции изготовления псалиев: орнаментированных со вставными шипами староюрьевского типа (лесостепное Подонье и Правобережье Волги) и неорнаментированных, чаще с монолитными шипами (восточные территории).
…В Волго-Уральском регионе в отличие от Подонья не выявлены абашевские комплексы, предшествующие пласту захоронений воинов-колесничих. Приведенные данные свидетельствуют о невозможности распространения носителей абашевскнх и, тем более, "покровских" традиций с востока на запад.
Ю.П. Матвеев, А.Д. Пряхин. Погребения воинов-колесничих на территории лесостепного Подонья и периодизация памятников эпохи бронзы доноволжско-уральской лесостепи. - Конвергенция и дивергенция в развитии культур эпохи энеолита – бронзы средней Восточной Европы. Археологические изыскания. СПб., 1995. Вып. 25. с.76–78
http://www.archeo.ru/izdaniya-1/vagnejshije-izdanija/pdf/1995ConvDiver1.pdf

Рис. 1. Карта распространения дисковидных (щитковых) псалиев с шипами на территории Восточной Европы: а - находки псалиев, б - находки шипов. 1 - Тавлыкаево IV; 2 - Веселый; 3 - Баланбаш; 4 - Сурушское; 5 - Потаповский: 6 - Красноселка; 7- Утевский IV; 8-10 - Бородаевка II, Старицкое, Березовка: 11-12 - Золотая гора (Большая Дмитриевка), Сторожевка; 13 - Староюрьево; 14 - Филатовский; 15 - Введенка; 16 - Селезни; 17 - Пичаево; 18 - Власовский; 19 - Отрожка; 20 - Софьино: 21 - Кондрашкинский; 22- Богоявленский; 23 - Кондрашевка; 24 - Краснополье: 25 - Баранниково; 26 - Ильичевское; 27 - Богуслав; 28 - Трахтемиров; 29 - Каменка
На момент подготовки настоящей статьи мы располагали сведениями о более чем 60 находках дисковидных псалиев с шипами, их деталей или фрагментов из 29 памятников с территории Восточной Европы (рис. 1). Подавляющее их большинство расположено в Доно-Волжской лесостепи и в прилегающих районах Заволжья, причем подобная концентрация не является отражением степени археологической изученности различных регионов. Напротив, наибольшее число находок получено из относительно слабо исследованных районов северной Доно-Волжской лесостепи.
А.Д. Пряхин, В.И. Беседин. Конская узда периода средней бронзы в восточноевропейской лесостепи и степи. РА. 1998(3), с.22-35
https://www.archaeolog.ru/media/books_sov_archaeology/1998_book03.pdf
…Колесницы впервые были зафиксированы по отпечаткам колес в захоронениях Синташтинского могильника. Они и объявляются своего рода архетипом, а все остальные - производными. Но это утверждение, лежащее в основе гипотезы о распространении колесничной традиции из Зауралья, не подкрепляется ни сопоставлением с памятниками других территорий, ни анализом стратиграфии, сопровождающего инвентаря, и проч.

Рис. 1. Карта расположения абашевских колесничных и воинских захоронений в могильниках и отдельных курганах Доно-Волжского междуречья. 1 - Первомайский: 2 - Староюрьевский; 3 – Селезневский 1; 4 – Селезневский 2; 5 - Филатовский курган; 6 - Б. Плавица; 7 - Тюнинский; 8 - Введенский курган; 9 - Б. Трещевка; 10 - Кондрашовский; 11 - Богоявленский; 12 - Северный Бор; 13 - Новоусманскнй; 14 - Орлиное Болото; 15 - Софьинский; 16 – Усманский курган; 17 - Подклетненский; 18 - Кондашкинский курган; 19 - Красный Лог; 20 - Плясоватский; 21 - Пичаевский; 22 - Графский; 23 – Власовский 1; 24 - Максимовский; 25 - Золотая Гора; 26 - Б. Ясырки; 27 – Чуриловский 1; 28- Чуриловский-2: 29 – Левобережный Березовский; 30 - Шишовскяй; 31 – Красное 1; 32 - Ильменский; 33 - Баранинковский-1; 34 - Линевскнй; 35 - Петровский; 36 – Павловский 2; 37 – Подгоренский 1; 38 - Пиряевский; 39 - Радченский; 40 - Спашевский; 41 - Сидоры; а - курганы и могильники с колесничными захоронениями; б - курганы и могильники с воинскими захоронениями
…Для прояснения ситуации следует прежде всего определиться в вопросе количественного соотношения колесничных захоронений лесостепного Подонья и Зауралья (рис. 1).
Сейчас в Подонье известно более 20 захоронений с псалиями или их деталями, символизирующими колесницу (см. таблицу). Почти все они ограблены еще в древности.

Погребения колесничих с территории Доно-Волжской лесостепи
…Констатируя практически полное совпадение некерамического инвентаря колесничных захоронений Подонья и Синташты, нельзя не остановиться и на различиях. В Синташте представлены практически все предметы, присутствующие в волго-донском абашеве, но не наоборот.
…Особое место при сопоставлении рассматриваемых культурных явлений занимают костяные псалии. При выяснении хронологических приоритетов и, следовательно, направления вектора распространения инновационных процессов, большая технологическая и декоративная простота синташтинских псалиев является для ряда исследователей фактически основным аргументом в пользу востока. Но по меньшей мере синхронность псалиев староюрьевского и синташтинского типа со всей очевидностью фиксируется их неоднократной взаимовстречаемостью в одних и тех же комплексах в Поволжье (Пряхин, Беседин, 1997). Более того, псалии с монолитными шипами были хорошо известны и в Подонье, о чем свидетельствуют находки из Отрожки и Софьино. Причем софьинский комплекс отнюдь не "покровский", а типичный доно-волжский, как и кондрашовский, где псалий имеет и монолитные, и вставные шипы (Пряхин, Матвеев, 1988. Рис. 52, 5, 6: Усачук. Пустовойт, 2004. c.57,58).

Рис. 2. Материалы колесничных захоронении лесостепного Подонья. 1 - Большая Плавица. 1/2; 2.12,15 - Селезни-2, 1/3; 3.6 - Кондашкинский курган. 1/1; 4-Нечаевка (?). разр. кург.; 5.13,17 - Новая Усмань, 1/4; 7-8 - Красный-1. 1/2; 9,16 - Власовка. 16/4; 10 - Л. Березовский. 10/1; 11 - Пичаево. 1/1; 14 - Селезни-2. 3/4,18.19 - Чурилово-2, 1/6.
...Абашевское население, освоившее лесостепные и частично степные пространства Доно-Волжского междуречья, представляет все свидетельства социальных и технических инноваций, собственных, унаследованных у предшествующего населения, или воспринятых у соседних культурных образований. Представления о том, что они могли подвергнуться цивилизаторскому воздействию полудиких, по сравнению с ними, племен Зауралья, которых к тому же сами до этого цивилизовали, никак не соответствуют ни историческим реалиям эпохи, ни конкретным археологическим фактам. Более того, возможно, что военные экспедиции абашевцев имели не только восточное, но и западное направление. Располагая уникальным для того времени боевым средством - колесницей, оружием ближнего (топоры), среднего (копья) и дальнего боя (лук), они являлись самой грозной военной силой на данной территории. Можно согласиться с тем, что "синташтинско-абашевский пласт не обрывается на Дону…проявляясь также в синхронных памятниках…Карпатского бассейна и Балканского полуострова" (Отрощенко, 1998. с.56), при одной очевидной оговорке: не в Синташте его начало.
Ю.П. Матвеев. О векторе распространения «колесничных» культур эпохи бронзы. РА. 2005(3), с.5-15
https://www.archaeolog.ru/media/books_sov_archaeology/2005_book03.pdf
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535150015

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3331
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:05.02.20 09:51.Заголовок:Острореберные абащев..


Острореберные абашевские сосуды ДоноВолжского региона
В литературе, посвященной проблемам эпохи бронзы евразийской степи и лесостепи активно дискутируется вопрос о роли различных культурно-исторических образований в сложении культур и общностей поздней бронзы. Если во второй половине 70-х и 80-х гг. большинство исследователей обращалось прежде всего к абашевским древностям, то в последнее время, с открытием и научение на Урале памятников типа Синташты и Аркаима, а в Поволжье - памятников типа Потаповки, все более отчетливо звучит мысль о ведущей роли уральского очага культурогенеза, сопровождающаяся сужением понятия “абашевская культурноисторическая общность’' с параллельным рождением все новых “культур” и “типов памятников”. Развернутая аргументация выдвигаемых положений, как правило, не приводится, а материалы одних и тех же памятников трактуются разными исследователями с противоположных позиций. Причину следует искать прежде всего в отсутствии серьезных проработок вещевого комплекса, в акцентировании внимания на погребальном обряде ярких, но немногочисленных захоронений, которые подчас отрываются от основного массива рядовых памятников. Такой подход не может не вызвать возражений. Необходим углубленный анализ культурных компонентов с опорой на выраженные индикаторы. Одним из таких индикаторов в культурах абашевского круга доно-волжско-уральского региона являются миниатюрные острореберные сосуды. Их своеобразие выражено настолько ярко, что появление подобной керамики в комплексах сигнализирует об абашевской принадлежности комплексов или же о присутствии абашевского компонента в них. При этом острореберные сосуды, найдены почти исключительно в погребальных и культовых памятниках, а на поселениях они единичны.
В настоящее время известно свыше ста абашевских острореберных сосудов. Их распространение полностью совпадает с очерченной нами территорией абашевской общности (Пряхин 1976/1977). Более того, подобные сосудики встречаются и там, где абашевские памятники как массовое явление не отмечены.
Изучение морфологических особенностей острореберных сосудиков показало наличие среди них, как общеабашевских разновидностей, так и форм, характерных для определенных регионов, причем в наиболее “чистом” виде представлены сосуды доно-волжской абашевской культуры, где практически не выражены ни уральские, ни средневолжские воздействия (Беседин 1993).
Сегодняшний уровень периодизации средневолжской и уральской абашевских культур не позволяет аргументированно выделить в них наиболее ранние разновидности. Тем не менее отметим, что именно на сосудах общеабашевских разновидностей уральской абашевской культуры в наименьшей степени представлены местные орнаментальные композиции. Показательно, что и острореберные сосудики из Синташты не имеют характерных уральских особенностей. В то же время, сосудики с уральскими чертами представлены в Заволжье, в памятниках потаповского типа. Но в синхронных памятниках доно-волжского междуречья, в том числе и тех, где отмечены другие уральские керамические
традиции (Власовка, Филатовка), острореберные сосуды имеют отчетливо выраженный местный характер. Не случайно именно доно-волжские традиции получают развитие в более поздних памятниках Покровского типа, и не только в лесостепном Подонье, но и в степном Заволжье.
Для финала абашевских древностей, а как реминисценция - и в срубных памятниках, фиксируется сохранение идеи установки в могилы миниатюрных сосудов в паре с более крупными, хотя “классическую” острореберность они уже утратили.
Подчеркнем особые ритуальные функции рассматриваемой категории керамики, что исключает ее появление в “неабашевских” комплексах как проявление случайности. Видимо, включение острореберного сосуда в состав погребального инвентаря должно было подчеркивать этнокультурную принадлежность (или этнокультурную ориентацию) погребенного. Наличие этих сосудов в социально-значимых погребениях эпохи средней бронзы доно-волжскоуральского региона дает основание утверждать, что наметившаяся тенденция к сужению содержания понятия “абашевская культурно-историческая общность”, к преуменьшению абашевского воздействия на культурогенетические процессы в этом регионе, как минимум, не вполне корректна.
В.И. Беседин, А.Д. Пряхин. Миниатюрные острореберные сосуды в системе оценки абашевских древностей. - Конвергенция и дивергенция в развитии культур эпохи энеолита – бронзы средней Восточной Европы. Археологические изыскания. СПб., 1995. Вып. 25. с.78–80
http://www.archeo.ru/izdaniya-1/vagnejshije-izdanija/pdf/1995ConvDiver1.pdf
…анализируется серия острореберных сосудиков, происходящих с лесостепных памятников доно-волжской абашевской культуры (более 50 сосудиков) и примыкающей к ней территории, занятой памятниками средневолжской абашевской культуры (более 40 сосудиков). Учтены также и единичные находки из степных районов Подонья и Поволжья.

Рис. 25. Карта распространения острореберных сосудиков в доно-волжском регионе: а - находки сосудов в погребениях; б — находки сосудов на поселениях: 1 - Латная, 2 – Кондрашевка, 3 - Подклетное, 4 - Частые курганы, 5 - Шиловское, 6 - Шиловское-2, 7 - Сады, 8 - Орлиное Болото, 9 - Софьино, 10 - Рогачевка, 11 - Михайловский, 12 - Новый Кумак, 13 - Старая Тойда, 14 - Липецк, 15 - Филэтовка, 16 - Графская, 17 – Пичаево, 18 - Селезни-2, 19 - Власовка, 20 - Алмазово. 21 – Павловск, 22 – Петропавловка, 23 - Баранниково, 24 - Матчерка, 25 - Барковское, 26 – Русская Бектяшка, 27 – Карамыш, 28 – Покровск, 29 – Скатовка, 30 - Марки, 31 - Больше-Попово, 32 – Замарайка, 33 – Реутец, 34 - Решное, 35 – Старое Ардатово, 36 – Пепкино, 37 - Виловатово II, 38 - Абашево, 39 - Алгаши, 40 - Пикшик, 41 - Янгильдино, 42 – Катергино, 43 - Тюрлема, 44 - Туруново, 45 - Мари-Кугунур, 46 – Сретенка, 47 - Тапшер, 48 - Троицкий, 49 - Нартасы, 50 - Вильял
Картографирование абашевских острореберных сосудиков (рис. 25) показывает корректность такого подхода поскольку фактически анализируется единый ареaл. Имеющиеся лакуны на территории современных Пензенской и Ульяновской областей вызваны, надо полагать, слабой изученностью, особенно погребальных памятников. В некоторой степени это компенсируется случаями находок такого рода сосудиков на поселениях.
Фиксируемая картина контрастирует с почти полным отсутствием находок острореберных сосудиков в лесостепном Заволжье на территории современной Самарской области, кстати сказать, достаточно хорошо изученной в археологическом отношении. Здесь нам известны только две находки острореберных сосудиков (поселение Точка и Потаповский могильник).
Сразу же подчеркнем, что миниатюрные острореберные сосудики встречаются, как правило, в погребениях
Это справедливо не только для средневолжской абашевской культуры, где поселения практически отсутствуют, но и для доно-волжской абашевской культуры, где поселения не только известны в массовом количестве, но и хорошо изучены. Для примера сошлемся на данные по Шиловскому поселению. Здесь на 1346 сосудов приходится только четыре острореберных (0,3%). И это притом, что в расположенном поблизости Подклетненском могильнике каждый десятый сосуд - острореберный. Очевидно, что подобные сосудики имели в абашевском обществе какое-то особое ритуальное назначение. С этой функцией связано наличие на шейке отверстий для подвешивания. Иногда такие сосуды сопровождаются керамическими крышками.
Вместе с тем на содержащих более раннюю керамику поселениях Шиловское-2, Матчерка, Липецк (рис. 26, 1,2,3,5) острореберные сосудики встречаются чаще. Возможно, закрепление за ними особых функций произошло не сразу. Но, скорее всего, именно ритуальный характер миниатюрных сосудиков обеспечил устойчивость традиции их изготовления, мало подверженной хронологическим изменениям, а в археологическом плане сделал их важным культурным индикатором.
В основу анализа рассматриваемой категории керамики положено изучение особенностей формы, как наиболее устойчивого признака сосудов. При этом мы опираемся на исследования А.А. Бобринского, который на основании этнографических и археологических данных показал, что навыки по изготовлению начина, полого тела и формообразованию (субстратные) очень устойчивы во времени и изменяются крайне медленно. Более динамично, буквально в рамках жизни одного поколения гончаров, могут меняться приспособительные навыки (отбор сырья, составление формовочных масс, техника и приемы орнаментации и т.д.). Тем самым субстратные признаки являются показателем единства культурных традиций, в то время как приспособительные лучше реагируют на изменения культурного окружения, контактов и т.п.
Предварительная классификация форм абашевских острореберных сосудиков уже приводилась ранее. После статистической обработки с применением метода размытой (fuzzy) классификации в эту схему были внесены небольшие коррективы. В результате массив острореберных сосудиков может быть разделен на пять вариантов, которые группируются в три основные разновидности.






