Влескнига

Добро пожаловать на форум «Влескнига»!

Почта: Jayatsen@rambler.ru.

Предлагаем посетить дружественные ресурсы:

Обсуждение ВК на форуме "Северная Традиция" (Форум отключён!)

сайт «Влескнига»

HECTORа Книга Велеса

Трагедия Свободы

Влес Кнiга

Магура

АвторСообщение
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 535
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.09 19:49. Заголовок: Краткое руководство к красноречию. М.В. Ломоносов


КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО К КРАСНОРЕЧИЮ.
КНИГА ПЕРВАЯ, В КОТОРОЙ СОДЕРЖИТСЯ
РИТОРИКА,
ПОКАЗУЮЩАЯ ОБЩИЕ ПРАВИЛА
ОБОЕГО КРАСНОРЕЧИЯ,
ТО ЕСТЬ ОРАТОРИИ И ПОЭЗИИ,
СОЧИНЕННАЯ В ПОЛЬЗУ ЛЮБЯЩИХ
СЛОВЕСНЫЕ НАУКИ

<Краткое руководство к красноречию. — Кн. 1: В коей содержится Риторика… — СПб.: Имп. Акад. наук, 1748. — 327 с.
Риторика. — СПб.: 1748.>

Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 8 [только новые]


Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 536
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.09 19:50. Заголовок: ВСТУПЛЕНИЕ1 § 1 Кр..


ВСТУПЛЕНИЕ1

§ 1

Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнению. Предложенная по сему искусству материя называется речь или слово.

§ 2

К приобретению оного требуются пять следующих средствий: первое — природные дарования, второе — наука, третие — подражание авторов, четвертое — упражнение в сочинении, пятое — знание других наук.

§ 3

Природные дарования разделяются на душевные и телесные. Душевные дарования, а особливо2 остроумие и память3 к получению сего искусства толь необходимо нужны, как добрая земля к посеянию чистого семени, ибо как семя на неплодной земли, так и учение в худой голове тщетно есть и бесполезно. И для того Аполлоний Алабенденский, славный в древних временах красноречия учитель, по свидетельству Цицеронову, тех, которые от родителей своих к нему в училище присылались, в самом начале учения природную остроту прилежно рассматривал и которых приметил к тому быть неспособных немедленно назад отсылал, чтобы они напрасными трудами себя не изнуряли. Телесные дарования, громкий и приятный голос, долгий дух и крепкая грудь в красноречии, а особливо в произношении4 слова упражняющимся очень надобны; также дородство и осанковатый5 вид приличны, ежели слово пред народом говорить должно.

§ 4

Наука состоит в познании нужных правил, которые показывают подлинный путь к красноречию. Они должны быть, первое, кратки, чтобы не отяготить памяти многим изусть учением, а особливо тем, чему легче можно с примеров научиться, нежели по правилам; второе, порядочны, для того чтобы они были вразумительны и тем к научению способственны; третие, удовольствованы примерами, которые бы показывали самую оных силу для яснейшего их понятия и для способнейшего своих примеров против оных сочинений. Мы будем стараться, чтобы в настоящем нашем предприятии поступить по сим требованиям.

§ 5

Изучению правил следует подражание авторов, в красноречии славных, которое учащимся едва не больше нужно, нежели самые лучшие правила. Всяк знает, что и в художествах того миновать нельзя, например:6 кто учится живописству, тот старается всегда иметь у себя лучшие рисунки и картины славных7 мастеров и, к ним применяясь, достигнуть совершенства в том художестве. Красноречие коль много превышает прочие искусства, толь больше требует и подражания знатных авторов. Но о сем пространнее предложено будет на конце сея книги8 особливо.

§ 6

Подражание требует, чтобы часто упражняться в сочинении разных слов. От беспрестанного упражнения возрасло красноречие древних великих авторов,9 которых от того ни старость, ни великая честь и достоинство отвратить не могли, ибо генералы, сенаторы и сами консулы, как Ирций и Панса, будучи на высочайшем степени римския власти, у Цицерона приватно в красноречии обучались и в домах своих в произношении слова упражнялись. Азиний Поллион, славный генерал римский, презрев печаль о умершей своей дочери, в четвертый день после ея смерти обучался в произношении слова. Отсюду воспоследовало,что таковые трудолюбивые люди не готовясь говорили публично прекрасные речи. Сие прежде началось у греков, а потом уже в Риме возвысилось на самый высочайший степень. Такие речи, без приготовления пред народом произнесенные, назывались божественными, ибо оне казались быть выше сил человеческих. Того ради надлежит, чтобы учащиеся красноречию старались сим образом разум свой острить чрез беспрестанное упражнение в сочинении и произношении слов, а не полагаться на одне правила и чтение авторов, ежели при всяком случае и о всякой материи готовы быть желают к предложению слова.

§ 7

Материя риторическая есть все, о чем говорить можно, то есть все известные вещи в свете, откуду явствует, что, ежели кто имеет большее познание настоящих и прешедших вещей, то есть чем искуснее в науках, у того большее есть изобилие материи к красноречию.10 Итак, учащиеся оному великое будут иметь в своем искусстве вспоможение, ежели они обучены по последней мере истории и нравоучению.

§ 8

Слово двояко изображено быть может — прозою или поэмою. Проза есть слово, которого части не имеют точно определенной меры и порядка складов, ни согласия, в произношении точно назначенного, но все речения располагаются в нем таким порядком, какого обыкновенный чистый разговор требует. Поэма состоит из частей, известною мерою определенных, и притом имеет точный11 порядок складов по их ударению или произношению. Первым образом сочиняются проповеди, истории, учебные книги, другим составляются имны, оды, комедии, сатиры и других родов стихи.