…В исследованиях по абашевской проблематике достаточно традиционной является точка зрения о генетической связи культур шнуровой керамики (более конкретно - фатьяновской и балановской) и абашевских древностей). Очевидно, что при такой постановке вопроса в шнуровых культурах должны обнаруживаться и истоки традиций изготовления миниатюрных острореберных сосудиков. Однако самая массовая и распространенная повсеместно их разновидность никаких соответствий в фатьяновско-балановской среде не находит.
...На отдельных острореберных сосудиках фиксируется наличие знаков, о чем речь будет идти в седьмой главе книги.
Существенно различается композиционное построение декора. На острореберных сосудиках доно-волжской абашевской культуры орнаментальный пояс состоит из одинаковых элементов, а в средневолжской нередко ритмично
чередуются различные элементы. На эту особенность средневолжской абашевской керамики, так же как и на отмеченные выше специфические элементы орнамента, исследователи обратили внимание уже давно, справедливо
связав ее появление с фатьяновско-балановскими традициями. Налицо и ее четкая географическая локализация в районе распространения средневолжской абашевской культуры.
Таким образом, морфологические и технологические особенности острореберных сосудиков в рассматриваемом регионе обладают высокой степенью единства. Фатьяновско-балановское влияния на острореберных сосудиках проявляются только на уровне приспособительных навыков, затрагивая основ абашевских керамических традиций. Это, на наш взгляд, свидетельствует скорее о контактах с синхронными культурами, чем об их генетической связи.
Узкая географическая локализация подобных свидетельств делает маловероятным предположение о возможности продвижения носителей средневолжской абашевской культуры в южном и юго-западном направлении на территорию лесостепного доно-волжского междуречья, поскольку каких-либо характерных ее проявлений здесь не отмечено.
...Изложенное дает основания для заключения о доно-волжской абашевской принадлежности памятников с миниатюрными острореберными сосудиками степных районов волго-донского междуречья и Заволжья. Их распространение в степи надежно маркирует направление продвижения носителей этой культуры из лесостепного Подонья к югу и юго-востоку.
На этом фоне средневолжская абашевская культура выглядит куда менее динамичной...
А.Д. Пряхин, В.И. Беседин. Острореберные абашевские сосудики ДоноВолжского региона. - Сборник: Доно-волжская абашевская культура. Воронеж: ВГУ, 2001. Глава V. с.101-119 (ранее: Доно-Донецкий регион в эпоху средней и поздней бронзы. АВЛ. Воронеж; Изд-во ВГУ, 1998. Вып. 11. с.60-71). В этом же сборнике статьи: А.Д. Пряхина и И.Е. Сафонова «Орнаментация керамики доно-волжской абашевской культуры (по материалам погребальных памятников)» (глава VI); А.Д. Пряхина, Е.Ю. Захаровой «Сосуды со знаками доно-волжской абашевcкой культуры» (глава VII). Авторы аргументируют подход, согласно которому доно-волжская абашевская культура на рассматриваемой территории постепенно трансформируется в донскую лесостепную срубную культуру.
https://vk.com/doc7852148_405982319
см. также:
В.И. Беседин, И.Е. Сафонов. Числа в орнаментации керамики срубной культуры. - РА. 1996(2); они же. Сосуды с календарной символикой из могильника поздняковской культуры Лебяжий Бор. - Археологические памятники Среднего Поочья. Рязань, 1996. Вып.6
https://www.archaeolog.ru/media/books_sov_archaeology/1996_book02.pdf
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535284113

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3332
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:06.02.20 13:48.Заголовок:К вопросу о памятник..


К вопросу о памятниках заключительного этапа эпохи бронзы в лесостепном Подонье

Владимир Иванович Беседин родился в Воронеже в 1954г., здесь же закончил среднюю школу и после окончания поступил на радиотехнический факультет Воронежского политехнического института. Проучившись год, он ушел по собственному желанию, но полученные им математические и технические знания оказали в дальнейшем существенное влияние на формирование его научных интересов. Затем последовала работа электрослесарем на заводе и служба в армии, а в 1975 г. он поступил на исторический факультет ВГУ. Все последующие годы были тесно связаны с кафедрой археологии. Он активно участвовал в работе археологической экспедиции Воронежского университета. По проблематике эпохи бронзы В.И. Беседин неоднократно выступал на научно-студенческих конференциях, а оценке заключительного этапа эпохи бронзы в лесостепном Подонье была посвящена его первая, совместная с Ю.Г. Екимовым, статья 1. В этой работе впервые были обобщены источники относящиеся к периоду финальной бронзы, определены хронологические позиции ряда поселений, в том числе и Шиловского поселка бондарихинской культуры. Анализируя данные с этого поселения, с учетом сведений по другим бытовым памятникам территории лесостепного Подонья, был сделан весьма существенный вывод об отсутствии генетической преемственности между материалами позднесрубного облика и материалами финальной бронзы...
А.Д. Пряхин, И.Е. Сафонов (Воронежский университет). Слово об ученом-археологе. Исторические записки. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2001. Вып. 7. с.269-277
http://www.hist.vsu.ru/cdh/Articles/03-02.htm

Период заключительного этапа эпохи бронзы для территории лесостепного Подонья является наименее исследованным по сравнению с другими периодами бронзового века.
До настоящего времени существует точка зрения одного из ведущих исследователей древностей эпохи бронзы и раннего железного века лесостепного Подонья П.Д. Либерова (1), которая основана на том, что все основные культуры бронзового века (катакомбная, абашевская, срубная) продолжают существовать на этой территории и на заключительном этапе эпохи бронзы. Но доживание на этой территории катакомбных племен до конца эпохи бронзы ныне находится в противоречии с целой суммой данных, свидетельствующих о наличии за пластом древностей среднедонской катакомбной культуры последовательно сменяющих друг друга двух пластов памятников, оставленных мощными культурно-историческими образованиями — абашевской и следующей за ней срубной культурно-исторической общностями (2). Как это становится все более очевидным, до раннего железного века здесь едва ли возможно доводить даже существование значительного массива населения срубной культурно-исторической общности. Получает распространение точка зрения, согласно которой к началу I тыс. до н.э. основная масса срубного населения покидает лесостепные территории Поволжья и Подонья (3). В свете сказанного встает вопрос о том, какое же население являлось основным на территории лесостепного Подонья на заключительном этапе эпохи бронзы? Для ответа на него следует рассмотреть материалы целой серии хронологически относящихся к этому времени бытовых памятников. Нам удалось выделить 22 поселения этого периода (рис. 1).

Рис.1 Карта бытовых памятников заключительного этапа эпохи в лесостепном Подонье: 1 – Писаревское-2; 2 – Сасовка IIж 3 - Копанище-2; 4 – Тавровсхое; 5 - Шиловское; 6 – Рыкань-2; 7 - Подгорное-1; 8 – Кушелевское-1; 9 – Кушелевское-2; 10 – Старая Чигла; 11 – Сухое Веретье; 12 – Левашовка; 13 – Воргольское; 14 – Нижние Казацкое; 15 – Ярауковская протока; 16 – урочище Малый Брод; 17 – Сокольское; 18 – урочище Бор; 19 – у озера Богородицкое; 20 – Гудовское; 21 – Кругляковское; 22 – Ярское-1
Лит-ра:
1. Либеров П.Д. Племена Среднего Дона в эпоху бронзы. М., 1964, с.155—157; Он же. Древняя история населения Подонья. Авто-реф. докт. дис. М., 1971, с.18,21.
2. А.Д. Пряхин. Масловское поселение эпохи бронзы в черте Bopoнежа. - КСИА. 1967. 112. С.56; Он же. Древнее население Песчанки. Воронеж. 1973. с.14.58. Oн же. Погребальные абашевские памятники. Воронеж. 1976 с.19,20,133.
3. А.Х. Xаликов. Древняя история Среднего Поволжья.М., 1969, с.236-237; А.И. Тереножкин. Киммерийцы Киев. 1976. с.18,190; И.Я. Мерперт, А.Д, Пряхин. Срубная культурно-историческая общность эпохи бронзы Восточной Европы и лесостепь. — В кн.: Археология Восточноевропейской лесостепи. Воронеж. 1979. с.21
Ю.Г. Екимов, В.И. Беседин. К вопросу о памятниках заключительного этапа эпохи бронзы в лесостепном Подонье. - Археология восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1980, с.79-102
https://ru.b-ok2.org/book/3295877/2c83c7
В сабатиновское время значительно обогащается состав вооружения. Из бронзы стали изготавливаться не только ножи и наконечники копии разных типов, но также разнородные кинжалы и короткие мечи. В большом количестве встречаются кельты и серпы. На западе эта ступень ярче всего представлена Красномаяцким кладом литейных форм, а на востоке — столь же известным Сосновомазинским кладом бронзовых орудий. Несмотря на весьма большой приток бронзовых орудий с запада, из Карпато-Дунайского бассейна, срубная культура продолжает особое, самостоятельное развитие.
…Наша мысль, что сабатиновская ступень могла продолжаться в XII в. до н.э., но не позже, подтверждается результатами углубленного изучения В.А. Дергачевым Лозовского клада в Молдавии, содержащего типичные для Сабатиновки и культуры Ноа вещи.
...В дальнейшем продолжалось переселение (по-видимому, постепенное) срубных племен на запад. По данным Н.Н. Чередниченко, к началу белозерской ступени их территория на востоке сильно сократилась, запустело правобережье Волги, а также почти все Подонье и область бассейна Северского Донца...
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. с.189-190
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535436628

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3333
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:07.02.20 11:55.Заголовок:Шиловское поселение (Воронеж) от неолита до поздней бронзы


Шиловское поселение (Воронеж) от неолита до поздней бронзы

Для осмысления проблематики эпохи бронзы чуть ли не наибольший интерес представляет многослойное Шиловское поселение. Поселение занимало значительную часть удлиненного мыса надпойменной террасы левого берега р. Воронеж (рис. 26). Культурный слой вне котлованов полуземляночных построек достигает 120 см. Ближе к склонам и оконечности мыса он значительно меньше (рис. 27). По заключению Б.П. Ахтырцева, слой формировался под луговой степной растительностью по черноземному типу.
С площади поселения происходят свидетельства от неолитической эпохи до раннего средневековья включительно.
Стратиграфические и планиграфические наблюдения позволили наметить последовательность смены некогда существовавших на этой площади поселков эпохи бронзы, оставленных носителями фактически всех выделенных на данной территории археологических культур энеолита-бронзы: свидетельства энеолитичного среднестоговского облика, репинского и ямно-репинского типов, среднедонской катакомбной, воронежской, абашевской, срубной и бондарихинской культур эпохи бронзы.
Небольшая серия керамики среднестоговской культуры образует одно скопление, размещавшееся в юго-западной части раскопанной площади Более многочисленны серии свидетельств репинского и ямно-репинского типов, скопления которых тяготеют к северному и южному склонам мыса.
Керамика репинского типа представлена развалами и обломками почти 40 сосудов а керамика репинско-ямного типа — развалами и обломками примерно от 36 сосудов.
Свидетельства среднедонской катакомбной культуры сосредоточены на оконечности и в центральной части территории мыса, а поселение воронежской культуры занимало всю изученную раскопом территорию. Катакомбное поселение совпало с раскопанной площадью полностью или почти полностью. Более ранняя керамическая серия среднедонской катакомбной культуры тяготеет к оконечности мыса, а многоваликовая катакомбная — к северному и южному склонам мыса (соответственно 78 и 73 сосуда).
Куда более значительна серия свидетельств поселка выделенной позже воронежской культуры средней бронзы (части от 381 сосуда, другие свидетельства). С поселком этого времени связаны остатки плохо сохранившихся
обожженных глиняных площадок (имеющие глинобитное основание наземные помещения). Поселок воронежской культуры занимал практически всю, в том числе и изучавшуюся раскопками, территорию мыса (вскрыто менее половины площади поселка). Материалы катакомбного времени и воронежской культуры стратиграфически не членятся: при рытье котлованов более поздних по времени полуземляночных построек абашевского поселка свидетельства более раннего времени оказались вывернутыми на прилегающую к котлованам поверхность. Это затрудняет соотнесение с конкретными поселениями ряда происходящих из культурного слоя типологически невыразительных каменных и костяных изделий.
Но более всего Шиловское поселение известно как поселение абащевской культуры Поскольку это единственное для всех территорий абашевского мира изученное раскопками столь значительной площадью поселение, есть смысл остановиться на результатах его изучения подробнее.

Рис. 28. Шиловский абашевский поселок (план) (см.: Пряхин А.Д., Халиков А.X. Абашевская культура. - Эпоха бронзы лесной полосы СССР. Археология СССР. М.: Наука, 1987. с.218. Рис. 59)
Размеры абашевского поселка на позднем этапе его функционирования 72x104 м. Поселение со всех сторон ограничено деревянной двухстенной конструкцией (сохранились две линии столбовых ям от нее). Перед этой конструкцией с напольной стороны и, по крайней мере частично, со стороны оконечности есть углубленный в материк в пределах 70 см ров, ширина которого 2,5— 2,8 м. Следов вала обнаружить не удалось. Да это и неудивительно, если иметь в виду, что он вполне мог быть снивелирован во время функционирования здесь поселков более позднего времени. Со стороны плато имелся въезд.
На раскопанной площади оказались котлованы восьми больших по площади и одной меньшей по размерам углубленных построек, серия наземных помещений, ямы хозяйственного назначения, отдельные из которых образовали скопления, два жертвенных места-святилища (рис. 28).
Котлованы больших построек, как правило, слабо углублены в материковое основание (до 30 см). В подавляющем большинстве это однокамерные помещения, имеющие тамбурную часть. Длина котлованов колеблется от 13,8 до 19,5 м, ширина — от 9,5 до 14 м. В основе конструкции столбы, на которые опирается двухскатная кровля. Два наиболее ранних помещения соединены проходом. На территории подавляющего большинства построек есть очаги.
Еще одна небольшая по площади постройка, размеры которой 3,5x4,2 м, находилась в центральной части площади поселения. Это не только жилое, но и производственное помещение: на ее территории кроме обычных бытовых свидетельств найдены обломки двух глиняных литейных форм, слиток металла, обломок плавильной чаши, шлаки и ошлаковки, металлический лом.

Рис. 29. Свидетельства производственной деятельности, металлические изделия с Шиловского поселения (см.: Пряхин А.Д. Археология и археологическое наследие. Воронеж, 1995. с.72. Рис. 10)
С поселком абашевского времени связываются и происходящие из культурного слоя обломки плавильных чаш, глиняных литейных форм, шлаки и ошлаковки. Есть и немногочисленные металличесике предметы (рис. 29). На то время это была наиболее значительная серия свидетельств производственной деятельности с абашевских поселений.

Рис. 30. Сосуды со знаками с Шиловского поселения (см.: Пряхин А.Д. Археология и археологическое наследие. Воронеж, 1995. с.68. Рис. 7)
...Что касается двух расположенных по центральной оси площади поселения жертвенных мест-святилищ, отмечу факт обнаружения в площади одного из них обломков баночного сосуда, на котором имелось изображение «лыжника», которое в свое время было помещено на обложку «Археологических открытий 1970 года». Кстати сказать, над этим изображением имелись выполненные путем прочерчивания знаки (рис. 30). Знаки есть и на других сосудах с поселения.

Рис. 31. Абашевская керамика с Шиловского поселения
Внушительна серия сосудов, связываемая с поселком абашевской культуры. Не считая миниатюрных сосудиков, плавильных чаш и обломков 26 крышек, это части примерно от 2450 сосудов (рис. 31). Керамическая серия Шиловского поселения легла в основу разработки типологии керамики выделенной вскоре доно-волжской абашевской культуры. Проведенный анализ керамической серии позволил сделать вывод о постепенной трансформации абашевских черт и возобладании черт, свойственных уже для срубной керамики. Сопоставительный анализ происходящих из заполнения котлованов керамических серий позволил проследить и процесс постепенного роста абашевского поселка: первоначальная численность поселка— в пределах 120— 130 человек, а на позднем этапе — в пределах 300 человек.
С Шиловского поселения есть и небольшая серия свидетельств, отнесенных Ю.Г. Екимовым и В.И. Бесединым к позднесрубному времени (обломки 70 сосудов, конек, пряслице, другие находки), и серия свидетельств, связываемых с поселком бондарихинской культуры (обломки 195 сосудов, псалий из клыка кабана, серия пряслиц, другие находки). Отмечена вероятность наличия на поселении бондарихинского времени хозяйственных ям, наземных и углубленных в слой предшествующего времени построек (для их возведения использовались и заплывшие к тому времени котлованы построек абашевского поселка). Проведенный Ю.Г. Екимовым и В.И. Бесединым анализ залегания в культурном слое позднесрубной и бондарихинской керамики позволил констатировать, что последняя находилась выше позднесрубной. Следует также отметить обнаружение на вскрытой раскопками площади серии разновременных безинвентарных захоронений, часть из которых связывается с абашевско-срубным временем. Есть и захоронение собаки.
Нетрудно заметить, что в случае с Шиловским поселением речь идет о памятнике не только со сложной, но подчас и просто нарушенной стратиграфией. Тем не менее масштабы вскрытой площади, с учетом распределения керамических серий по штыкам и с учетом планиграфических наблюдений, позволили восстановить последовательность пребывания здесь разнокультурных массивов населения эпохи бронзы (т.1 с.155-163)
А.Д. Пряхин. Доно-донецкая лесостепь в эпоху бронзы. История изучения (В двух книгах: Воронеж, 2008. 257с. и 2010. 296с.)
https://vk.com/doc536686180_527711130
https://vk.com/doc536686180_527711761

План Шиловского поселения

Рис. Керамика ямно-репинского типа
Шиловское поселение близ г. Воронежа получило известность прежде всего как яркий памятник абашевской культуры Подонья. Вместе с тем, здесь выявлены материалы и иного облика, указывающие на то, что местоположение памятника на мысе боровой террасы левого берега р. Воронеж, органически связанное с обширной поймой и плодородной низменностью лесостепного левобережья Псдонья, привлекало к себе внимание как охотников-рыболовов, так и скотоводов-земледельцев от неолитической эпохи до славянорусского времени включительно.
В задачу статьи входит рассмотрение только ранних, докатакомбных групп материалов, о которых прежде давалась лишь краткая информация...
А.Д. Пряхин, А.Т. Синюк. Новые материалы по неолиту и энеолиту Среднего Дона с Шиловского поселения. Энеолит Восточной Европы. Куйбышев: КГПИ, 1980
А.Т. Синюк. Избранные труды. с.149-170

https://vk.com/doc7852148_437426266
...Анализ керамики катакомбного времени с Шиловского поселения приводит к выводу, что на этом месте существовали, по крайней мере, два разновременных поселка. Судя по распространению керамики, ранний из них занимал оконечность и ценральную часть площадки мыса. На остальной же вскрытой раскопками площади мыса подобная керамика встречается в незначительном числе или ее вовсе нет. Отсюда правомерен вывод, что раскопками вскрыта если не вся, то почти вся площадь поселка раннекатакомбного времени. Остатков каких-либо сооружений, относящихся к этому поселку, не выявлено. В целом невелика и керамическая серия, что свидетельствует о кратковременности поселка...
А.Д. Пряхин. Поселения катакомбного времени лесостепного Подонья. Воронеж, 1982, с.34-45
https://vk.com/doc-41371964_513647594

Рис. Керамика из верхней части заполнения жертвенного места-святилища 2
Наиболее полная публикация результатов изучения Шиловского поселения приведена в книге по поселениям абашевской культурно-исторической общности. см.:
А.Д. Пряхин. Поселения абашевской общности. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1976. с.11—47
https://vk.com/doc399489626_535541774
...Среди данных с поселений, изучавшихся раскопками наиболее значительны результаты исследования Шиловского поселения в черте г. Воронежа. Оно занимало оконечность полого спускающегося в пойму мыса боровой террасы левого берега р. Воронеж. В результате работ экспедиции Воронежского университета 1967—1971гг. и 1973г. на нем вскрыто 4584 м2 площади. Культурный слой, имевший мощность до 120 см, дал свидетельства различных исторических периодов: от энеолита до раннего средневековья.
Значительную серию составляют материалы заключительного этапа эпохи бронзы, которые до сих пор предметам специального анализа не являлись.
Эти материалы относятся как к финалу эпохи бронзы, так и ко времени конца II — начала I тыс. до н.э. Это свидетельства собственно двух разных поселков. Поздний из них выделяется прежде всего значительной керамической серией. Эта керамика близка посуде бондарихинской культуры, выделенной в бассейне Северского Донца и в лесостепной полосе левобережной Украины. В дальнейшем эту керамическую серию мы именуем керамикой бондарихинского типа. Она представлена 195 сосудами, которые делятся на три группы (с.83).
...Говоря о времени существования Шиловского позднесрубного поселка и поселка финальной бронзы, нельзя не отметить, что материальная культура их обитателей столь различна, что позволяет предположить отсутствие генетической связи между ними.
В целом же рассмотренные данные с Шиловского поселения, с учетом имеющихся сведении по другим бытовым памятникам территории лесостепного Подонья, позволяют заполнить имевшийся до сих пор вакуум между временем отлива из лесостепи основного массива населения срубной культурно-исторической общности и началом эпохи раннего железа. Эти данные позволяют предполагать существование в лесостепном Подонье и в конце II — самом начале I тыс. до н.э каких-то, вероятно, небольших, групп срубников. В начале же I тыс. до н.э. на территории лесостепного Подонья отмечается распространение из районов лесостепи Украины и смежных территорий бассейна Северского Донца носителей бондарихинской культуры, которые существуют здесь до конца эпохи бронзы.
Ю.Г. Екимов, В.И. Беседин. К вопросу о памятниках заключительного этапа эпохи бронзы в лесостепном Подонье. - Археология восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1980, с.79-102
https://ru.b-ok2.org/book/3295877/2c83c7
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535561640

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3334
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:07.02.20 19:48.Заголовок:Памятники киммерийск..


Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье
В лесостепном Подонье в настоящее время достаточно четко очерчивается основной круг памятников позднейшего этапа эпохи бронзы, включая и памятники киммерийского типа. Эту группу составляют прежде всего погребения, а также материалы с некоторых поселений и случайные находки.
Погребений рассматриваемого круга нам известно десять. Два из них исследованы при раскопках курганов в могильнике Чурилово 1 в Эртильском районе Воронежской области в правобережье р. Хопра новостроечной экспедицией Воронежского университета под руководством Ю.П. Матвеева в 1984г.1 Первое из них — погребение 1 кургана 2— впущено в насыпь кургана эпохи бронзы на глубину 143 см от «О» точки. Костяк взрослого человека находился на левом боку, головой на запад (рис. 1, 1).

Рис. 1. Планы погребений киммерийского времени в лесостепном Подонье. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3 — Подклетненский могильник, курган 18, погребение 2; 4 — Старотойденская курганная группа, курган 3, погребение 6; 5 — грунтовое погребение 2 на пос. Чижовское 4
За теменной частью головы стоял горшковидный сосуд с раздутыми боками, высоким раструбовидным горлом и маленьким дном (рис. 2. 1).

Рис. 2. Находки из погребений и с поселений киммерийского времени. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2, 7 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3—4 — «Частые курганы», курган 21, погребение 1; 5 — Левашовка, курган 1, погребение 4; 6 — Под- клетненский могильник, курган 18, погребение 2; 8 — Шиловское поселение; 9 — грунтовое погребение 2 на поселении Чижовское 4
Черно-серая поверхность сосуда подлощена. По плечикам он орнаментирован горизонтальным рядом циркульных вдавлений, ниже которого идет линия нанесенных мелкозубчатым чеканом заштрихованных треугольников. У вершин треугольников и в местах соединения оснований также сделаны циркульные вдавления.
Другое погребение этого времени встречено в кургане 4 (погребение 2). Оно впущено по центру в насыпь кургана и разрушило полностью основное абашевское погребение. Костяк находился почти на уровне материка, контуры могильной ямы не фиксировались. Умерший положен на левый бок с сильным разворотом на живот (рис. 1, 2). Головой он ориентирован на запад. Левая рука слабо согнута в локте, правая отсутствует. Ноги, судя по всему, вытянуты. Умершего сопровождали части неорнаментированного горшковидного сосуда с раздутыми боками (рис. 2, 2) и бронзовый однолезвийный нож с горбатой спинкой (рис. 2, 7).
Еще одно погребение этого круга было открыто в 1976г. при исследовании экспедицией Воронежского университета под руководством А.Д. Пряхина кургана 18 Подклетненского могильника в междуречье рек Воронежа и Дона (погребение 2) 2. Оно впущено по центру насыпи и врезалось в могильную яму погребения 1, культурная принадлежность которого не установлена. Связываемая с погребением 2 могильная яма имеет трапециевидную форму, ее размеры 2,0—2,4 м X 0,97— 1,25 м, глубина от поверхности кургана, откуда фиксировалось и ее заполнение, 1,8 м (рис. 1, 3). Яма ориентирована по линии север — юг с незначительным отклонением к западу. В северной части могильной ямы находились фрагменты черепа, а рядом с ним — богато орнаментированный сосуд в форме кубка (рис. 2, 6). За исключением шейки сосуд покрыт геометрическим резным зональным орнаментом, образующим треугольники, зигзаг и шахматные композиции. Вся поверхность кубка залощена. Дно слегка вогнуто внутрь.
Работами Битюгского отряда Воронежской лесостепной скифской экспедиции под руководством Б.Г. Тихонова в 1967г. проводились исследования Старотойденской курганной группы. В кургане 3, давшем захоронения абашевской и срубной культурно-исторических общностей, встречено и впускное погребение 6.3. Оно было впущено по центру в насыпь кургана на глубину 0,8 м. Костяк ребенка лежал на правом боку, в сла- боскорченном положении, головой на запад (рис. 1, 4). Перед лицом стоял горшковидный сосуд с раструбовидным горлом. Автор раскопок отнес это погребение, вслед за К.Ф. Смирновым4, к переходному времени от эпохи бронзы к раннему железному веку.
Погребение рассматриваемого времени было открыто в могильнике «Частые курганы» (курган 21, погребение 1), исследованном Воронежской лесостепной экспедицией под руководством П.Д. Либерова5. Погребение было впускным. Могильная яма размером 2,0 м X 0,6 м и глубиной в материке 0,6 м ориентирована по линии северо-восток — юго-запад. Умерший находился в вытянутом положении, на спине, с руками вдоль туловища, головой на юго-запад. За головой стояли два сосуда: большой, узкогорлый с выпуклыми боками и красной поверхностью (рис. 2, 4) и маленький, баночный с прямыми стенками (рис. 2, 3). Оба сосуда не орнаментированы.
К числу рассматриваемых памятников следует отнести — и погребение 4 кургана 1 у с. Левашовки, исследованного в 1964г. Воронежской лесостепной скифской экспедицией под руководством П.Д. Либерова6. Захоронение совершено между двумя более ранними курганами срубной культуры. Досыпка перекрыла две более ранние насыпи. Таким образом, погребение 4 оказалось под центром общей насыпи. Могильная яма трапециевидной формы размером 2,6 мХ2,1 м, ориентирована по линии север — юг. Заполнение ямы сильно прокалено. В середине ямы находилось нетронутое пятно чернозема прямоугольной формы размером 1,25 мХ1,0 м. В южной части этой площадки находился частично сохранившийся, лежавший на левом боку головой на северо-запад костяк умершего. Кости подверглись сильному обжигу. Рядом с умершим находился вытянутый горшковидный сосуд с узким горлом и маленьким дном (рис. 2, 5).
Липецкой археологической экспедицией под руководством С. Н. Замятнина в 1929г. был раскопан курган 2 у с. Засосенка, содержавший единственное погребение. Умерший находился в вытянутом положении на спине. Сверху могильная яма перекрыта деревянным накатом, а на дне фиксировалась известняковая подстилка. Умершего сопровождали два сосуда: один из них горшковидной формы стройных пропорций, с раздутыми боками и высоким раструбовидным горлом, красного цвета. Поверхность его украшена ногтевыми и точечными вдавлениями. Два фрагмента принадлежат другому толстостенному сосуду коричневого цвета. В погребении находились также: кусок красной краски, кусок кремня и обломок медного шила. В могилу были помещены и остатки заупокойной тризны — кости лошади, коровы и овцы. А.Ф. Шоков отнес это погребение к началу I тысячелетия до н.э., но признал его раннескифским7.
В ходе работ Хоперского отряда Воронежской лесостепной экспедиции под руководством В.И. Гуляева в 1969г. у станицы Букановской в кургане 1 было исследовано впускное погребение 28. Умерший был положен вытянуто, головой на юго-запад. Рядом с погребенным находился неорнаментированный горшковидный сосуд вытянутых пропорций, с выпуклым туловом и высоким, почти раструбовидным горлом. Внешняя поверхность его залощена.
В 1960г. во время раскопок курганов у с. Мастюгино лесостепной скифской экспедицией под руководством П.Д. Либерова был исследован курган 42/25 9. Основные погребения кургана — абашевские. Впускное погребение 1 находилось на глубине 0,5 м под центром насыпи. Костяк лежал под деревянным перекрытием вытянуто, на спине с наклоном на левый бок, головой на запад. Правая рука положена на таз, левая — вытянута. Ноги слабо согнуты в коленях, ступни повернуты влево Инвентарь отсутстововал.
Кроме подкурганных захоронений к этому же времени, на наш взгляд, может быть отнесено и грунтовое погребение 2 на поселении Чижовское 4, раскопанном экспедицией Воронежского университета под руководством А.Д. Пряхина 10. Захоронение совершено на глубине 1,45 м от современной поверхности. Покойник положен на спину, с разворотом на правый бок, головой на север. Череп лежал на правой стороне (рис. 1, 5). Левая нога вытянута, правая слегка согнута. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая положена на таз с правой стороны. На левую ногу умершего был одет бронзовый браслет.
Вопрос о культурной принадлежности этих погребений должен решаться в плане сопоставления их с древностями киммерийского круга степного и лесостепного Причерноморья. На это указывает инвентарь погребений, прежде всего — керамический комплекс, представленный рядом характерных для киммерийской посуды форм: сосудами вертикальных пропорций с выпуклыми боками и высоким горлом, кубком. Среди киммерийской посуды находит себе аналогии и орнаментация керамической серии из рассмотренных погребений: геометризм узоров, зональность, отдельные элементы орнамента — часто заштрихованные треугольники, квадраты, ромбовидные фигуры, горизонтальные заштрихованные пояса, круглые циркульные вдавления. Близка и техника выполнения орнамента. То же самое можно сказать и относительно обработки поверхности сосудов лощением.
Несколько особняком от этой группы керамики стоят два сосуда из могильников «Частые курганы» и у Старой Томды, которые имеют выраженные срубные традиции: сама их форма, приземистость, толстостенность, обработка поверхности расчесами (рис. 2, 3). Причем такого рода сосуд из «Частых курганов» встречен в комплексе с сосудом первой группы.
Возможно, отмеченный факт связан с тем, что киммерийцы в процессе своего распространения в лесостепное Подопье вступали в контакт с какими-то группами позднесрубного населения.
Среди другого инвентаря из погребений территории лесостепного Подонья также характерным именно для киммерийских древностей является и бронзовый нож с горбатой спинкой (рис. 2, 7). Аналогичные ножи известны из киммерийских погребений в степной части Северного Причерноморья (гробница 5 кургана Высокая могила; погребение 1 кургана 7 у г. Днепрорудного; впускное захоронение в кургане у Камышевахи и др.) 11. Известны подобные находки и в степных районах Нижнего Поволжья (погребение 17 кургана 1 у пос. Мариновки Волгоградской области) 12.
Обычным для киммерийцев является и сам способ совершения захоронений в погребениях лесостепного Подонья: вытянуто или очень слабо-скорченно, с преимущественной западной ориентировкой, с отклонениями к северу или югу.
Отдельно следует остановиться на оценке грунтового погребения на территории поселения Чижовское 4. В пользу киммерийской его принадлежности говорит характерная поза погребенного, прежде всего положение правой руки и ног. Та же поза умерших зафиксирована в киммерийских погребениях у х. Верхнеподпольный 13, у с. Мариновки 14 и ряде других. Небезынтересно и то, что обнаруженный в погребении браслет относится к группе Лб 15. Металл этой группы преимущественно был распространен на левобережье Украины. Завадово-Лобойковский очаг, в котором изготавливались изделия из металла этой группы, перестал функционировать с появлением раннескифской культуры 16. Отсюда браслет, как, впрочем, и погребение в целом укладываются в рамки киммерийского времени.
Принципиально важной является попытка выделения бытовых памятников, связанных с этими погребениями. Материалы данного круга присутствуют на двух поселениях — Шиловском и Чижовском 4. На Шиловском поселении такого рода керамика ранее рассматривалась нами вместе с позднесрубной 17. Сейчас же, после выделения на данной территории погребений киммерийского времени, представляется возможным вычленить ее в отдельный комплекс (рис. 3).