§ 9

Но хотя проза от поэмы для отменного сложения разнится, а потому и в штиле должна быть отлична, однако в рассуждении общества материи весьма с оною сходствует, ибо об одной вещи можно писать прозою и стихами. Итак, оба сии красноречия12 роды имеют в себе купно обоим общее и особливо каждому отменное.

§ 10

Мы предлагаем здесь вкратце руководство к обоему красноречию и для того, поступая по натуральному порядку, показываем, во-первых, учение о красноречии вообще, поколику оно до прозы и до стихов касается, и затем при правилах полагаются в нем примеры прозою и стихами. Потом сообщаем наставление к сочинению речей в прозе и примеры присовокупляем прозаичные из славных авторов. Наконец, предлагается о стихотворстве учение с приложенными в примеры стихами.

Сии три учения составляют три книги сего руководства:13 Риторику, Ораторию и Поэзию.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 537
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.09 19:51. Заголовок: КРАТКОГО РУКОВОДСТВА..


КРАТКОГО РУКОВОДСТВА К КРАСНОРЕЧИЮ
КНИГА I, СОДЕРЖАЩАЯ1 РИТОРИКУ

§ 1

Риторика есть учение о красноречии вообще. Имя сея науки происходит от греческого глагола , что значит: говорю, лью или теку. Оттуду же произведено и речение (ритор), которое хотя на греческом языке значит витию или красноречивого человека и в российский язык в том же знаменовании принято, однако от новейших авторов почитается за именование писателя правил риторических.

§ 2

В сей науке предлагаются правила трех родов. Первые показывают, как изобретать оное, что о предложенной материи говорить должно; другие учат, как изобретенное украшать; третьи наставляют, как оное располагать надлежит, и посему разделяется Риторика на три части — на изобретение, украшение и расположение.

ЧАСТЬ I

О ИЗОБРЕТЕНИИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О ИЗОБРЕТЕНИИ ВООБЩЕ

§ 3

Изобретение риторическое есть собрание разных идей, пристойных предлагаемой материи. Идеями называются представления вещей или действий в уме нашем; например, мы имеем идею о часах, когда их самих или вид оных без них в уме изображаем; также имеем идею о движении, когда видим или на мысль приводим вещь, место свое беспрестанно переменяющую.

§ 4

Идеи суть простые или сложенные. Простые состоят из одного представления, сложенные из двух или многих, между собою соединенных и совершенный разум имеющих.2 Ночь, представленная в уме, есть простая идея, но когда себе представишь, что ночью люди после трудов покоятся, тогда будет уже сложенная идея, для того что соединятся пять идей, то есть о дни, о ночи, о людях, о трудах и о покое.

§ 5

Все идеи изобретены бывают из общих мест риторических, которые суть: 1) род и вид, 2) целое и части, 3) свойства материальные, 4) свойства жизненные, 5) имя, 6) действия и страдания, 7) место, 8) время, 9) происхождение, 10) причина, 11) предыдущее и последующее, 12) признаки, 13) обстоятельства, 14) подобия, 15) противные и несходные вещи, 16) уравнения.3

§ 6

Родом называется общее подобие особенных вещей. Такое подобие видим Невы с Двиною, Днепром, Волгою и другими в моря протекающими великими водами и оное называем однем словом — река, которая есть род, а Нева, Двина, Днепр, Волга, Висла и прочие суть виды оного.4

§ 7

Целое есть то, что соединено из других вещей, а части называются оные вещи, которые то составляют, например, город есть целое, а стены, башни, домы, улицы и прочая суть его части.

§ 8

Свойства материальные суть те, которые чувствительным вещам животным и бездушным приписуются,5 как величина, фигура, тягость, твердость, упругость, движение, звон, цвет, вкус, запах, теплота, стужа, внутренние силы.

§ 9

Жизненные свойства принадлежат к одушевленным вещам, из которых, во-первых, суть главные душевные дарования: понятие, память, совображение, рассуждение, произволение. Второе — страсти: радость и печаль, удовольствие и раскаяние, честь и стыд, надежда и боязнь, упование и отчаяние,6 гнев и милосердие, любовь и ненависть, удивление и гнушение,7 желание и отвращение. Третие — добродетели: мудрость, благочестие, воздержание, чистота, милость, тщивость, благодарность, великодушие, терпение, праводушие, незлобие, простосердечие, искренность, постоянство, трудолюбие, дружелюбие, послушание, уклонность, скромность. Четвертое — пороки: безумие, нечестие, роскошь, нечистота, лютость, скупость, неблагодарность,8 малодушие, нетерпеливость, лукавство, злоба, лицемерство и ласкательство, продерзливость, непостоянство, леность, сварливость, упрямство, грубость, самохвальство. Пятое — внешнее состояние: благородие и неблагородие, счастие и несчастие, богатство и убожество, слава и бесславие, власть и безвластие, вольность и порабощение. Шестое — телесные свойства и дарования: возраст, век, пол, сила, красота, здравие, проворность. Седьмое — чувства: зрение, слышание, обоняние, вкушение, осязание.

§ 10

Имя есть свойственное или приложенное. Свойственное9 есть, которым что обыкновенно называют, как: небо, Москва, август и прочая. Приложенные имена даются сверх свойственных, что бывает следующим образом: 1) когда имя иностранное с другого языка на природный переведено будет, например: Мельхиседек с еврейского по-российски — царь правды, Андрей с греческого — мужественный, Квинт с латинского — пятый; 2) когда по особливым делам или свойствам дано кому будет проименование, так: Александр от великого мужества назывался великий, Аттила от строгости — бич божий; 3) когда чрез преложение письмен, имя составляющих, будет составлено10 речение, другое знаменование имеющее, например: Рим чрез преложение письмен может назваться мир; 4) когда слово будет взято в знаменовании другой вещи, ежели она сходное11 имя имеет, наприклад: речение свет (вселенная12) принято будет в знаменовании света, чрез который мы видим; 5) когда к имени приложено будет речение, от которого13 оно происходит, например: Владимир назовется14 владетель мира.