Рис. 3. Керамика киммерийского времени с Шиловского поселения
В серии представлены близкие киммерийским формы крупных сосудов с сильно раздутым туловом и раструбовидным горлом, и небольшие кубки. Большая часть этих сосудов имеет подлощенную или тщательно заглаженную поверхность. Близость киммерийской посуде наблюдается и в орнаментации шиловской керамики: присутствует зональность и такие характерные элементы украшения, как заштрихованные пояса, циркульные вдавления, заштрихованные треугольники. Показательны и композиции орнамента: сочетание поясов и треугольников, наличие вдавлений в вершинах треугольников, сочетание горизонтальных линий и ломаных поясов и др., что вообще также характерно для сосудов, происходящих из киммерийских захоронений.
В то же время полного тождества с погребальной керамикой нет.
С рассмотренным керамическим комплексом Шиловского поселения связывается и плоский костяной псалий (см. рис. 2, 8). По своему характеру и перформации отверстий изделие может быть отнесено к V типу костяных псалиев (по классификации К.Ф. Смирнова) 18. Ближайшая аналогия ему находится в Кобанском могильнике 19. Такого рода псалии появляются на позднейшем этапе бронзового века (белозерская ступень) и существуют в раннем периоде киммерийских древностей (черногоровская ступень). Датируются они IX—VIII вв. до н.э.
Малочисленность керамических серий с Шиловского, как, впрочем, и с Чижовского поселений при большой вскрытой площади на этих памятниках (Шиловское — менее 40 сосудов с 4584 кв. м, Чижовское 4 — менее 20 сосудов с 988 кв. м) объясняется подвижным характером хозяйства киммерийского населения. Поселки этого населения, судя по всему, носили кратковременный характер.
К кругу киммерийских древностей в лесостепном Подонье относится и случайная находка обнаруженных в довоенное время у слободы Ездоцкой Коротоякского района Воронежской области бронзовых удил с двукольчатыми концами, которые имели дополнительные звенья для повода. Ко времени появления на территории лесостепного Подонья киммерийцев относится и случайно найденный вблизи Воронежа топор кобанского типа.
Изложенный материал позволяет поставить вопрос о хронологии рассмотренных памятников. Они не одновременны. Часть из них, судя по наличию ножа с горбатой спинкой и костяного псалия с одноплановыми отверстиями, относится к раннему этапу киммерийских древностей (черногоровская ступень, по А.И. Тереножкину). Вместе с тем в погребальном обряде этой группы захоронений фиксируется процесс смешения черногоровских (скорченное положение на боку) и более поздних, новочеркасских, черт (западная ориентировка). Наблюдается и сочетание новочеркасского погребального обряда (вытянутость и западная ориентировка) с вещами чёрногоровского времени (нож с горбатой спинкой). Отметим и отсутствие для территории лесостепного Подонья характерной для начала черногоровской ступени восточной ориентировки умерших. Исходя из сказанного можно предположить, что появление киммерийцев в лесостепном Подонье следует относить к середине или даже к концу черногоровской ступени, т.е. — к рубежу IX и VIII вв. — VIII в. до н.э.
Находка же на территории лесостепного Подонья бронзовых удил, существовавших уже полностью в новочеркасское время, свидетельствует о продолжавшемся проникновении киммерийцев на эту территорию и в последующее время.
Таким образом, лесостепное Подонье на финальном этапе бронзового века, т.е. в переходный период от эпохи бронзы к раннему железному веку, становится ареной проникновения сюда степного кочевнического населения — киммерийцев. Киммерийцы, а также отдельные еще оставшиеся здесь группы населения срубной культурно-исторической общности и имевшиеся в это время здесь племена бондарихинской культуры определили историю этого региона в начале I тысячелетия до н.э.
Ю.Г. Екимов. Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье. - Археологические памятники эпохи бронзы восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1986. с.124-133. см. 22 ссылки
https://vk.com/doc399489626_535542717

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3335
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:08.02.20 13:48.Заголовок:Cрубные племена и Ки..


Cрубные племена и Киммерийцы
А тому можахомсе смаяте
яко бяста Кiморiе
такожде Оце нахше
А тi то Ромы трясяi
А Грьце розметще
яко прасете устрашены
Дощ.6е И тому можем [мы] смеяться, потому как были Киморы, также Отцы наши, а они-то Ромеев трясли и Грецей разметали, как поросят напуганных.
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_498481875
...Зная киммерийцев исторических, известных по античным источникам, а также мифических киммерийцев, упоминания о которых восходят ко времени не позже начала I тысячелетия до н.э., мы пришли к выводу, что киммерийцев в целом следует отождествлять со всей срубной культурой. Мысль о принадлежности срубной культуры киммерийцам не новая. К ней так или иначе исследователи, как это отмечалось выше, склонялись часто и раньше, отождествляя киммерийцев преимущественно лишь с западной причерноморской областью срубной культуры или только с ее самыми поздними ступенями. Твердое, научно обоснованное отождествление всей срубной культуры с киммерийцами мифического и исторического периода стало возможным и убедительным лишь в наше время. Срубная культура бронзового века и начала железа, как она раскрывается перед нами в свете современных достижений археологии, вводит нас в глубочайшее прошлое истории киммерийских племен. В соответствии с этим господство киммерийцев на юге Европейской части СССР должно было продолжаться с середины II тысячелетия до VII в. до н.э., то есть в течение почти тысячелетия. Киммерийцы, подобно сменившим их в Причерноморье скифам, были иранцами по языку [1г, с. 125—126]. Таким образом, устанавливая тождество срубной культуры с киммерийцами, мы проникаем в древнейшее прошлое одного из старейших иранских народов Евразии, что представляет большой интерес не только для освещения начальных ступеней истории иранских народов, но и для разработки проблемы индоевропейцев в целом. В свете изложенного освещение киммерийской или киммерийско-срубной проблемы становится одной из ближайших и важнейших задач отечественной археологии (с.19-20).

Рис. 1. Памятники киммерийцев и находки вещей киммерийских типов на юге Европейской части СССР:
I. Степные памятники: 1 — Аккермень; 2 — Аксай; 3 — Алитуп; 4 — Балки (Высокая могила); 5 —Белгород-Днестровский; 6 — Белоградец (Болгария); 7 — Бережновка; 8 — Березки; 9 — Благодаровка; 10 — Букановская*; 11 — Васильевка; 12 — Верхнепогромное; 13 — Верхнеподпольный; 14 — Веселая Долина; 15 — Веселый; 16 — Вольногрушевское; 17 — Волошское; 18 — Воронеж; 19 — Гербино; 20 — Демкино; 21 — Днепропетровск*; 22 — Днепрорудный; 23 — Днепрострой*; 24 — Ездоцкая; 25 — Енджа (Болгария); 26 — Жирно-клеевский; 27 — Зеленый Яр; 28 — Золотая Балка; 29 — Зольное; 30 — Ивановка; 31 — Калиновка и Новая Одесса; 32 — Камбурлиевка; 33 — Каменка; 34 — Камышеваха; 35 — Керчь; 36 — Кише; 37 — Ковалевка; 38 — Колотаев *; 39 — Красноград; 40 — Крым*; 41 — Кут; 42 — Ливеицовка; 43 — Луганское; 44 — Луговое; 45 — Львово; 46 — Любимовка; 47 — Малая Цимбалка у с. Большая Белозерка; 48 — Марьино; 49 — Маяки; 50 — Мешков*; 51 — Навки; 52 — Нижнекурмоярская*; 53— Никополь; 54 — Новая Белогорка; 55 — Новочеркасск; 56 — Норка; 57 — Обрывский; 58 — Огородное; 59 — Парканы; 60 — Перещепино; 61 — Петро-Свистуново; 62 — Петровское; 63 — Пивденне; 64 — Привольное; 65 — Родионовка; 66 — Ростов-на-Дону; 67 — Саратов; 68 — Саркел; 69 — Сергеевка; 70 — Соленовская; 71 — Софиевка (близ Каховки); 72 — Ставрополь; 73 — Старая Яблонка; 74 — Степана Разина; 75 — Суворово; 76 — Суклея; 77 — Таганрог; 78 — Терновое; 79 — Тирасполь; 80 — Филипповская; 81 — Фронтовое; 82 — Чахоткин; 83 — Чеболакчия-Викторовка; 84 — Черногоровский; 85 — Шированка.
II. Лесостепные памятники Украины: 86 — Адамовка; 87 — Басовка; 88 — Вельск; 89 — Бутенки; 90 — Васищево; 91 — Головятино; 92 — Гулы; 93 — Жаботин; 94 — Залевки; 95 — Зарубинцы; 96 — Каневский уезд Киевской губернии*; 97 — Киев; 98 — Киевский уезд*; 99 — Киевская и Полтавская губернии*; 100 — Кнышевка; 101 — Колонтаево; 102 — Константинова; 103 — Лихачевка; 104 — Лубенцы; 105 — Лубны; 106 — Люботин; 107 — Московское городище; 108 — Мошны; 109 — Носачево; 110 — Оситняжка; 111 — Пастерское; 112 — Пищальники *; 113 — Подгорцы; 114 — Рыжановка; 115 — Софиевка (Черкасская область); 116— Среднее Приднепровье*; 117 — Степанцы; 118 — Субботово; 119 — Субботово-Чмыревка; 120 — Таганча; 121 — Троянов; 122 — Тясминка; 123 — Харьков; 124 — Хмельна; 125 — Черкасский уезд Киевской губернии*.
III. Памятники лесостепной Молдавии: 126 — Алчедар; 127 — Матеуцы; 128 — Сахарна; 129—Царевка; 130 — Цахнауцы; 131 — Шолданешты.
IV. Памятники Горного Крыма; 132 — Инкерман, урочище Уч-Баш.
* Звездочками помечены памятники, не локализованные на карте (с.15).
...Первое открытие принадлежит Д.Я. Телегину, которому в результате раскопок Ушкольского поселения на нижнем Днепре с двумя культурными слоями, разделенными толстым стерильным пластом глиняного наноса, удалось установить новую, правильную относительную хронологию позднесрубной культуры в Северном Причерноморье и безукоризненно доказать, что не сабатиновская ступень сменяет белозерскую, как это было принято считать раньше, а наоборот, что сабатиновская является старшей, а белозерская ступень младшей [144, с. 3 и сл.].
В соответствии с этими выводами мы в 1965г. осуществили свой опыт определения абсолютного возраста культур и памятников позднего бронзового и начала железного веков на юге Европейской части СССР. Такую хронологию мы обосновали преимущественно руководящими предметами западноевропейского импорта, которые хотя и изредка, но встречаются на востоке. Особая ценность таких находок заключается в том, что они позволяют более или менее прочно поставить в один хронологический ряд культуры востока и запада, периодизация которых в соответствии с системой П. Рейнеке заново разработана Г. Мюллер-Карпе, а абсолютный возраст ступеней позднего бронзового и гальштатского периодов Центральной Европы установлен им на основании связей с памятниками Италии и Восточного Средиземноморья, где они, в свою очередь, датированы по данным исторически известной хронологии Египта, Крита, Микен и субмикенского периода в Греции. В ходе изучения вопроса выяснилась необходимость решительного удревнения возраста культур эпохи поздней бронзы и начала железа на нашей территории, которые были необоснованно омоложены в нашей археологии теми исследователями, которые проявили неумеренное стремление вывести скифскую культуру развитого железного века непосредственно из срубной культуры эпохи бронзы без какого-либо учета переходного периода от бронзового к железному веку. В результате исследования проблемы нами была предложена следующая датировка позднего бронзового и начала железного века на юге Европейской части СССР: для первой, покровской ступени срубной культуры —XVI—XIV вв., для сабатиновской ступени — XIV—XII вв., для белозерской — XII—IX вв. и для позднейшей предскифской ступени — VIII—VII вв. до н. э. [153, с. 76 и сл.; 156, с. 202—207]. Такие даты позволили поставить в правильное хронологическое соотношение культуры поздней бронзы Восточной Европы со среднеевропейскими, с культурой Ноа и фракийским гальштатом.
Вопросы абсолютной хронологии позднего бронзового века привлекли внимание и других исследователей, стремящихся, как правило, доказать, что я в своей периодизации удревнил датировки. Так, В.С. Бочкарев отнес Бессарабский клад, имеющий опорное значение для определения возраста первой ступени срубной культуры и памятников сейминскотурбинского типа, к XV— XIV вв., а В.А. Сафронов — даже к позднему XIII в. до н.э. [133, с. 19].
В изучении срубной культуры наметились некоторые новые направления. Так, В.Д. Рыбалова и И.Н. Шарафутдинова высказали предположение о существовании особой сабатиновской культуры, в которую они выделили памятники позднего бронзового века к западу от Днепра, считая, что они принципиально отличаются от срубной культуры восточной части юга Европейской части СССР [180].
Н.Н. Чередниченко, опираясь на нашу уточненную хронологию позднего бронзового века, углубил разработку вопросов миграции срубных племен из Заволжья на запад, поставленных О.А. КривцовойГраковой. Он устанавливает, что срубная культура никогда одновременно не занимала того обширнейшего пространства, на котором между реками Уралом и Днестром встречаются ее памятники. Выясняется, что ранние памятники срубной культуры сосредоточены преимущественно на востоке, тогда как поздние—на западе. Тем самым подтверждается обоснованность гипотезы о миграции срубных племен из Заволжья в Северное Причерноморье. Н.Н. Чередниченко прослеживает такие этапы этой миграции: свою заволжскую прародину, как считает он, срубные племена покидают не позже конца ранней покровской ступени; в течение сабатиновского времени происходит запустение территории правобережья Волги и почти всего бассейна Дона; в белозерское время срубные племена, сосредоточившись в Причерноморье и на нижнем Дону (памятники кобяковского типа), остаются в указанных географических пределах почти вплоть до момента скифского вторжения [171, с. 36] (с.16-18).
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Таким образом, лесостепное Подонье на финальном этапе бронзового века, т.е. в переходный период от эпохи бронзы к раннему железному веку, становится ареной проникновения сюда степного кочевнического населения — киммерийцев. Киммерийцы, а также отдельные еще оставшиеся здесь группы населения срубной культурно-исторической общности и имевшиеся в это время здесь племена бондарихинской культуры определили историю этого региона в начале I тысячелетия до н.э.
Ю.Г. Екимов. Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье. - Археологические памятники эпохи бронзы восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1986. с.124-133. см. 22 ссылки
https://vk.com/doc399489626_535542717

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3336
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:08.02.20 21:55.Заголовок:Несостоятельность ги..