§ 11

Действие и страдание есть всякая перемена, которую одна вещь в другой производит. Перемену производящее называется действующим, а то, в чем перемена производится, страждущим. Например: сильный ветр море волнует — сильный ветр есть действующее, а море есть страждущее. Самое волнование есть действие в рассуждении ветра, страдание в рассуждении моря. С действием и страданием совокуплены бывают инструменты, вспоможения, воспящения, удобность или неудобность, возможность или невозможность, пристойность или непристойность, польза или вред, угодность или неугодность, честность или гнусность,15 также действие имеет иногда свое воспоследование и удачу, а иногда уничтожение свое и неудачу.

§ 12

Время есть указательное и количественное: указательное познавается чрез вопрошение когда? Например: плоды собираются в осень. Количественное время познавается чрез вопрошение коль долго? Например: Август, цесарь римский, царствовал сорок четыре года.16

§ 13

Место разделяется на одержимое и проходимое. Первое назначается вопрошением где? Например: остров Сицилия лежит17 на Посредиземном море. Второе показано бывает на вопрошение по чему? Например: молния блещет по воздуху. При месте наблюдать должно оного пространство, близость, далекость, вышину, низкость, стороны и прочая, также и наречия и предлоги: куда, откуда, доколе, вне, внутрь, у, за, пред, против, под, над, около, вплоть, до и прочие, до места надлежащие. Сюда принадлежит18 содержащее и содержимое, например: город есть содержащее, а люди, в нем живущие, — содержимое. Содержимое может иногда быть купно и содержащее, так: река в рассуждении животных и судов, в ней плавающих, есть содержащее, а в рассуждении берегов есть содержимое.

§ 14

Происхождение есть начало, от которого что другое происходит и свое бытие имеет, например: металлы происходят от земли, мед — от пчел, бесславие и казни — от худых дел; земля, пчелы и худые дела суть происхождение металлов, меда, худых дел.

§ 15

Причина есть конец, для которого всякая вещь есть или бывает, наприклад:19 земледелец пашет землю и насевает, чтобы получить себе хлеб на пищу. Получение хлеба на пищу земледельцу есть причина орания и насевания земли.

§ 16

Предыдущее есть что пред вещию необходимо бывает, последующее — что оной последует, так: весна предходит лету, которому осень последует; и потому весна есть в рассуждении лета предыдущее, а осень — последующее; так: младенчество и старость суть мужеского возраста предыдущее и последующее.

§ 17

Признаком называют что другую вещь показывает, когда она сама чувствам не подвержена. Вещи отдаляются от чувств местом или временем, прошедшим или будущим, и посему признаки суть трех родов: 1) которые показывают вещь настоящую, так: дым показывает сокровенный огонь, шум дерев изъявляет ветр; 2) которые показывают вещь будущую, как: находящие густые тучи предвещают дождь, заря утренняя предсказывает восхождение солнца; 3) которые объявляют прошедшую вещь: обагренная кровью Тициева шпага, бледное его лице, отдаление от людей и бег от Семпрониева мертвого тела суть признаки учиненного им убийства. К сему месту принадлежат пророчества, предзнаменования и свидетельства.20

§ 18

Обстоятельства суть те вещи, которые хотя с данною вещию не соединены, однако имеют к ней некоторую принадлежность; так, встречающиеся путнику звери, около пути лежащие места, по реке плавающие суда и птицы, пчела, на розе седящая, суть обстоятельства путника, реки и розы.

§ 19

Подобие риторическое есть снесение21 двух вещей в свойствах или действиях. Сердце человека, гневом возмущенного, уподоблено быть может волнующемуся морю, скорое течение острых мыслей — стреле. Подобие разделяется на простое и сложенное; в простом сносится только одно свойство или действие одной вещи с однем же свойством или действием другой, как скорость мыслей со скоростию стрелы. В сложенном подобии сносятся два или многие свойства либо действия одной вещи с двумя или многими свойствами либо действиями другой, например: как подсыхает ветвь, подъеденная от червя, так печалью сокрушенное сердце ослабевает. Здесь сердце с ветвию, печаль с червем, ослабение с подсыханием сносится.

§ 20

Противными называются те вещи, которые вдруг быть не могут вместе, как день и ночь, зной и стужа, богатство и убожество, любовь и ненависть. Несходственные вещи бывают, когда вместо одной противной вещи полагается то, что от ней происходит, например: любить и обидеть (вместо ненавидеть), не бояться неприятеля и от него бегать (вместо бояться), ибо обида от ненависти, а бегство от боязни происходит.

§ 21

Уравнение есть снесение двух вещей, одну другой за равную, большую или меньшую почитая. Пример первого: Иулий Цесарь завидовал славе Александра Великого, равно как Александр — славе отца своего Филиппа. Пример второго: Фридерик-цесарь несчастливее был в реке Цидне, нежели Александр Великий, ибо сей, умывшись в ней, только разболелся, а оный живота лишился.22 Пример третиего: войну удобнее начать, нежели к концу привести.

§ 22

Сие описание риторических мест показано здесь вкратце только для одного истолкования оных; употребление и польза их предлагается в следующих главах. В правилах риторических причитается обыкновенно к местам изобретения определение, которое я оттуду выключил, для того что логические точные23 определения состоят из рода и свойств главных самой определяемой вещи, которые показаны бывают в местах риторических того имени, и, следовательно, такое определение не можно почесть за особливое место, но за идею, сложенную из идей, происшедших от рода и свойств. Сие же должно рассуждать и о наклонении, которое также в иных риториках за особливое место признается. Риторические определения надлежат до украшения, и для того о том предлагается в третией части Риторики.24 Примеры от уравнениев не разнятся. Молва людская надлежит к жизненным свойствам (§ 9 и 5), свидетели — до признаков (§ 17), закон, присяга, пытка надлежат особливо до судебных речей, о чем смотри в книге второй.25 Сии шесть последние называются от некоторых авторов внешними местами без довольного основания.26

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 538
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.09 19:51. Заголовок: ГЛАВА ВТОРАЯ О ИЗО..


ГЛАВА ВТОРАЯ

О ИЗОБРЕТЕНИИ ПРОСТЫХ ИДЕЙ

§ 23

Сочинитель слова тем обильнейшими изобретениями оное обогатить может, чем быстрейшую имеет силу совображения, которая есть душевное дарование с одною вещию, в уме представленною, купно воображать другие, как-нибудь с нею сопряженные, например: когда, представив в уме корабль, с ним воображаем купно и море, по которому он плавает, с морем — бурю, с бурею — волны, с волнами — шум в берегах, с берегами — камни и так далее. Сие все действуем силою совображения, которая, будучи соединена с рассуждением, называется остроумие.

§ 24

Отсюду видно, что чрез силу совображения из одной простой идеи расплодиться могут многие, а чем оных больше, тем и в сочинении слова больше будет изобилия. Сие душевное дарование хотя многие имеют от природы велико, однако оно не всегда и не во всяком случае надежно, для того в споможение оного должно здесь предложить некоторые правила.

§ 25

Материя, сочинителю слова данная, обыкновенно бывает сложенная идея, которая называется тема. Простые идеи, из которых она составляется, называются терминами. Например, сия тема: неусыпный труд препятства преодолевает имеет в себе четыре термина: неусыпность, труд, препятства и преодоление. Предлоги и другие вспомогательные части слова за термины не почитаются.

§ 26

От терминов темы произведены быть могут чрез силу совображения (по § 23 и 24) многие простые идеи, которые мы разделяем1 на первые, вторичные и третичные. Первыми называем2 те, которые от терминов темы непосредственно происходят, вторичными, которые от первых, третичными, которые от вторичных идей рождаются. Например, в предложенной (§ 25) теме неусыпность есть термин, от которого рождаются непосредственно первые идеи: 1) утро, в которое3 неусыпный человек рано встает; 2) вечер и ночь, в которые он не спя в трудах упражняется. Вторичные идеи, которые от первой — утро — происходят, суть: заря, скрывающиеся звезды, восходящее солнце, пение птиц и прочая. Третичные идеи, которые от вторичной — заря — рождаются суть: багряный цвет, сходство с некоторою округлою дверью и прочая.

§ 27

Чтобы в собирании первых, вторичных и третичных идей4 не по одной совображения силе поступать, для того должно наблюдать следующие правила: 1) все термины, которые тема в себе имеет, написать особливо; 2) к каждому термину приискать первые идеи из мест риторических и приписывать к ним особливо одну от другой в нарочитом расстоянии, чтобы вторичным и третичным места осталось; 3) к первым идеям приискивать и приписывать вторичные, к вторичным, ежели надобно, третичные из тех же мест; 4) ежели которое место в рассуждении какого термина неплодно, то можно миновать, как в неусыпности материальные свойства и знаменование имени; 5) должно смотреть, чтобы приисканные идеи приличны были к самой теме, однако не надлежит всегда тех отбрасывать, которые кажутся от темы далековаты, ибо оне иногда, будучи сопряжены по правилам следующия главы, могут составить изрядные и к теме приличные сложенные идеи. Для лучшего изъяснения5 сих правил предлагаем в пример вышепомянутую тему: неусыпный труд препятства преодолевает6 с изысканием и присовокуплением к каждому термину идей первых и вторичных из мест риторических. Третичные ради краткости оставляются.

§ 28

К первому термину — неусыпность — первые идеи присовокупляются: 1) от жизненных свойств — надежда о воздаянии, послушание к начальникам, подражание товарищам, богатство, которого неусыпный желает, или честь, которая его побуждает, 2) от времени — утро, вечер, день, ночь, 3) от подобия — течение реки, которому неусыпность подобна, 4) от противного — леность, 5) от несходственного — гульба. Ко второму термину — труд — первые идеи прилагаются: 1) от жизненных дарований — сила, 2) от действия — начало, средина и конец труда; 3) от последующего — пот, упокоение; 4) от подобия — трудолюбие пчел. К третиему термину — препятства: 1) от жизненных свойств — страх, 2) от времени — зима, война, 3) от места — горы, пустыни, моря. К четвертому термину — преодоление: 1) от жизненных свойств — радость, 2) от предыдущих7 — воспоминание прежних трудностей.