Несостоятельность гипотезы автохтонного причерноморского происхождения скифов
...В настоящее время, как никогда ранее, отчетливо определились состав и главные особенности последней предскифской ступени срубной культуры, представленной типологически ярко выраженными вещественными остатками новочеркасской группы. Они слагаются не из гадательно набранных бронзовые орудий и предметов вооружения позднего бронзового века, какими только и пользовались сторонники гипотезы автохтонного происхождения скифов и их культуры в Северном Причерноморье, а из вещей раннего железного века, образующих подлинный комплекс, стоящий, как это устанавливается с возможной ныне точностью, на рубеже от доскифского к скифскому периоду, который в свете письменных и археологических данных относится к первой половине VII в. до н.э.
Ставшее в настоящее время возможным и легко проверяемое в своей подлинности сопоставление предскифских новочеркасских памятников со старейшими из известных памятниками скифской культуры убеждает нас в правильности давно уже высказанного многими учеными взгляда, что скифская культура привнесена извне в вполне сложившемся виде и как бы механически сменяет старую местную культуру на юге Европейской части СССР. Так было в пределах Степи. Незыблемо такой вывод подтверждается и археологией Лесостепи. Отсутствие каких-либо признаков существования преемственности между предскифской культурой новочеркасского типа и скифской поистине удивительно: предскифским мечам с грибовидными и валиковыми навершиями и перекрестиями из спаренных острых треугольников, колчанным наборам бронзовые наконечников стрел с тонкими длинными втулками и малыми ромбическими головками, уздечкам с двукольчатыми концами и псалиями с тремя петлями и концом в виде изогнутой лопасти, геометрическому стилю в прикладном искусстве противостоят в скифской культуре мечи с брусковидными навершиями и бабочковидными перекрестиями, жаботинские наконечники стрел с короткими втулками и длинными ромбическими головками, наборы келермесских наконечников стрел, удила со стремечковидными концами и трехдырчатыми псалиями разных типов (жаботинского со стержневидным изогнутым концом, с зооморфными головками и конским копытом на концах и др.), звериный стиль в искусстве. Основные элементы скифской культуры не имеют генетических истоков в материальной культуре новочеркасской ступени. Однако нельзя сказать, что от предшествующего времени скифы не получили никакого наследства. Наличие такого наследства мы отчасти уловили в типах некоторых бронзовые бляшек от уздечных наборов, происходящих из захоронений ранней скифской поры. Может быть, при более углубленном изучении памятников скифской архаики удастся расширить состав такого наследства, например в керамике, в каких-то особенностях погребального обряда и пр. Однако заимствования подобного рода не имеют сколько-нибудь определяющего значения для характеристики скифской культуры.
Априорные высказывания о том, что основные элементы скифской культуры сложились у скифов во время их передиеазиатских походов, могут удовлетворять лишь самих сторонников автохтонной гипотезы. Неоднократно выступая против нее, мы писали, что скифы во время своих походов через Кавказ в страны Востока являлись уже носителями всего того, что было свойственным их культуре. Прямое подтверждение такому заключению мы видели в том, что у скифов, как это засвидетельствовано их памятниками на юге Европейской части СССР и на Кавказе, существовала в законченных формах собственно скифская культура, представленная, помимо всего прочего, и типичными акинаками, и развитым скифским звериным стилем практически с первого появления скифов на восточноевропейской арене, т. е. со времени не позже первой половины VII в. до н. э., с эпохи великих походов скифов в Переднюю Азию. Кроме того, в том же VII и раннем VI в. до н. э. -на безграничных пространствах Азиатского материка уже существовали различные скифо-сибирские культуры и их варианты, такие, как майэмирская на Алтае [45], тасмолинская в Центральном Казахстане [71], памирская, тагискено-уйгаракская в Южном Приаралье [30, с. 38; 155а; 158]. Несостоятельность гипотезы автохтонного причерноморского происхождения скифов стала особенно очевидной в результате раскопок ставшего знаменитым царского кургана Аржан в Туве, осуществленных М.П. Грязновым и М.X. Маннайоол в 1971 —1974 гг. Материалы из этого кургана оказались важными как для разработки вопросов происхождения скифо-сибирских культур Азии, так и для освещения киммерийской проблемы. Помимо многих других вещей, в нем найдены предметы, имеющие аналогии в памятниках черногоровской ступени, из числа которых назовем здесь бронзовые и костяные трехдырчатые псалии с отверстиями в середине и по концам стержня, костяные пуговицевидные овальные бляшки, каменные трехжелобчатые застежки, бронзовые втульчатые наконечники стрел с плоской ромбической головкой, сходные с наконечниками из курганов Малая Цимбалка и Высокая могила.
Первоначально курган Аржан был датирован исследователями на основании найденных в нем вещей, выполненных в скифо-сибирском зверином стиле, VII'—VI вв. до н.
э. Однако позднее, перечислив названные выше предметы, аналогии которым имеются в предскифских древностях Восточной Европы, они удревнили курган Аржан. В итоге в настоящее время М.П. Грязнов и М.X. Маннайоол относят этот памятник к VIII—VII вв. до н.э. По имеющимся пока еще предварительным публикациям мы уже знаем о происходящих из Аржана изделиях, выполненных в скифосибирском зверином стиле, среди которых самыми значительными являются бронзовый диск 25 см в диаметре с изображением свернувшегося в кольцо барса, бронзовые навершия с фигурами баранов, бронзовый кинжал с навершием в виде кабана с опущенными вниз ногами [45а—45в].
Очевидно, М.П. Грязнов и М.X. Маннай-оол правы в своем подходе к определению возраста Аржана. Не приходится, например, сомневаться в том, что курган этот значительно старше Чиликтинского кургана в Восточном Казахстане, раскопанного С.С. Черниковым, хотя этот курган, судя по происходящим из него бронзовым наконечникам стрел жаботинского типа, не может быть датирован временем позже второй половины VII в. до н. э. [63; 172а]. Легко заметить, что курган Аржан по ряду вещей на западе хронологически определеннее всего связан с памятниками черногоровской, а не новочеркасской ступени, что дает больше оснований для датировки Аржана приблизительно второй половиной IX — первой половиной VIII в., а не VIII—VII вв. до н.э.
Однако уточнение возраста Аржана для нас в настоящее время не имеет особого значения. Важнее то, что он древнее времени скифских походов в Переднюю Азию, что он вообще существенно старше памятников скифской культуры на юге Восточной Европы. Следовательно, вместе с открытием Аржана окончательно выяснилось, что гипотеза автохтонного причерноморского происхождения скифов и их культуры находится в прямом противоречии с данными археологии. Отныне стало очевидным, что эта гипотеза утратила для нас прямой научный интерес и для нее остается место лишь в историографии.
Д.Н. Эдинг, изучая деревянные скульптурные изделия бронзового века Урала, неизменно обращался к проблемам происхождения скифо-сибирского звериного стиля. В связи с этим он писал: «Тропы, которыми этот стиль вышел из лесов и долин своей родины, заросли и забыты; следы его пути отмечены на неизмеримых пространствах Евразии» [191а, с. 98]. Приводя это глубокое по своему значению высказывание Д.Н. Эдинга, С.С. Черников писал несколько лет тому назад: «Одним словом, местные корни скифо-сибирского звериного стиля чувствуются на большой территории в разных культурах, но с должной убедительностью не могут быть сейчас доказаны. Вместе с тем факты свидетельствуют о том, что основные образы и стилистические приемы искусства ранних кочевников выросли на местной почве...» [172а, с. 133]. Созвучные с этим высказывания находим у С. В. Киселева, который считал, что в Минусинской котловине «сложился тот своеобразный южносибирский бронзовый век, который своими достижениями может спорить с высоким развитием эпохи бронзы Причерноморья, а в одном отношении даже превосходит ее. Разумею здесь замечательную карасукскую скульптуру, ставшую. основой для развития творчества скифотагарского времени. Уже эта одна возможность проследить на местном материале зарождение и развитие „скифских" форм звериного стиля оправдывает то внимание, какое можно сосредоточить на карасукской эпохе» [73а, с. 236].
Раскопки кургана Аржан еще раз подтвердили приведенное выше заключение С.В. Киселева и открыли при этом новую перспективу интересующей нас проблемы. В насыпи кургана найден в качестве строительного материала фрагментированный оленный камень, на котором при поясе изображены горит с луком, кинжал и оселок, а ниже — фигуры оленей и кабанов. «Камень по аналогии с монгольскими оленными камнями,— пишут об этой ценной находке М.П. Грязнов и М.X. Маннайоол,— следует датировать временем поздней бронзы, а изображения на нем, как и на других подобных камнях, близки по стилю к раннескифским изображениям Саяно- Алтая... Датировка Аржана VIII—-VII вв. до н.э., к чему склоняются сейчас некоторые исследователи, в том числе и авторы, смущает других наличием в кургане произведений искусства, выполненных в сложившемся уже скифо-сибирском зверином стиле. Но оленные камни, особенно найденный нами, показывают, что многие существенные черты саяно-алтайского варианта этого стиля создавались в Монголии и Саяно-Алтае еще в доскифское время, в XII— вв. до н. э.» [45в, с. 195].
В итоге изложенного можно сказать, что археологические исследования, производившиеся в Казахстане, в Южной Сибири и Центральной Азии, в которых одним из важнейших звеньев явились раскопки кургана Аржана, ныне расчистили одну из тех заросших троп, по которой скифо-сибирская культура и звериный стиль некогда вышли на просторы Евразии и, достигнув в VII в. до н. э. в конечном итоге Северного Причерноморья, послужили основой крайней западной ветви этой культуры.
Таким образом устанавливается, что в археологии доскифского времени на юге Европейской части СССР в настоящее время уже не существует двух проблем — скифской и киммерийской, а есть лишь одна, киммерийская проблема. Никаких скифов на этой территории до VII в. до н. э. не было. Так подтверждаются слова исторического предания, о котором нам сообщает Геродот, что страна, которую в его время занимали скифы, раньше принадлежала киммерийцам (Геродот, IV, 11, 22).
В результате изучения вопроса мы приходим к выводу о том, что заключения, сделанные нами в статьях и докладах, упомянутых в первой главе этой книги, об этническом составе населения в степях Европейской части СССР в предскифское время являются в своей основе правильными. Подтвердилась историческая закономерность" отождествления' киммериицев Геродота “Страбона и гомеровского эпоса с племенами срубной культуры, что необычайно расширяет наши знания о древнейшей и древней истории киммерийцев. Вехи истории срубных племен воссоздают историю киммерийцев — одного из древнейших известных по своему имени иранских народов Евразии. Памятники полтавкинской ступени освещают процесс формирования в эпоху средней бронзы в степях Нижнего Поволжья киммерийской этнокультурной общности. В середине II тысячелетия до н. э. срубникикиммерийцы расселяются по всему Нижнему Поволжью, которое можно рассматривать как их прародину, с территории которой они начинают расселяться, двигаясь основной своей массой на запад, в степи Причерноморья.
Археологически довольно отчетливо выявились этапы этой миграции, расширения и сужения земель, которые занимали в разное время киммерийцы как в бронзовом, так и в раннем железном веке, точнее, в самом его начале. Хорошо прослеживается эволюция материальной культуры от ее исходных форм до позднейшей предскифской, когда киммерийцы достигли в ее развитии такого высокого уровня, который позволил им, вооруженным отличным стальным и железным оружием, на отлично снаряженных конях, выйти на арену мировой истории и меряться силами с такими могущественными в военном отношении народами древнего мира, какими были ассирийцы, урартийцы, лидийцы и др., и хоть временно, но установить свое господство в Малой Азии [51а, с. 228 и сл.].
Так, благодаря успехам советской археологии впервые открывается история киммерийцев на юге Европейской части СССР, остававшихся до самых недавних лет одним из наиболее загадочных народов, населявших в древности нашу страну (с.209-212).
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
М.П. Грязнов. Аржан. Царский курган раннескифского времени. Л.: 1980. 64с. + 2 вкладки.
https://vk.com/doc49772349_437484633
...При определении возраста Аржана следует ориентироваться преимущественно на памятники черногоровской ступени, относящейся к более раннему времени, чем памятники новочеркасской группы: если последние датируются в основном VIII в., то аржанскую ступень следует относить приблизительно к IX в. до н.э. Дальнейшие поиски, способствующие уточнению возраста Аржана, следует считать актуальнейшей задачей.
Главная ценность нового труда М.П. Грязнова в том, что он безукоризненно доказал более раннюю дату Аржана по отношению к другим памятникам и провинциям культур скпфо-сибирского типа и вместе с тем выявил, что истоки этих культур лежат на востоке, а не на западе — не в Передней Азии и не в Причерноморье, как в течение последних десятилетий утверждают многие исследователи (с. 58, 59). Хронологическое соотношение аржанской ступени и древнейших скифских памятников в Причерноморье определяется следующим образом: первая минимум на 150 лет старше вторых.
А.И. Тереножкин. Резенция на книгу: М.П. Грязнов. Аржан — царский курган раннескифского времени. Л., 1980. - СА 1982(3), с.267-270
https://vk.com/doc-23433303_125474523
...Таким образом, экспедицией ИА РАН исследуется комплекс, близкий Аржану 1, расположенный в 2,5 км от него, последовательно сооруженный носителями той же археологической культуры. Радиоуглеродный анализ проб дерева из остатков деревянных конструкций кургана Аржан 5, проведенный в лаборатории ИИМК в 2014г., показал даты IX-VIII вв. до н.э.
Исследование кургана Аржаан 5 экспедицией ИА РАН
https://old.archaeolog.ru/index.php?id=2&id_nws=317&zid=9

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3338
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:09.02.20 12:31.Заголовок:Основы хронологии пр..


Основы хронологии предскифского периода

Таблица культур бронзового и начала железного века на юге Восточной Европы
...В своем исследовавии вопросов хронологии памятников позднего бронзового и начала железного века на юге Восточной Европы я следовал аналогиям и их связям с культурами Центральной Европы, особенно Подунавья, для которых разработана наиболее обоснованная на сегодня система археологической периодизации и абсолютной хронологии интересующего нас периода, опирающаяся на уточненную хронологию культур Восточного Средиземноморья. Недостатки ее известны, их не скрывают и западные исследователи: Все же она является лучшей, а вместе с тем и более доступной по имеющимся в нашем распоряжении источникам. Особый аспект должна в дальнейшем составить разработка вопросов хронологии культур юга Восточной Европы в свете их контактов с миром древнего Востока через посредство Кавказа.
Главный недостаток принятой у нас ранее хронологии предскифского периода заключался в том, что между ним и культурами Западной Европы существовали большие расхождения в датировках. Памятники нашего юга чаще всего относились к такому позднему времени по сравнению с западными, что между ними нельзя было производить почти никаких сопоставлений, а это отрицательно сказывалось на развитии археологических знаний как у нас, так и за рубежом.
Некоторым итогом произведенного исследования может служить хронологическая таблица культур позднего бронзового и начала железного века на юге нашей страны. Из нее видно, несмотря на всю условность такого рода схем, как могут согласовываться во времени основные культуры юга Восточной Европы с культурами Дунайского бассейна, а отчасти и Средиземноморья.
А.И. Тереножкин. Основы хронологии предскифского периода. СА. 1965(1), с.63-85
https://vk.com/doc-23433303_125495655
Глава 9. Вопросы хронологии, этнической принадлежности и социальной организации
Изучение памятников позднейшего предскифского периода на юге Европейской части СССР привело нас к выводу, что он делится на две ступени: старшую — черногоровскую и младшую — новочеркасскую,— являющиеся в историко-культурном, археологическом отношении прямым продолжением, а вместе с тем и завершением развития срубной культуры. Таким образом выяснилось, что срубная культура охватывает не только поздний бронзовый век, в границах которого было принято рассматривать ее раньше, но и переходное время от бронзы к железу и начало собственно железного века. Заключение это имеет первостепенное научное значение. Отождествляя срубную культуру в таком ее восполненном, расширенном виде с киммерийцами, в пользу чего некоторые дополнительные данные приводятся нами ниже, мы устанавливаем, что история киммерийцев может быть прослежена в настоящее время на протяжении целого тысячелетия — от эпохи средней бронзы до начала скифского периода.
Для освещения хронологии и других общих вопросов позднего бронзового и начала железного века в степной полосе Восточной Европы рассмотрим срубную культуру по основным ступеням ее периодизации. В своих исследованиях вопросов абсолютной хронологии всего предскифского периода (поздний бронзовый и начало железного века) на юге Европейской части СССР, опубликованных в 1964—1965 гг. [153 и 156], мы руководствовались главным образом данными о связях культур Восточной Европы и их ступеней с культурами Средней Европы, а вместе с тем с той археологической и хронологической периодизацией, которая была разработана к началу 60-х годов для Италии и Приальпийской территории Г. Мюллер-Карпе и пользуется большим авторитетом среди преобладающей части исследователей Центральной Европы [199]. Тогда нами была предложена такая датировка предскифского периода: раннесрубная культура — XVI—XIV вв., сабатиновская ступень — XIV—XII вв., белозерская ступень — XII—IX вв. и позднейший предскифский период (не разделенный еще на черногоровскую и новочеркасскую ступени)—VIII — первая половина VII в. до н.э. (с.186-187)
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Бя нароуд родiщеск Iльмерстii
а сто корежене о дво ста
Народо наш
яко прiде поздЪ до Русе земЪ
а селiщеся среде Iльмерштi
Тii бо суте брачке наше
а намо...подобi соуте
Аще колiво роужнЪтi
бо нас хранiша од злы
ВЪща iмяiаще
сото рЪещено...о ВещЪ
тако iессте
Аще сого не рЪшена
не есте бы
...iзбiраща кънязi
од полудiа до полюдiа
а тако жiвяi
Мы же сьмы
iмо помоще даяхом
А тако бяхом
...зеле бо знаiа
i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх
а соуте бЪ гонцарi доблi
земе ратi
а скотiя водящетi
бъ розоумЪяi
Тако i Отце наше соуте
А прiде род зол на не
а налезЪ
А тому бяхом понузенi
оскощiтi до лясii
А тамо жiвемо ловце а рiбанi
абыхому мoглicя
oд cтpaci yклoнщecя
Тaкo бяxoм eдiнy тeмy
a пoщaшxoм градiе ставiтi
огнiца повсуде роскладаятi
По друзе теме
бя хлуд велiк
а потягшеся есьме
до полудене
Тамо бо суте
мяста злащна
А тамо то Iронеiстi
скотi наша ящi
десецiноу о то
се оугодiхом
Ащi бытi
камо словесы держетi
А потягохомсе семы
до полуднена...зеленотрвiе
а iмхомо скотi мнозi
Дощ.2 Был народ родственный (родiщеск) Ильмерский. И сто корней из двухста. Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю и селился среди Ильмерцев. Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны. А когда была война ведь нас хранили от злых. Вече имели, что речено...на Вече, так и было. А что не речено - не есть было...Избирали (они) князей от полюдья к полюдью, и так жили. Мы же им помощь даем. И так мы были...травы (они) знали, и (как) творить сосуды печенные (обожженные) во огнищах, и (по) сути (они) были гончарами умелыми (доблестными, хорошими), и (как) землю раять (пахать, облагораживать) и скот водить - были разумны. Таковы и Отцы наши (по) суте.
И пришел род злой на нас, и напал (А прiде род зол на не а налезЪ), и потому пришлось нам отойти (а тому бяхом понузенi оскощiтi) в леса (до лясii) и там жить охотниками и рыбаками (а тамо жiвемо ловце а рiбанi), чтобы смогли мы бедствий избежать (абыхому мoглicя oд cтpaci yклoнщecя). Так мы жили одну тьму (Тaкo бяxoм eдiнy тeмy), и стали ставить города, огнища повсюду раскладывать (a пoщaшxoм градiе ставiтi огнiца повсуде роскладаятi). После другой тьмы (по друзе теме) был холод великий (бя хлуд велiк), и потянулись мы на полдень (а потягшеся есьме до полудене). Там ведь места злачные (Тамо бо суте мяста злащна)...И там то Ироны (А тамо то Iронеiстi - до сих пор Иронцами называют одно из племен осетин (древних аланов)) скот наш забирали (ящi) десятиною (скотi наша ящi десецiноу), о которой мы уговорились (о то се оугодiхом), и словом своим закрепили (?) (Ащi бытi камо словесы держетi). И потянулись мы к полуденному (потягохомсе семы до полуднена)...зеленотравью (зеленотрвiе), и было множество скота у нас (а iмхомо скотi мнозi).
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_494084371

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3339
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:10.02.20 10:11.Заголовок:Памятники киммерийск..