§ 29

К сим первым идеям присовокупляются вторичные — к надежде: 1) от рода и вида другие страсти, как любовь, желание; 2) от действия — ободрение; 3) от последующего — исполнение; 4) от противных — отчаяние; 5) от подобия — сон. К богатству: 1) от частей — золото, камни дорогие, домы, сады, слуги и прочая, 2) от знаменования имени — что от слова бог происходит, 3) от действия — что друзей много достает, 4) от происхождения — что от своих трудов происходит, 5) от противных — убожество. К чести: 1) от действия — свободный доступ к знатным, 2) от жизненных свойств8 — власть, похвала. К утру: 1) от действия — возбуждение людей, скрытие звезд, 2) от частей — заря, восхождение солнца, 3) от обстоятельств — пение птиц. К вечеру: 1) от свойств материальных — темнота, холод, 2) от обстоятельств — роса, звери, из нор выходящие. Ко дню: 1) от материальных свойств — теплота, свет, 2) от обстоятельств — шум, взирание на праздных. К ночи: 1) от жизненных свойств — дремота, 2) от обстоятельств — молчание, луна, звезды. К течению реки: 1) от свойств материальных — быстрина, жидкость, прозрачность, 2) от содержимого9 — берега, от содержащего10 — суда, рыбы, 3) от действия — омытие, напоение. К гульбе: 1) от жизненных свойств — веселие, 2) от времени — весна, ясные дни, 3) от места — сады, луга, 4) от обстоятельств — игры, свидание с приятельми. К силе: от уравнения — Сампсон, Геркулес.11 К пчелам: от действия — летание по цветам, собирание меду. К страху: 1) от материальных свойств — бледность, трясение членов, 2) от подобия — трепещущиеся листы в осень от бури. К зиме: 1) от свойств материальных — снег, мороз, град, 2) от действия — дерева, лишенные листов и плодов, 3) от происхождения — отдаление солнца. К войне: 1) от свойств жизненных — лютость неприятелей, 2) от действия — инструменты, мечи, копья, огонь, разорения, 3) от следующих — слезы разоренных. К горам: 1) от свойств материальных — вышина, крутизна, расселины, пещеры, 2) от обстоятельств12 — ядовитые гады, животные, которые в горах бывают. К пустыням: 1) от частей — лесы, болота, пески, 2) от жизненных свойств — скука, 3) от обстоятельств — разбойники, звери. К морям: 1) от действия — непостоянство, волнение,13 2) от места содержащего — камни, пучины.14 К радости: 1) от действия15 — восклицания, плескания, 2) от подобия — прохлаждение после зноя. К воспоминанию: от обстоятельств — извещение приятелям и увеселение оных, печаль недругов и зависть.

§ 30

Все сии идеи для яснейшего понятия представляются в следующей таблице:



§ 31

В сем примере хотя только первые и вторичные идеи и те из немногих мест риторических к терминам приложены, однако ясно видеть можно, что чрез сии правила совображение человеческое иметь может великое вспоможение и от одного термина произвести многие идеи. Для того учащимся риторики должно упражняться часто в приискании оных16 из риторических мест по данным правилам (§ 27), чтобы им увеличить свою силу совображения, которая в красноречии много может.

§ 32

О речениях, которые показанным образом собирать должно, не рассуждаем здесь, как еврейские учители, которые в книге, Зоар называемой, словам без всякого основания приписывают некоторую потаенную силу, от звезд происходящую и действующую в земных существах, и не принимаем их в таком разумении, как Руцелин, некто агличанин, который помянутому древнему раввинскому заблуждению учил нечто подобное в двенадцатом веку, утверждая, якобы в познании имен содержалось познание самых вещей, от чего произошла между учеными новая секта, которой последователи назывались именники (Nominales), и воспоследовали17 оттуду в Париже у студентов великие распри и кровопролития с теми, которые держались противного мнения и назывались вещественники (Reales). Мы учим здесь собирать слова, которые не без разбору принимаются, но от идей, подлинные вещи или действия изображающих, происходят и как к предложенной теме, так и к самим себе некоторую взаимную принадлежность имеют, что окажется чрез приличное оных сопряжение в следующей главе.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 555
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.12.09 15:34. Заголовок: ГЛАВА ТРЕТИЯ О СОПР..


ГЛАВА ТРЕТИЯ

О СОПРЯЖЕНИИ ПРОСТЫХ ИДЕЙ1

§ 33

Сложенные идеи состоят из двух или многих простых идей, между собою сопряженных и совершенный разум составляющих (§ 4). Итак, когда кто хочет соединить две простые идеи в сложенную, то недовольно, чтобы их связать каким ни есть союзом, как надежда и ободрение, ибо в сем соединении нет совершенного разума, но должно между ими положить какое-нибудь взаимное соответствование, например: надежда есть ободрение. А ежели сложенная идея состоит из многих простых, тогда нередко сопрягаются иные из них союзами и предлогами, наприклад: богатство и честь суть побуждения к трудам.

§ 34

Таким образом, сложенные идеи по-логически называются рассуждениями,2 а когда словесно или письменно сообщаются, тогда их предложениями называют. Оне имеют3 две части4 — подлежащее и сказуемое.5 Оное значит вещь, о которой рассуждаем,6 а сие показывает самое то, что рассуждаем о подлежащем.7 Так, в рассуждениях (§ 33) надежда есть ободрение и богатство и честь суть побуждения к трудам, надежда и богатство и честь суть подлежащие,8 а ободрение и побуждение к трудам суть сказуемые.9 Глагол существительный есть или суть называется связка, которою подлежащее и сказуемое10 сопрягаются. Она часто в разных случаях потаена бывает, как: богатство и честь побуждают11 к трудам. И посему называются такие предложения12 косвенными, которые, однако, можно привести в чистые логические,13 изобразив сказуемое14 чрез иную часть слова, например, в сем предложении огонь горит, глагол переменив в причастие и приложив связку, будешь иметь огонь есть горящий, где подлежащее, сказуемое и связка изображены явственно, хотя в российском языке сия речь несвойственна.

§ 35

Предложения разделяются на утвердительные и отрицательные. В утвердительных сказуемое приписывается к подлежащему,15 например: человек есть животное словесное, ибо жизнь и словесность в сем предложении как сказуемое приписывается к подлежащему человек. В отрицательных сказуемое от подлежащего отъемлется, например: человек не вечен.

§ 36

Утвердительные и отрицательные предложения бывают общие и особенные: общие суть те, в которых сказуемое приписывается или отъемлется подлежащему как роду, например: всяк человек есть смертен; особенные, в которых сказуемое приписывается или отъемлется подлежащему как виду, например: Семпроний есть великодушен.16

§ 37

Простые идеи, к терминам темы приисканные, должно сопрягать одну с другою, как подлежащее и сказуемое, и так составлять предложения утвердительные или отрицательные, общие или особенные. В пример сему предлагается сопряжение простых идей, приисканных к теме, которая во второй главе предложена:17 всяк, ободренный надеждою, день и ночь неусыпно трудится; не взирает он на веселие гулящих; желание богатства придает ему Геркулесову силу; волнение и непостоянство моря в отчаяние его не приводит. Из сих предложений первое есть утвердительное общее, второе — общее отрицательное, третие — утвердительное особенное, четвертое — особенное отрицательное. Идеи, которые в них соединены, суть: ободрение, надежда, день, ночь,18 веселие, гульба, желание, богатство, Геркулес, сила, волнение, непостоянство, отчаяние.