Памятники киммерийского времени
9 февраля 2020, 7 часов 33 минуты - Полнолуние.

РигВеда X, 15. К умершим предкам

Автор, по анукрамани, Шанкха, потомок Ямы (Cankha Yamayana). Тема - умершие предки (отцы - pitarah). Размер - триштух, стих 11 - джагати. Стихи этого гимна исполнялись в различных похоронных ритуалах и входят в основном в Книгу мертвых (XXIII) АВ (в иной последовательности). Возможно, как считает Ольденберг, гимн связан с похоронными обрядами риши Васиштхов (см. стих 8), которым принадлежит мандала VII
1a-b…ближние…дальние…средние - аvare…parasah…madhyamah - Эти эпитеты истолковываются неоднозначно. Скорее всего, имеется в виду время их смерти, хотя не исключено, что также их локальная характеристика: расположились ли они на земле, на высшем небе или в воздушном пространстве, - в РВ эти границы выражены неотчетливо
1c Кто…ушел в жизнь духов - asum ye iyur avrkah - Понятие asu в РВ означает, как показал Б. Шлерат - жизнь, существование, индивидуальное существование (после смерти)
3b Потомка - napatam. - Денотат неясен. Одно из предположенией Ольденберга, что это Агни (обычный его эпитет urjo napat - потомок силы
4d…счастье и благо без повреждения - cam yor arapah. - Отношение к отцам было двойственным. Их приглашали на поминальные жертвы, просили о помощи (прежде всего о мужском потомстве), но также их боялись и уговаривали не причинять вреда
6d…подогнув колено - Ритуалом предписывалось подогнуть левое колено
9b...чьи восхваления выразились в песнях stomatastaso arkaih
9d…сидящими вокруг горячего молока - gharmasadbhih - Отцов потчевали в поминальном обряде горячим молоком и Сомой
11a…пришедшиеся Агни по вкусу - agnisvattah - Тело умершего рассматривается как жертва, которую вкушает Агни, кремационный костер
11b…о вы, кого правильно ведут supranitayah. Отцы - пассивные персонажы: их находят (ср. их эпитет suvidatra - легко находимый в стихе 9), правильно ведут, т.е. приводят на место поминального обряда, а затем отсылают обратно. Ср. АВ XVIII,4,63
14c-d…отправляйся…Создай - Обращение к недавно умершему человеку - так понимает Гельднер. Рену, однако, вслед за Ольденбергом считает, что Агни должен принять ту форму тела, с помощью которой он поведет дух умершего на небо

1 Пусть поднимутся ближние, под(нимутся) дальние,
Под(нимутся) средние отцы, достойные Сомы!
Кто, зная закон, ушел беспрепятственно ушел в жизнь духов,
Да помогут нам эти отцы в призывах!

2 Пусть будет сегодня это поклонение отцам,
Которые раньше, которые позже отправились,
Которые осели в земном пространстве
Или которые теперь среди племен с прекрасными жертвенными общинами.

3 Я нашел легконаходимых отцов,
Потомка и (высший) шаг Вишну.
(Те) сидящие на жертвенной соломе, что по своему желанию вкушают
Выжатый напиток, они сюда приходят охотнее всех.

4 О отцы, сидящие на жертвенной соломе, с помощью (придите) к нам!
Эти жертвенные напитки приготовила для вас - наслаждайтесь!
Придите сюда с самой благотворной поддержкой,
А также дайте нам счастье и благо без повреждения!

5 Призваны отцы, достойные Сомы,
Для приятных угощений на жертвенной соломе.
Пусть придут они, пусть послушают здесь!
Пусть заступятся они и поддержат нас!

6 Сев справа, подогнув колено,
Воспойте все эту жертву!
Не навредите нам, о отцы, чем-нибудь,
Если по природе человеческой мы совершили грех!

7 Сидя в лоне красноватых (языков пламени),
Дайте богатство почитающему (вас) смертному!
Сыновьям, о отцы, подарите из этого
Добра! Наделите здесь силой!

8 (Те) наши прежние отцы, достойные сомы,
Васиштхи, что проследовали на питье сомы,
Пусть Яма с ними, радуясь, жаждущий с жаждущими,
Вкушает (наши) жертвенные возлияния, сколько захочет!

9 Кто мучился жаждой среди богов, изнывая,
Знатоки жертвы, чьи восхваления выразились в песнях, -
О Агни, приди с легконаходимыми отцами в наши края,
С истинными кавья, сидящими вокруг горячего молока!

10 (Те) истинные, что едят и пьют жертвенные возлияния,
(Те, что) взяты Индрой (и) богами на одну колесницу (с собой), -
О Агни, приди с тысячей (этих) хвалителей богов,
С дальними прежними отцами, сидящими вокруг горячего молока!

11 О отцы, пришедшиеся Агни по вкусу, идите сюда,
Сядьте каждый на свое место, о вы, кого правильно ведут!
Ешьте жертвенные возлияния, поданные на жертвенной соломе,
А также дайте богатство из здоровых мужей!

12 О Агни-Джатаведас, когда тебя призвали,
Ты увез жертвы, сделав (их) душистыми.
Ты предал (их) отцам. Они вкусили (их) по своему обычаю.
Ешь (и) ты, о бог, предложенные жертвенные возлияния!

13 Какие отцы здесь, и какие не здесь,
Каких мы знаем и каких не узнаем, -
Ты знаешь, сколько их, о Джатаведас.
Наслаждайся по своему обычаю хорошо подготовленной жертвой!

14 Кто, сожженный Агни, кто несожженный Агни,
Посреди неба радуется поминальной жертве, -
С ними (отправляйся) как самовластный повелитель в этот путь уводящий от жизни!
Создай (новое) тело по желанию!

РигВеда. Мандалы V-VIII. перевод Т.Я. Елизаренковой. 1999
https://vk.com/doc168873095_471701930
В лесостепном Подонье в настоящее время достаточно четко очерчивается основной круг памятников позднейшего этапа эпохи бронзы, включая и памятники киммерийского типа. Эту группу составляют прежде всего погребения, а также материалы с некоторых поселений и случайные находки.
Погребений рассматриваемого круга нам известно десять...

Рис. 1. Планы погребений киммерийского времени в лесостепном Подонье. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3 — Подклетненский могильник, курган 18, погребение 2; 4 — Старотойденская курганная группа, курган 3, погребение 6; 5 — грунтовое погребение 2 на пос. Чижовское 4

Рис. 2. Находки из погребений и с поселений киммерийского времени. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2, 7 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3—4 — «Частые курганы», курган 21, погребение 1; 5 — Левашовка, курган 1, погребение 4; 6 — Подклетненский могильник, курган 18, погребение 2; 8 — Шиловское поселение; 9 — грунтовое погребение 2 на поселении Чижовское 4
...Среди другого инвентаря из погребений территории лесостепного Подонья также характерным именно для киммерийских древностей является и бронзовый нож с горбатой спинкой (рис. 2, 7). Аналогичные ножи известны из киммерийских погребений в степной части Северного Причерноморья (гробница 5 кургана Высокая могила; погребение 1 кургана 7 у г. Днепрорудного; впускное захоронение в кургане у Камышевахи и др.) 11. Известны подобные находки и в степных районах Нижнего Поволжья (погребение 17 кургана 1 у пос. Мариновки Волгоградской области) 12.
Отдельно следует остановиться на оценке грунтового погребения на территории поселения Чижовское 4. В пользу киммерийской его принадлежности говорит характерная поза погребенного, прежде всего положение правой руки и ног. Та же поза умерших зафиксирована в киммерийских погребениях у х. Верхнеподпольный 13, у с. Мариновки 14 и ряде других. Небезынтересно и то, что обнаруженный в погребении браслет относится к группе Лб 15. Металл этой группы преимущественно был распространен на левобережье Украины. Завадово-Лобойковский очаг, в котором изготавливались изделия из металла этой группы, перестал функционировать с появлением раннескифской культуры 16. Отсюда браслет, как, впрочем, и погребение в целом укладываются в рамки киммерийского времени...
10 См. А.Д. Пряхин. Отчет археологической экспедиции ВГУ и Университеского отряда Воронежской лесостепной экспедиции о работах за 1969г. по обследованию памятников поздней бронзы. — Архив ИА АН СССР, с.97, рис. 98; 107,а
11 См. А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев, 1976, с.32, рис.6, 7; с.41, рис. 14, 7; с.49, рис. 19, 1
12 См. В.И. Мамонтов. Погребения из курганов у пос. Мариновки Волгоградской области. — В кн.: Культуры бронзового века Восточной Европы. Куйбышев, 1983, с.161, рис. 5,2
13 См. А.И. Тереножкин. Киммерийцы, с.36, рис. 10, 13
14 См. В.И. Мамонтов. Погребения из курганов у пос. Мариновки Волгоградской области, с.156, рис. 1,1
15 Определение Е.Н. Черных
16 См. Е.Н. Черных. Древняя металлообработка на юго-западе СССР. М., 1976, с.195...
Ю.Г. Екимов. Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье. - Археологические памятники эпохи бронзы восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1986. с.124-133. см. 22 ссылки
https://vk.com/doc399489626_535542717

Рис. 6. Вещи из гробницы № 5 в кургане Высокая могила: 1 — кинжал; 2 —точильный брусок; 3 — височное кольцо; 4—6 — обивки от деревянного сосуда; 7—нож; 8 — удила; 9 — сосуд; 10 — фрагмент штукатурки от стен гробницы; 11 — застежка. 1, 1, 8 — бронза; 2, 2 — камень; 3—6 — золото, 9—10 — глина

Рис. 14. Комплексы из курганов на Керченском полуострове и степной полосы Восточной Европы: 1 — план захоронения; 3 — точильный брусок (погребение № 6 кургана № 4 у с. Зеленый Яр); 2 —план захоронения; 4 — боевой молоток (погребение № 1 кургана № 5 у с. Зеленый Яр); 5 — боевой молоток (курган на Днепрострое); 6 — кубок; 7 — нож; 8 — план захоронения (г. Днепрорудный); 9—13 — уздечные принадлежности (хут. Жирноклеевский). 3—5 — камень; 6 —глина; 7 — бронза; 9—13 — кость

Рис. 19. Материалы из курганов Северного Причерноморья: 1 — нож; 2—5 — псалии; 6 — фрагментированные удила; 7 — лунница (Камышеваха); 8 — точильный брусок; 9 — клевец (Камбурлиевка). 1—7 — бронза; 8, 9 — камень

Рис. 10. Комплексы из курганов Степного Подонья и Поволжья: 1 — план погребения; 2 — наконечник стрелы; 3 — застежка; 4 — предмет неопределенного назначения; 5 — обломок ножа (с. Васильевка); 6 — план погребения, 7 — сосуд (с. Бережновка); 8 — точильный брусок (Верхнепогромное); 9 — план погребения; 10 — сосуд (Веселая Долина); 11 — боевой топор; 12 — наконечник стрелы; 13 — план погребения (хут. Верхнеподпольный). 2—4 — кость; 5 — железо; 7, 10 — глина; 8, 11 — камень; 12 — бронза
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_535927477

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3342
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:11.02.20 10:45.Заголовок:Киммерийское искусст..


Киммерийское искусство. Лунницы
I тамождь се перещеть Суне з Мiесещем
о тоя земе
I неба сен перещете о кмыть
абыа земiе тая не подленгла до роуце еланьсте
а пърбыла руськоу
И там же борется Солнце с Месяцем за эту землю. И Небо борется за землю, чтобы земля эта не подлегла до рук эллинских. а оставалась русской (Влескнига. Дощ.23)

Пара золотых луновидных сережек, 9 век - Slovacke muzeum v Uherskem Hradisti, Чехия(Моравия)
О Словене, Русе и их сестре Ильмере
https://vk.com/doc399489626_526607413
...В своем рассмотрении изделий киммерийского прикладного искусства мы осуществили опыт классификации их по орнаментальным мотивам и композициям. Мы совсем не останавливались на вопросах эволюции и периодизации киммерийского искусства, подходы к которым обозначились в результате разделения позднейших предскифских памятников па черногоровскую и новочеркасскую ступени. Раньше нам казалось, что простые орнаментальные композиции этого искусства появились в результате схематизации сложных орнаментальных композиций и построений; представлялось, что более ранними могли быть богатые, декоративно насыщенные бляхи, подобные происходящим из Зольного или Носачевского курганов, тогда как более поздними казались небольшие лунницы с тремя или пятью гладкими щитками, а иногда с признаками как бы вырождающегося спирального орнамента. В действительности же наблюдается иное соотношение между ранним и поздним оформлением блях. В проверяемых случаях устанавливается, что для памятников черногоровской группы типичными являются наиболее простые по своему оформлению бляхи, примерами которых могут служить малые бронзовые лунницы с тремя гладкими выпуклинами из Камышевахского, Черногоровского и Суворовских курганов. Генеалогией они уходят в глубины местного бронзового века, как показала находка костяной лунницы на Кировском поселении срубной культуры в Восточном Крыму, на что обратил внимание А.М. Лесков [95, с.37, рис. 30, 1]. В могильнике Сержень-Юрт, относящемся к черногоровскому времени (погребение № 56), также оказалась маленькая лунница с тремя гладкими щитками и признаками спирали. При захоронениях новочеркасской группы такого рода простые лунницы и некоторые другие украшения простой схемы черногоровского типа не встречаются. Украшения из могил новочеркасской группы отличаются наиболее развитыми формами и особенно богатой декорировкой. Лучшие в этом отношении образцы киммерийских изделий прикладного искусства происходят из Зольного и Носачевского курганов, Высокой могилы, из курганов у сел Енджа и Белоградец в Болгарии, а также из могильников времени новочеркасской группы в Прикубанье (Кубанский) и в области ананьинской культуры (Ахмылово и др.)...

Рис. 19. Материалы из курганов Северного Причерноморья: 1 — нож; 2—5 — псалии; 6 — фрагментированные удила; 7 — лунница (Камышеваха); 8 — точильный брусок; 9 — клевец (Камбурлиевка). 1—7 — бронза; 8, 9 — камень
34. с. Камышеваха Бахмутского уезда Екатеринославской губ., ныне Донецкой обл. В 5—6 км от Камышевахи в урочище Золотой рудник Н.Е. Брандербург в 1898г. обнаружил в кургане впускное погребение предскифской поры. Относительно захоронения (возможно, ограбленного) известно только, что скелет лежал головой на восток. При нем были (рис. 19, 1—7): бронзовые удила со стремечковидными концами с парой бронзовых псалиев, имеющих вид слегка изогнутого стержня с тремя трубчато оформленными отверстиями, большую шляпку на одном конце и маленькую — на другом; маленькая бронзовая лунница с тремя слабо заметными выпуклинами; маленький черешковый бронзовый нож с горбатой спинкой и выпуклым лезвием, длиной 7 см [120, с. 37—38].

Рис.35. Находки бронзовых изделий из Подонья и Керченского полуострова: 1 — нож (Чахоткнн); 2 — удила и псалий (Филипповская); 3—5 — псалии, удила и уздечные бляшки (погребение № 3 в Черногоровском кургане); 9, 10 — игла и шило (погребение № 2 в Черногоровском кургане); 11, 12 — височные кольца (погребение № 41 на могильнике у с. Фронтовое).
84. хут. Черногоровский Ямского р-на Донецкой обл. В.А. Городцов, производя в 1901г. раскопки курганов в быв. Изюмском уезде Харьковской губ., в центральной части насыпи кургана у хут. Черногоровского обнаружил три впускных предскифских захоронения.
Погребение №1. На глубине 1 м от поверхности кургана оказалось детское захоронение без вещей. Скелет лежал скорченно, на правом боку, головой на запад.
Погребение №2. Ниже, на глубине 1,5 м находился женский скелет, лежавший скорченно, на левом боку, головой на северо-восток. При нем перед лицом был кувшинчик с ручкой (черпак?), а у колен — узкогорлый (?) сосуд (кубок?), рисунков которых не сохранилось. Здесь же были бронзовые четырехгранное шило и игла (рис. 35, 9, 10).
Погребение №3. Еще ниже, на глубине 1,6 м от поверхности находился скелет мужчины, лежавший на левом боку, скорченно, головой на восток. При нем были следующие бронзовые уздечные принадлежности (рис. 35, 3—8): удила со стремечковидными концами, пара стержневидных псалиев с овальными отверстиями в утолщениях, круглые небольшие бляшки, бляшка с дыркой в середине и кружком вокруг нее, бляха в виде лунницы с большим круглым выступом на дуге [39, с. 242, табл. XIII, рис. 2—7].