§ 38

Термины самой темы в некоторых приличных местах необходимо должны быть вмещены с приисканными идеями, как в сих примерах неусыпность и труд. Также не должно отвергать и тех идей, которые при сопряжении приисканных сами собою на ум приходят, ежели оне приличны, как в тех же примерах о приведении и придаянии.19

§ 39

Простые идеи подлежащего20 и сказуемого соединяются в разуме общем или особенном, утвердительном или отрицательном: 1) чрез взаимное действие и страдание, например: весенные ясные дни отзывают неусыпного человека от трудов, 2) чрез разные падежи, которыми существительные имена по грамматическим правилам сложены бывают:21 любящий похвалу не боится лютости неприятельских мечей, 3) чрез пристойные предлоги: холод от падающия в ночь росы и пот от дневного зноя трудолюбивые равно сносят, 4) чрез пременение частей слова, как в примере второго правила имя любовь переменено на причастие любящий и в примере третьего правила существительное день переменено на прилагательное дневный, чтоб сложить их с речениями похвала и зной, 5) чрез союзы соединения и разделения: поощренного надеждою ни сияющее во дни солнце, ни в нощи луна и звезды праздна не видят, 6) чрез союзы противительные: старые люди не себе, но детям своим дерева насаждают, 7) чрез союзы недоуметельные: злобный человек явно или тайно вредить желает, 8) чрез союзы выключительные: ласкатели кроме вреда ничего не приносят.22

§ 40

Сопряжением простых идей составленные предложения называются по-риторически периодами. Которые ежели когда полагаются в слове без такой взаимной принадлежности, которая разум одного связывает с разумом другого, то называются они одночленными, например:
    Доброе начало есть половина всего дела.
    Добрый конец все дело венчает
    .23


§ 41

Одночленные периоды могут в себе иметь: 1) одно подлежащее и одно сказуемое; 2) много подлежащих и одно сказуемое; 3) одно подлежащее и много сказуемых; 4) много подлежащих и сказуемых. Пример первого суть два периода (§ 40). Пример второго:

Молодых людей нежные нравы, во все стороны гибкие страсти и мягкие их и воску подобные мысли добрым воспитанием управляются.24

Пример третиего из Цицероновой речи за Лигария:

Мы учились в одном доме, в поле были товарищи, потом свойством соединились и всегда верную дружбу между собою имели.

Пример четвертого:

Роскошь и праздность, как два сосца всех пороков, вливают под видом сладости бедственную язву в душу и тело, наносят25 несносные оскорбления, бедность и смертоносные болезни.

§ 42

Когда два или многие26 логические предложения будут между собою иметь взаимную принадлежность, которая разум одного связывает с разумом других, в таком случае период называется двучленный, ежели два, — тричленный, ежели три, — четыречленный, ежели четыре предложения помянутым образом связаны. Примеры двучленного периода:

Чрез добрые дела заслужить можно честь, получить богатство и бессмертное по себе имя оставить; для того должно удаляться пороков и добродетели держаться как27 вожда к благополучию.

Хотя четвертую часть света Америку пространным океаном от нас натура отделила, однако рачению и отважности человеческой чрез все бывающие в нем опасности путь открылся.

    Кто хочет большим быть,
    Тот должен всем служить.28


Примеры тричленных:

Ежели бы небо благоволило, чтобы человек препровождал жизнь свою безбедно, то бы он своего счастия не мог чувствовать.

Хотя когда небо ясно и море безмятежно, однако искусный кормщик бодрствует, равно так, когда оно сильною бурею возмущенно.

Кто справедливой похвалы желая ищет премудрости, тот прежде всего в сердце своем положить должен, чтобы он всею мыслию своею всевышнего творца почитал и боялся.

Примеры четыречленных:

Кто благодеяния не помнит, тот не токмо оного не достоин, но равно так оставлен быть должен, как неплодная земля презренна бывает.

Ежели бы ты с довольным вниманием и отрясши от мысленного зрения мглу страстей рассмотрел, коль пременно есть и ненадежно льстивое счастие, то бы ты вяще оного отвращался, бегал и гнушался, нежели ты доныне прилагал рачение к снисканию оного.

§ 43

Сих четырех родов периоды называются круглыми29 и умеренными, для того что их члены, также подлежащие и сказуемые величиною не много разнятся. Но ежели в периодах части, то есть члены, или в членах подлежащие и сказуемые будут очень неравны, то называются они зыблющимися, каковы суть следующие:

Смотреть на роскошь преизобилующия натуры, когда она в приятные дни наступающего лета поля, леса и сады нежною зеленью покрывает и бесчисленными родами цветов украшает, когда текущие в источниках и реках ясные воды с тихим журчанием к морям достигают и когда обремененную семенами землю то любезное солнечное сияние согревает, то прохлаждает дождя и росы благорастворенная влажность, слушать тонкий шум трепещущихся листов и внимать сладкое пение птиц30 есть чудное и чувства, и дух восхищающее увеселение.