Рис. 33. Комплекс из погребения № 2 кургана № 5 у с. Суворово: 1—2 — план и разрез могилы; 3 — сосуд; 4 — точильный брусок; 5 — рукоять кинжала; 6 — лунница. 3 — глина; 4 — камень; 5 — бронза и железо; 6 — бронза
75. с. Суворово Измаильского р-на Одесской обл. И.Т. Черняков и Н.М. Шмаглий в 1970г. раскопали сильно распаханную группу курганов с основными захоронениями, относящимися к предскифскому времени.
...Погребение №2 (основное). Входная яма могилы в плане прямоугольной формы. Длина ее с севера на юг 1,5 м, ширина 0,8 м, глубина 0,8 м. На этой глубине в восточную стенку сделан ступенчатый подбой размерами 0,6 на 0,6 м, дно погребальной камеры находилось на глубине 1,5 м от поверхности. В камере лежал в скорченном положении, на левом боку скелет, ориентированный головой на юг, с руками перед лицом (рис. 33). У лица находился простой сероглиняный плоскодонный сосуд с узким горлом и выпуклым корпусом. Высота его 15 см, диаметр венчика 10 см, диаметр корпуса 15 см, диаметр дна 8 см. Около рук лежал кинжал с бронзовой рукоятью и распавшимся железным клинком. Рукоять имеет вид круглого в разрезе стержня, покрытого сплошь орнаментом в виде поперечных линий зигзага, нанесенных насечками. Навершие кинжала, очевидно имевшее грибовидную форму, было срезано в древности. Перекрестие прямое, в виде коротких, пластинчатых выступов, на одном из которых маленькое отверстие. Клинок в разрезе ромбический. Длина рукояти 9,6 см, ширина клинка 2 см. У грудной кости погребенного находилась малая бронзовая лунница с тремя гладкими кружками и петлей на обратной стороне. Рядом был небольшой точильный брусок с обломанным концом, изготовленный из серого камня. Отверстие для подвешивания недосверлено. Длина бруска 6 см, ширина 1 —1,3 см.
...Следующую, по-видимому, особенно характерную и яркую по декорировке серию изделий киммерийского прикладного искусства составляют костяные и бронзовые лунницы. Самыми богатыми из них по отделке являются костяные бляхи из Зольного кургана близ Симферополя, украшенные пятью или семью концентрическими кружками и спиралями (рис. 17, 3, 4, 8). Во всем подобная, но бронзовая бляха с семью кружками и спиралями происходит из с. Пастерское на севере Кировоградской области (рис. 39, 2; 41, 6).

Рис. 17. Основные предметы из Зольного кургана близ г. Симферополя: 1, 2 — удила и псалий; 3—12— принадлежности от узды; 13—22 — наконечники стрел; 23 — точильный брусок; 24 — меч; 25 — план захоронения. 1, 2; 15—19 — бронза; 3—8; 10—14 — коcть; 9 — железо и кость; 20— 22, 24 — железо.
29. с. Зольное Симферопольского р-на Крымской обл. А.А. Щепинский около с. Зольное в 1959г. раскопал курган бронзового века, в котором обнаружено впускное захоронение № 10, относящееся к предскифскому времени. Могильная яма попорчена с восточной стороны бульдозером (рис. 17, 25). Форма ее прямоугольная, глубина 2,6 м, длина 2,9 м, ширина 1,4 м. Вдоль степ ямы на расстоянии 0,3—0,5 м друг от друга находились столбики до 8 сл в диаметре, вбитые на 20 см в грунт, высотой 0,8 м. Поверх столбиков было просевшее перекрытие из жердей. На дне могилы лежали поперечные бруски с прутьями над ними. Скелет мужчины около 30 лет лежал вытянуто, на правом боку, головой на юго-запад. При нем были: вправо от черепа — глиняный чернолощенный плохо сохранившийся сосуд, по-видимому, кизилкобинского типа; на пояснице справа налево лежал железный меч (рис. 17, 24) с кистью левой руки па его рукояти. Навершие меча низкое, грибовидное. Перекрестие не сохранилось. Длина меча 55 см, ширина клинка 2 см. Рядом с рукоятью меча находилась костяная воронка конической формы. Здесь же был точильный брусок (рис. 17, 23), изготовленный из песчаника темного цвета с прекрасно зашлифованными поверхностями. Длина бруска 18,5 см.

Рис. 42. Вещи предскифского периода из Среднего Поднепровья: 1, 2 — удила и бляшка (курган № 11 у с. Рыжановка); 3 — бляшка (Оситняжка); 4—9 — лунницы и другие различные уздечные бляхи (Среднее Поднепровье, точнее не известно); 10— рукоять кинжала (Среднее Поднепровье, точнее не известно); 11 — наконечник копья (Киевская или Полтавская губерния). 1—9— бронза; 10 — бронза и железо; 11 — железо.
116. Среднее Поднепровье. В Киевском историческом музее хранится ряд предметов из старых собраний, сведения о местах находок которых не сохранились. Очевиднее всего, они происходят из Среднего Поднепровья, особенно из бывшей Киевской губернии, откуда в КИМ поступила преобладающая часть старых коллекций.
3. Половина бронзовой лунницы, украшенной спиралями и концентрическими кружками (рис. 42, 4). Орнамент наведен на бляшке грубо проточенными желобками [КИМ, беспаспортная находка].
4. Бронзовая лунница (рис 42, 6) с дужкой на обратной стороне. Украшена пятью гладкими кружками [157, с. 153, рис. 111,2]
5. Бронзовая маленькая лунница (рис. 42, 5) с тремя слабо выпуклыми кружками. Поступила от Котина [157, с. 153, рис. 111, 1]

Рис. 39. Случайные находки предметов вооружения и конской сбруи предскифского времени из Среднего Поднепровья: 1 — кинжал (Головятино); 2 — лунница (Пастерское); 3— кинжал (Киев); 4 — бляшка (Оситняжка); 5—7— бляхи (Среднее Поднепровье, точнее не известно). 1 — бронза и железо; остальное — бронза
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_536063733

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3344
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:12.02.20 10:09.Заголовок:Вопросы хронологии к..


Вопросы хронологии киммерийцев: Черногоровцы и новочеркасцы
По друзе теме
бя хлуд велiк
а потягшеся есьме
до полудене
Тамо бо суте
мяста злащна
А тамо то Iронеiстi
скотi наша ящi
десецiноу о то
се оугодiхом
Ащi бытi
камо словесы держетi
А потягохомсе семы
до полуднена...зеленотрвiе
а iмхомо скотi мнозi
Дощ.2...После другой тьмы (по друзе теме) был холод великий (бя хлуд велiк), и потянулись мы на полдень (а потягшеся есьме до полудене). Там ведь места злачные (Тамо бо суте мяста злащна)...И там то Ироны (А тамо то Iронеiстi - до сих пор Иронцами называют одно из племен осетин (древних аланов)) скот наш забирали (ящi) десятиною (скотi наша ящi десецiноу), о которой мы уговорились (о то се оугодiхом), и словом своим закрепили (?) (Ащi бытi камо словесы держетi). И потянулись мы к полуденному (потягохомсе семы до полуднена)...зеленотравью (зеленотрвiе), и было множество скота у нас (а iмхомо скотi мнозi)
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_494084371
Глава 9. Вопросы хронологии, этнической принадлежности и социальной организации
Изучение памятников позднейшего предскифского периода на юге Европейской части СССР привело нас к выводу, что он делится на две ступени: старшую — черногоровскую и младшую — новочеркасскую,— являющиеся в историко-культурном, археологическом отношении прямым продолжением, а вместе с тем и завершением развития срубной культуры. Таким образом выяснилось, что срубная культура охватывает не только поздний бронзовый век, в границах которого было принято рассматривать ее раньше, но и переходное время от бронзы к железу и начало собственно железного века. Заключение это имеет первостепенное научное значение. Отождествляя срубную культуру в таком ее восполненном, расширенном виде с киммерийцами, в пользу чего некоторые дополнительные данные приводятся нами ниже, мы устанавливаем, что история киммерийцев может быть прослежена в настоящее время на протяжении целого тысячелетия — от эпохи средней бронзы до начала скифского периода.
Для освещения хронологии и других общих вопросов позднего бронзового и начала железного века в степной полосе Восточной Европы рассмотрим срубную культуру по основным ступеням ее периодизации. В своих исследованиях вопросов абсолютной хронологии всего предскифского периода (поздний бронзовый и начало железного века) на юге Европейской части СССР, опубликованных в 1964—1965 гг. [153 и 156], мы руководствовались главным образом данными о связях культур Восточной Европы и их ступеней с культурами Средней Европы, а вместе с тем с той археологической и хронологической периодизацией, которая была разработана к началу 60-х годов для Италии и Приальпийской территории Г. Мюллер-Карпе и пользуется большим авторитетом среди преобладающей части исследователей Центральной Европы [199]. Тогда нами была предложена такая датировка предскифского периода: раннесрубная культура — XVI—XIV вв., сабатиновская ступень — XIV—XII вв., белозерская ступень — XII—IX вв. и позднейший предскифский период (не разделенный еще на черногоровскую и новочеркасскую ступени)—VIII — первая половина VII в. до н.э. (с.186-187).
...Выясненная Н.В. Анфимовым периодизация протомеотской культуры позволила нам приступить к разработке периодизации предскифской культуры у степных киммерийцев, для чего мы воспользовались в первую очередь теми руководящими предметами, которые есть как в протомеотских, так и в позднейших предскифских памятниках степного юга. Часть степных памятников без особого труда разделилась на две ступени, из которых первую мы назвали черногоровской, а вторую — новочеркасской. Некоторые памятники и находки нам не удается разделить по таким хронологическим ступеням из-за недостатка или отсутствия в их составе необходимых руководящих вещей.
Так, в черногоровскую группу памятников мы включили прежде всего сам Черногоровский курган, Малую Цимбалку, а также Камышеваху (рис. 19, 1—7; 24, 1—14; 3—8). Из кургана Малая Цимбалка особенно важными для нас оказались бронзовые наконечники стрел ромбовидной и килевидной форм с поперечными рельефными полосками на втулке. В Камышевахе помимо псалиев с грибовидными окончаниями в качестве типичных для черногоровской ступени выделились маленькие черешковые бронзовые ножи с горбатой спинкой и маленькие простые лунницы с тремя выпуклинами. Находки ножей камышевахского типа, малой простой лунницы и наконечников стрел типа Малой Цимбалки позволяют отнести к черногоровскому времени следующие памятники: погребение № 5 в Высокой могиле, Днепрорудный, Петро-Свистуново, Марьино и ряд других (рис. 6; 7; 14, 6, 7;26, 7, 8).
В группу черногоровских памятников мы включили также те захоронения и курганы, в которых оказались уздечные наборы с мягкими удилами, сопровождающиеся стержневидными псалиями и различными бляхами в виде пуговиц (рис. 11; 14, 9—13; 20, 4—8), подобных которым не засвидетельствовано в памятниках новочеркасской группы. К той же черногоровской группе мы отнесли захоронения, при которых были бронзовые длинные ножи (рис. 25, 11—15;25,2), близкие по типу к бронзовым ножам из Николаевского могильника (Ставрополь, погребение № 8 в кургане № 58/26 у Саркела).
Поселений, которые могли бы относиться к черногоровскому и новочеркасскому времени, на юге Восточной Европы до сих пор не обнаружено. Создается впечатление, что земледельческо-скотоводческое хозяйство и оседлый быт, которые были свойственны срубным племенам, с началом позднейшего предскифского периода, преобразуясь, сменились скотоводческим хозяйством и кочевым образом жизни, что это произошло как бы в прямом соответствии с тем, что происходило в ту же историческую эпоху восточнее, на беспредельных степных, полупустынных и в горных местностях Евразии, где на многие и многие века с тех пор почти безгранично утвердилось кочевничество. Следы временных стойбищ киммерийцев-кочевников почти неуловимы. Лишь около с. Сергеевка на берегу Сиваша экспедиция А.М. Лескова нашла остатки зимника, на месте которого помимо бронзовые удил с кольцевидными концами и прямых стержневидных псалиев оказались обломки различных глиняных сосудов. Впрочем, не исключено, что в каких-то глухих и территориально изолированных углах Причерноморья могла сохраняться оседлость. По-видимому, не случайно некоторые селения на Керченском и Таманском полуостровах в древности назывались киммерийскими.
Если не считать кладов и случайных находок, то собственно памятниками предскифского периода служат только могилы. Памятников этих немного, но ареал их оказался значительно более широким, чем белозерских: если на западе они встречаются вплоть до Дуная, то на востоке протянулись за Дон и даже на левый берег Волги на участке между Саратовом и Волгоградом, а также в степи Северного Кавказа. Так обозначившаяся территория остается неизменной с черногоровского по новочеркасское время (с.199-200)

Рис. 66. Карта находок киммерийских мечей и кинжалов черногоровского и новочеркасского времени:
I. Юг Европейской части СССР и Северная Болгария: 1 — Березки; 2 — Балки; 3 — Головятин; 4 — Гербино; 5 — Демкино; 6 — Зольное; 7 — Каменка; 8 — Киевский уезд; 9 — Среднее Поднепровье; 10 — Навки; 11— Носачево; 12 — Субботово; 13 — Суворово; 14 — Таганрог; 15 — Енджа; 16 — Белоградец.
II. Северный Кавказ: 1 — Кисловодск — Пятигорск (Березовский могильник, гора Бештау, Кольцо-гора, Лермонтовский разъезд, мебельная фабрика в Кисловодске, Султангорскнй и Эчкивашский могильники); 1 — Каменномостская, Хабаз, Баксан; 3 — Змейская; 4 — Кескем; 5 — Сержень-Юрт; 6 — Мугерган; 7 — Николаевское; 8 — Кубанский; 9 — Абадзехская; 10 — Благодарное.
III. Волго-Камье: 1 — Ананьяно; 2 — Билярск; 3 — Новомордово; 4 — Полянское; 5 — Старое Ахмылово; 6 — Татарский Бурнашев.
IV. Средняя Европа: 1 — Гамув (Польша); 2 — Камарно (Чехословакия); 3 — Лейбниц (Австрия); 4 — горы Матра (Венгрия); 5 — Нойендорф (ГДР); 6 — Панад (Румыния); 7 — Печ-Якабхеги (Венгрия); 8— Штрамберг (Чехословакия)
(с.105)
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_536200704

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N:3347
Зарегистрирован:27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено:13.02.20 09:25.Заголовок:Могилы киммерийцев Д..