В сем одночленном периоде многим подлежащим, которые распространены прилагательными именами и идеями,31 чрез возносительные части слова32 к оным присовокупленными, приписано одно сказуемое, а в следующем двучленном первый член много больше второго:

    Как лютый мраз весна прогнавши
    Замерзлым жизнь дает водам,
    Туманы, бури, снег поправши,
    Являет ясны дни странам,
    Вселенну паки воскрешает,
    Натуру нам возобновляет,
    Поля цветами красит вновь, —
    Так ныне милость и любовь
    И светлый дщери взор Петровой
    Нас жизнью оживляет новой


§ 44

Таким образом, периоды возрастают иногда очень велики, а иногда33 имеют они больше четырех членов. Напротив того, в некоторых34 случаях или и всегда по разному сродству и сложению авторов речь состоит из весьма коротких и по большей части одночленных периодов, в которые могут переменены быть долгие чрез отъятие союзов. Такие периоды называются отрывными, каковыми писано следующее против Парразия, некоего афинейского живописца, который по разорении Олинфа, учиненном от Филиппа, царя македонского, купил себе плененного в том городе старого человека, привел его в Афины и распялив мучил бесчеловечно, чтоб с него изобразить своим художеством Прометея, от Зевеса связанного и растерзанного на горе Кавказской, которую картину написав, поставил он после в храме Минервы:

Несчастливый старик35 видел опроверженное и разграбленное свое отечество, отнят был от жены, стоял на пепеле сожженного Олинфа, Уже тогда довольно был он прискорбен, чтобы, смотря на него,36 изобразить Прометея. Кто бы, желая представить живописью сокрушение корабля, нарочно для того потопил человека? Бил, однако мало показалось! жег, и того недовольно! терзал, но сие довольно, говорил он, гневному Филиппу, а не гневному Зевесу. Уже от Минервина храма бегают, как от полков македонских. Уже умучен, чего и Филипп не сделал! Умерщвлен, но не Прометей от Зевеса! Кто уже ныне будет жаловаться на Филиппа? Да погубят тебя боги, беззаконник, ты и Филиппа милостивым сделал.

Также из коротких периодов состоят и следующие стихи:

    Уже врата отверзло лето;
    Натура ставит общий пир;
    Земля и сердце в нас нагрето;
    Колеблет ветви тих зефир;
    Объемлет мягкий луг крылами:
    Крутится чистый ток полями;
    Брега питает тучный ил;
    Листы и цвет покрылись медом;
    Ведет своим довольство следом
    Поспешно красный вождь светил.


§ 45

В составлении периодов некоторые учат полагаться много на союзы, которыми члены их соединены бывают, рассуждая, что по ним предлагаемые разумы яснее изображены и украшены быть могут. Но сие от искусных почитается за самую тщету, ибо что может то пособить, ежели и расположить союзы, например: хотя, однако, не токмо, но и, ежели идеи в них невместны или еще и не приисканы? А когда их довольно изобретено, то уже союзы сами собою найдутся. К тому же по предписанным союзам идеи37 располагать весьма опасно, ибо часто от того происходят принужденные и ложные рассуждения.

§ 46

Также и при сопряжении простых идей не должно себя излишно принуждать, чтобы они токмо по предложенным (§ 27) (ради одного почти примеру) правилам сопряжены были, но, последуя здравому рассуждению (которое одно только в сем случае действительно), надлежит стараться, чтобы из соединения оных происходили натуральные и с разумом согласные мысли,38 а не принужденные или ложные и вздорные.39 Сего убежать тот весьма не может, кто не имеет довольного природного рассуждения, логикою подкрепленного, которая после грамматики есть первая предводительница ко всем наукам. И для того предлагаемые в сей книге правила на ней основаны и употребляемых в ней здесь нужных речений40 сила истолкована.

§ 47

Учение о периодах предлагается здесь, поколику они суть сложенные идеи. О украшении и расположении оных следует во второй и третией части сея книги.41

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 556
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.09 00:06. Заголовок: ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ О П..


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

О ПОПОЛНЕНИИ ПЕРИОДОВ И О РАСПРОСТРАНЕНИИ
СЛОВА

§ 48

Распространение риторическое есть присовокупление1 идей к кратким предложениям, которые их изъяснить и в уме живяе представить могут. И посему риторические распространения не должны быть пустые собрания речений, мало или ничего к вещи принадлежащих, которые больше разум отягощают и отнимают краткого слова ясность.

§ 49

Предложения логические в рассуждении совершенного разума суть то же, что у риторов периоды (§ 34 и 40). Итак, когда к предложениям присовокупляются идеи для явственнейшего оных воображения в уме, то и периоды приполняются. И посему распространения риторические включают в себе и пополнение2 периодов.

§ 50

Распространений суть два рода — умножительный и увеличительный. Оба в том сходны, что слово распространяют, но тем разнятся, что первое больше расширяет и служит к пополнению периодов,3 второе придает ему притом больше важности. Однако увеличительное распространение разнится от возвышения слова, ибо сие возносит, а оное наполняет; сие придает силы, а оное изобилия; сие устремляет, а оное разливает; возвышение больше от украшения, а увеличительное распространение от изобретения зависит.

§ 51

Умножительное распространение пополняет слово, а не надувает или растягивает. В сем погрешают многие из новых сочинителей, когда, отложив4 меру, принуждают себя, чтобы распространить слово. Никакого погрешения больше нет в красноречии, как непристойное и детское, пустым шумом, а не делом наполненное многословие, например:

Ни единой беды нет, о которой бы рассуждал премудрый, чтобы оной убегать для пользы отечества. Кто рассуждает здраво, тот не будет думать, чтобы от какого-нибудь злоключения умаляться надлежало для благосостояния общества, но всегда в таком мнении останется, что за отечество в самую крайнюю напасть тщательно вступить должно.

Таковые распространения искусному слуху весьма скучны и несносны и разве тем только показаться могут, которые любят, чтобы им об одном деся́тью сказывали. Подлинного умножительного распространения правила и примеры в следующих предлагаются.