Могилы киммерийцев
Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам
- А.С. Пушкин
Почти единственными памятниками позднейшего предскифского периода, как это отмечалось уже выше, являются могилы. К настоящему времени нами выделено несколько больше 80 захоронений этой поры, для преобладающей части которых имеются полноценные или почти исчерпывающие данные об устройстве погребальных сооружений, обряде и составе сопровождающих заупокойных даров. До недавнего времени они оставались не выделенными среди древностей позднего бронзового века, а также из числа старейших памятников скифской культуры, с которыми они смешивались исследователями. Первоначально нам были известны лишь впускные киммерийские могилы, встречавшиеся в насыпях курганов бронзового века. Благодаря раскопкам, носящим в наши дни на юге массовый характер, стали обнаруживаться курганы и с основными киммерийскими захоронениями. Таких курганов пока еще немного. Впервые они были зарегистрированы экспедицией Института археологии АН УССР в 1970г. у с. Суворово на левобережье нижнего течения р. Дуная, где И.Т. Черняков и Н.М. Шмаглий раскопали восемь таких курганов, из которых самый большой достигал 0,8 м высоты, тогда как другие были ниже, а некоторые оказались совершенно распаханными и имели вид светлых пятен на поверхности поля. В 1973г. были обнаружены еще два киммерийских кургана. Один из них, высота которого достигала 0,5 м, находился у бывшего хут. Шированка в Снегиревском районе Николаевской области. Другой курган с основным киммерийским захоронением обнаружен экспедицией под руководством М.И. Гладких в Донецкой области. Все эти курганы маленькие и содержат погребения простых общинников. Открытие гробниц киммерийских «царей» остается делом будущего.
То, что наша мысль о возможности открытия богатейших киммерийских могил не является праздной, подтверждается не только сообщением Геродота, что ему лично показывали курган, насыпанный над киммерийскими царями, погибшими во время междоусобицы перед приходом скифов.
...Областями распространения киммерийских могил определяется и территория, какую киммерийцы занимали на юге Европейской части СССР. В пределах основной киммерийской степи, от Волги в районе Волгограда до Нижнего Дуная, население не отличалось, по-видимому, особой плотностью, но и не было особенно разреженным, а распределялось сравнительно равномерно. Нигде еще не обнаружено больших некрополей, которые могли бы говорить о сосредоточении населения в течение длительных периодов или о существовании обычая хоронить умерших в особо отведенных, заповеданных традициями местах. Никаких сосредоточений киммерийских памятников не обнаруживается и в Крыму, в том числе и на Керченском полуострове, где, по мнению некоторых ученых, мог находиться главный центр киммерийцев, что явно не находит подтверждения.
...Киммерийские могилы делятся нами на две хронологические группы: раннюю — черногоровскую, соответствующую по составу сопровождающих вещей старейшему протомеотскому Николаевскому могильнику в Адыгее, и позднюю — новочеркасскую, которой соответствует Кубанский могильник около г. Усть-Лабинск второй ступени протомеотской культуры в Прикубаиье. К черногоровской группе нами отнесено до 40 могил. Однако и для них мы не во всех случаях располагаем полными данными об устройстве погребальных сооружений и особенностях обряда захоронений. Так. необходимые сведения об устройстве могил известны в 30 случаях. Преобладающая часть могил имеет в плане опальную форму и небольшие размеры длина их 1.45— 1,75 м. ширина 0.85—1.1 м и глубина до 2 м (рис. 10. 6. 18). Обращает внимание очень большая овальная могила в кургане № 7 у с. Суворово: длина ее 5 м, ширина 3 м и глубина 4 м. К сожалению, она оказалась начисто опустошенной грабителями. За овальными могилами следуют прямо-угольные, не отличающиеся размерами от предыдущих (рис. 25, 11). Более крупными размерами выделяется погребение № 5 в кургане Высокая могила у с. Балки на Запорожье (рис. 4. 2). над которым была каменная вымостка, а сама могила представляла собой прямоугольную яму глубиной 2 м. длиной 3.4 м, шириной 3 м. В ней был бревенчатый сруб в один венец, перекрытый бревенчатым накатом и оштукатуренный изнутри глиной Глиняное покрытие окрашено красной краской и отделано мелким рельефом в виде пар косых линий. Подобная же, но менее подробно известная нам гробница с низким деревянным склепом была обнаружена в кургане у с. Березки к югу от Кишинева.
...Позы скорченных скелетов различные. Иногда они лежат свободно, как в погребении № 2 в кургане Высокая могила у с. Балки (рис. 4, 2). В других случаях ноги сильно поджаты к тазу, как в захоронениях Аккерменя и Бережновки (рис. 2, 1, 3; 10, 6). Реже встречаются скелеты в сильно скорченном положении, например в захоронениях в грунтовой могиле у Золотой Балки (рис. 2, 3), в кургане у с. Львово (рис. 21) в нижнем Поднепровье и в курганах у с. Суворово (рис. 33, 1) на левобережье нижнего течения Дуная. Руки клались кистями перед лицом. Часто бывает, что одна рука протянута кистью к коленям, а другая положена на локоть протянутой (рис. 4, 2; 18, 8), есть случаи (хут. Степана Разина), когда руки протянуты вперед.
...По составу сопровождающих вещей захоронения отчетливо делятся на мужские и женские. Детские ничем пока не обращают на себя внимания. К числу мужских мы относим прежде всего те, которые сопровождаются предметами вооружения и уздечными принадлежностями; женскими мы называем те, которые сопровождаются личными украшениями и глиняными сосудами. Антропологические данные о них отсутствуют из-за плохой сохранности костных остатков, а также вследствие того, что такие материалы еще не изучались.
В мужских погребениях (главным образом, в более богатых вещами) предметы личного убора и такие принадлежности боевого снаряжения, как кинжал или меч, оселок и нож, находились при погребенном у пояса, все остальные предметы располагались в углах гробницы или в ногах у погребенного. Зачастую сопровождающие вещи клались за спиной умершего. Представление о наиболее обычном размещении предметов заупокойных даров дает нам гробница со скорченным скелетом в кургане Высокая могила у с. Балки (рис. 4, 2). Здесь при самом скелете находились следующие вещи: на черепе — бронзовый венчик, слева от черепа — массивное золотое височное кольцо, при поясе — кожаный или матерчатый мешочек (кисет) и кремневый отщеп для высекания огня, являющийся почти обязательной принадлежностью погребенных киммерийцев рассматриваемого периода. Перед лицом погребенного в углу могилы находились кости барана от напутственной пищи, а поверх них остатки истлевшего деревянного сосуда с золотыми обивками. За черепом и в углу могилы была вторая кучка костей барана, бронзовые удила, колчанный набор бронзовых и костяных наконечников стрел, каменная застежка и большой узкогорлый сосуд виллановского типа. У мужчин, погребенных в Черногоровском кургане и Высокой могиле, на лбу был бронзовый венчик-диадема. Уздечки клались в том или ином углу могилы в стороне от головы или за спиной погребенного (с.90-95)

Рис. 4. Планы гробниц в кургане Высокая могила у с. Балки: 1 — погребение № 2; II — погребение № 5.
4. с. Балки Васильевского р-на Запорожской обл. В большом древнеямном кургане (№ 1), называемом Высокая могила, раскопанном Э.В. Яковенко и В.И. Бидзилей, в 1971 г., были обнаружены две довольно глубокие впускные могилы: № 2 и 5.
Погребение №2. Могила имела в плане овальную форму, длина ее с запада на восток 3,35 м, ширина 3 м, глубина 3,4 м. На дне ямы находились остатки низкого деревянного сруба (рис. 4, I) в один венец с продольным бревенчатым перекрытием. Длина его 2,2 м, ширина 1,8 м. Скелет погребенного мужчины в возрасте 50 лет (определение С.И. Круц) лежал в вытянутом положении на правом боку, с раскинутым в груди корпусом, протянутыми вдоль тела руками и ногами, перекрещенными в голенях. Головой скелет ориентирован на запад. При скелете находились следующие вещи (рис. 5):

Рис. 5. Вещи из гробницы № 2 в кургане Высокая могила: 1 - бляха; 2 — кинжал; 3 — обойма от ножен кинжала; 4 — точильный брусок; 5 — сосуд; 6 — застежка. 1, 3 — золото; 2— железо; 4 — камень; 5 —глина; 6 — кость
1. У поясницы слева находился цельно-железный кинжал хорошей сохранности, резко повернутый острием влево. Он имеет навершие в виде валика с частыми поперечными ребрышками, двутавровую в разрезе пластинчатую рукоять, короткое перекрестие, образованное откованными, опущенными вниз острыми треугольниками, и узкий линзовидный в поперечнике клинок. Длина кинжала 42 см, длина клинка 27 см, ширина клинка 2,4 см.
2. Рядом с перекрестием кинжала лежала лицевой стороной вниз толстая золотая бляха с выпуклой четырехлепестковой розеткой с кругом в центре и кругом из колечек снаружи. Все кружки напаяны из золотой проволоки с насечкой под зернь. Гнездо в центре заполнено белой пастой. Диаметр бляхи 3,7 см. На обратной ее стороне напаяна узкая серебряная дужка.
3. Рядом с навершием кинжала находилась изящная застежка, сделанная из коренного зуба коня, имеющая вид полукруглого в разрезе стержня с тремя глубоко проточенными поперечными желобками. Длина застежки 3,7 см, ширина 1,3 см.
4. Под перекрестием кинжала находилась золотая обойма от верха его ножен, внутри которой сохранилась кожа. Обойма согнута в виде футляра из пластины, с концами, спаянными па обратной стороне. Она украшена пятью напаянными горизонтальными проволочками с насечкой под зернь. Длина обоймы 2,7 см, ширина 2,3 см.
5. Под поясничными позвонками находился большой точильный брусок, мастерски выточенный и тщательно отшлифованный из белого полупрозрачного кварцита. Брусок клиновидный, расширяющийся книзу. Длина его 18,8 см, ширина 3—5 см, толщина 1 см. На бруске видны следы наточки предметов вооружения.
6. Возле запястья правой руки лежал невыразительный кремневый отщеп.
7. Влево от ступней ног стоял (в обломках) большой глиняный чернолощенный сосуд с цилиндрическим горлом, сильно раздутым в средней части не очень высоким корпусом и маленьким плоским дном. Высота сосуда 31 см, диаметр венчика 16,4 см, диаметр корпуса 36,4 см, диаметр дна 10,6 см. 4. Около сосуда найден овечий астрагал [14, с. 148—150, рис. 1—4, 5, 6].

Погребение №5. В 18 м от центра кургана на юго-восток находился деревянный склеп 7 м длиной и 5 м шириной, рядом с которым был глиняный выкид из могилы. Дно могилы было на глубине 2 м от поверхности кургана. В могильной яме найдены кости животных, череп коня. Яма имела вид четырехугольника, ориентированного с запада на восток по длине (рис. 4, II). Длина ее 3,4 м, ширина 3 м. В яме был сруб в виде одного венца из бревен, рубленый в «обло», с сильно выступающими концами. Длина сруба с востока на запад 3 м, ширина 2 м, высота 0,25 м. Он был перекрыт одним рядом продольного бревенчатого наката, тогда как пространство между стенками сруба и ямы было заполнено камышом. Стенки сруба внутри были оштукатурены глиной, по которой наведены пары рельефных косых линий, а само покрытие раскрашено красной краской (рис. 6, 10). В срубе лежал на левом боку скелет в скорченном положении, головой на восток, с левой рукой вдоль туловища, правая — с кистью на локтевых костях левой руки. Погребение сопровождалось следующими вещами (рис. 6):

Рис. 6. Вещи из гробницы № 5 в кургане Высокая могила: 1 — кинжал; 2 —точильный брусок; 3 — височное кольцо; 4—6 — обивки от деревянного сосуда; 7—нож; 8 — удила; 9 — сосуд; 10 — фрагмент штукатурки от стен гробницы; 11 — застежка. 1, 1, 8 — бронза; 2, 2 — камень; 3—6 — золото, 9—10 — глина
1. На черепе был венец, имевший вид узкой бронзовой ленты шириной до 1 см.
2. Под черепом находилась сравнительно крупная височная золотая массивная подвеска, имеющая вид спирально закрученного гвоздевидного стержня со шляпкой, разделенной насечкой на три доли.
3. При пояснице спереди был бронзовый черешковый кинжал с истлевшей рукоятью из дерева или рога. Черешок круглый, клинок очень массивный, сравнительно узкий, чуть расширяющийся к острому концу. В верхней части кинжала по разному цвету патины видно, что утраченная рукоять имела снизу глубокий треугольный вырез. Длина кинжала 23,8 см, длина клинка 17,6 см, его ширина 1,6—1,9 см, толщина 1,1 см.
4. У поясницы находился точильный, сравнительно узкий, продолговатый брусок из сланца красноватого цвета с тщательно зашлифованными поверхностями. Длина бруска 13,5 см, ширина 2,8 см, толщина 1,5 см.
5. Здесь же были кожаный истлевший мешочек и кремневый отщеп.
6. Рядом с мешочком находился миниатюрный бронзовый нож с черенком, горбатой спинкой и закругленным концом острия. Длина ножа с черенком 6,7 см, ширина клинка 1,5 см.
7. В юго-восточном углу сруба находились кости барана от напутственной пищи, а на них стоял маленький истлевший деревянный сосуд, от которого сохранились три золотые пластинки, служившие оковками по краю, к которому они были прикреплены двумя золотыми и одним бронзовым гвоздиком. В северо-восточном углу сруба были также кости барана, а кроме того:
8. Сосуд в обломках.
9. Бронзовые удила.
10. Колчанный набор (рис. 7) наконечников стрел.
11. Застежка.
Сосуд с высоким сужающимся горлом, округлым корпусом и небольшим плоским дном, лощеный, серовато-коричневого цвета. Украшен по плечикам широким поясом резного орнамента со следами бывшей белой инкрустации. По поясу идет лента гладкого зигзага, по нижнему краю — низкие свисающие треугольники. Высота сосуда 37 см, диаметр венчика 13,5 см, диаметр корпуса 33 см, диаметр дна 10,5 см. Застежка алебастровая, с тремя поперечными желобками. Бронзовые удила похожи на обычные двукольчатые, с дополнительными звеньями для повода. В отличие от удил новочеркасского типа, у них вместо вторых кольчатых отверстии находятся короткие массивные стержни с парой отверстий для прикрепления к ним псалиев, которые не сохранились, так как были или деревянными, или роговыми.
Колчанный набор состоял из 38 втульчатых наконечников стрел, 11 из которых — бронзовые, с короткой выступающей втулкой и плоской ромбической головкой (рис. 7, 1—11), 13 таких же наконечников, но с килевидными головками (рис. 7, 12—24) и 14 костяных наконечников стрел, из числа которых 12 наконечников имеют глубокие треугольные вырезы в основании (рис. 7, 25—36), а два — миниатюрных, круглой пулевидной формы (рис. 7, 37—38) [14, с. 151—155, рис. 5,1—5; 6-9].

Рис. 7. Колчанный набор наконечников стрел из гробницы № 5 в кургане Высокая могила: 1—24 — бронзовые наконечники; 25—38 — костяные наконечники; 39 — часть древка бронзового наконечника стрелы (с.28-34)
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
В.И. Бидзиля, Э.В. Яковенко. Киммерийские погребения Высокой могилы. — СА, 1974, № 1, с.148-159
https://vk.com/doc-23433303_125484214

Рис. 2. Карта-схема распределения грунтовых могильников срубной КИО, содержавших (а, в) и не содержавших (б) металлические предметы
1 – Ливенцовка I; 2 – Захаровский; 3 – Дружковский; 4 – Терешковский Вал; 5 – Петропавловский; 6 – Новохарьковский; 7 – Самотоевский; 8 – Алексашкинский; 9 – Ново-Привольное; 10 – Смеловский; 11 – Мосоловский; 12 – Никольский; 13 – Солнечный; 14 – Калач I; 15 – Алексеевский левобережный; 16 – Алексеевский II; 17 – Екатериновский I; 18 – Екатериновский II; 19 – Екатериновский III; 20 – Федоровский; 21 – Съезжее
...Полученные результаты пространственного анализа грунтовых могильников, основанные на данных статистического анализа имеющейся базы данных, с одной стороны, позволяют говорить о достаточно равномерном распределении памятников на рассматриваемой территории на всем протяжении развития культуры. С другой стороны, по сочетанию количество срубных погребений в могильнике и наличия или отсутствия погребений предшествующих культур удалось зафиксировать тенденцию к выделению двух групп памятников, тяготеющих к бассейнам разных рек: Дона и Волги. Также подтверждается возможность выделения особого круга памятников в районе северной части Нижнего Поволжья.
Ю.В.Лунькова, В.Ю. Луньков. Территориальное распределение грунтовых могильников срубной КИО (по данным ГИС-анализа). c.126-134
Краткие сообщения Института археологии Вып. 257. 2019

https://www.archaeolog.ru/media/ksia/ksia-257-redu.pdf
Глава 9. Вопросы хронологии, этнической принадлежности и социальной организации
Изучение памятников позднейшего предскифского периода на юге Европейской части СССР привело нас к выводу, что он делится на две ступени: старшую — черногоровскую и младшую — новочеркасскую,— являющиеся в историко-культурном, археологическом отношении прямым продолжением, а вместе с тем и завершением развития срубной культуры. Таким образом выяснилось, что срубная культура охватывает не только поздний бронзовый век, в границах которого было принято рассматривать ее раньше, но и переходное время от бронзы к железу и начало собственно железного века. Заключение это имеет первостепенное научное значение. Отождествляя срубную культуру в таком ее восполненном, расширенном виде с киммерийцами, в пользу чего некоторые дополнительные данные приводятся нами ниже, мы устанавливаем, что история киммерийцев может быть прослежена в настоящее время на протяжении целого тысячелетия — от эпохи средней бронзы до начала скифского периода...нами была предложена такая датировка предскифского периода: раннесрубная культура — XVI—XIV вв., сабатиновская ступень — XIV—XII вв., белозерская ступень — XII—IX вв. и позднейший предскифский период (не разделенный еще на черногоровскую и новочеркасскую ступени)—VIII — первая половина VII в. до н.э. (с.186-187)
А.И. Тереножкин. Киммерийцы. Киев. 1976. 224с.
https://historylib.org/historybooks/Terenozhkin-A-I_Kimmeriytsy/
https://vk.com/doc399489626_535434755
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_536341099

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов -75 ,стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
-участник сейчас на форуме
-участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 4
Права: смайлыда,картинкида,шрифтынет,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерацияоткл,правканет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 29 месте в рейтинге
Текстовая версия