§ 52

Увеличительное распространение происходит от подробного предложения избранных идей, к самой вещи надлежащих и важностию своею слово обогащающих. Таковыми распространениями изобилуют великие древние ораторы, из которых несколько примеров здесь сообщаются: 1) из святаго Григория Назианзина.

Ладья5 с единым священником в море опускается не за беззаконие, но за веру, не для избавления, но для погибели его. Но он имел ум, благочестием утвержденный и радостию ободренный. С ним в сообществе огнь путешествует, и новостию мучения безмерно радуется гонитель. О коль тяжкое и горестное позорище! Ладья несется по морю, зрителей множество на брег стекается, то веселящихся, то плачущих. Как могу я сие изобразить кратко и зрению представить? Огнь возжигается, ладия с пловцом своим сгорает. Огнь с водою соединяется, и противные вещи согласуются на мучение благочестивого мужа. Две стихии едино тело разделяют, и новым и неслыханным образом пламень по водам странствует.

2) Златоуст святый о том, что всяк сам себе вредит:

Ныне,6 отняв ларву,7 гнусное лице блудницыно откроем. Такова есть жизнь, поверженная в роскошь, в честь и богатство, бесчестна, скверна, беззакониями и скаредством исполнена, досадна, тяжка и многими огорчениями угнетаема. И сие самое есть, что услажденным любовию жития сего всякое прощение отъемлет, ибо толикими злоключениями исполненного желают и тщательно ищут, исполненного смертными бедами, стремнинами, пропастьми и волнениями, убийствами, страхом, завистию, беспрестанным попечением и скукою. Ищут, что никакого воздаяния, никакого плода за толикие труды не приносит, но только казнь и вечное мучение.

3) Там же:

Почему конь добрым называется: по золотым ли браздам и подпругам, по тканым ли из шелку и золота покровам,8 по узде ли, дорогими камнями украшенной, и по гриве, переплетенной золотом? или по скорости его бежания, по крепости бедр, по копытам, доброго коня достойным, по замашистой выступке, и чтобы он имел крепость, довольную к войнам и долговременному путешествию, и всадника своего в сражении и в бегу сохранить мог? Не ясно ли видим, что в сих, а не в оных состоит конская доброта (и прочая)? Что ж есть и человеческая добродетель? Не злато и серебро, чтобы бояться убожества, не здравие тела, чтобы страшиться болезни, непочтение от народа, чтобы опасаться бесславия, ниже жизнь сама собою без приложения намеренного конца, чтобы смерть тебе была ужасна, ни вольность, чтобы тебе убегать от порабощения, но прилежное рачение о истинном учении и честное житие

4) Димосфен в первом слове на Аристогона:

Ни к каким гражданским добродетелям не прикоснулся, чем бы мог разум свой украсить. Ни о честных художествах, ниже о земледельстве старается, ни вежества, ни общей пользы не причастен, но только по площади ходит, как змей или скорпион, испустив жало, туда и сюда поглядывает, чтобы кому нанести вред или поношение, либо заразить кого каким-нибудь бедствием или хотя кого устрашить и тем себе корысть получить

5) Цицерон в 7 слове на Верреса:

Заключаются осужденные в темницу, казнь им узаконяется, но страждут и бедные их9 родители.

Возбраняется доступ до детей своих, возбраняется, чтобы дать им пищу и одежду. Сии отцы, которых видите, лежали при дверях, и бедные матери ночевали при входе темничном, от последнего объятия детей своих отлученны, которые ничего больше не просили, но токмо чтобы последнее дыхание сынов их принять позволено было. Приставлен был преторов спекулатор, страх и смерть товарищей, и убийца граждан Секстий, который от всех стенаний и горьких оскорблений известные приобретал корысти. Чтобы тебе, говорил он, войти, дай столько, чтобы ты первый пронес пищу, дай столько, чего никто не отказывал. Много ли за то, чтобы я однем ударом умертвил твоего сына? Что дашь, чтобы я недолго стал его мучить и умерщвлять многими ударами, и чтобы он, не чувствуя великой болезни, умер?10 И за сие давалась мзда убийце11! О коль велика болезнь и нестерпима! О коль великое и лютое злоключение! Не жизнь, но ускорение смерти детей своих покупать родители принуждены были.

§ 53

Умножительные распространения состоят по большей части в приличных приложениях, которые бывают: 1) имена прилагательные и причастия, как: сильная рука, шумящий ветр; 2) причастия, сочиненные с падежами своих глаголов, например: поля, услаждающие надеждою жатвы земледельцев; 3) существительные имена, с родительным падежом сочиненные, например: натура — дщерь гремящего над нами и мати всех племен земных; 4) наречия, как: быстро смотреть, великодушно прощать; 5) существительные с прилагательными, сочиненными со своими падежами, например: в сей день, блаженная Россия, любезна небесам страна.

§ 54

Таковые приложения изобретены быть могут из мест риторических: 1) от свойств материальных — пространное море, долгий путь, твердо стоять, быстрый бег, кудрявая роща; 2) от чувств — румяная и благовонная роза, смрадный труп, горькая желчь, палящая зноем Абиссиния; 3) от страстей — любовно и весело беседовать, надежно удостоверить, Зефир, кустов и рощей любитель, для гордости ненавистный Тарквиний; 4) от свойств и дарований жизненных — прекрасный Авессалом, кроткий Давид; 5) от действия и страдания — молния, воздух рассекающая и устрашающая смертных; 6) от места — воздушный орел, Борей — полночный житель; 7) от времени — страх и безмолвие полночное, соловей — весенный воспеватель; 8) от происхождения — роза — дщерь весны; злато, от недр Аравии происшедшее;12 9) от причины — война, чаемою победою ободренная; 10) от предыдущего и последующего — заря — предводительница солнца; 11) от признаков — упоенные тучным илом берега открываются (знак бывшего наводнения); 12)13 от уравнения — серебра чистейший источник; 13) от подобия — камню подобное твердостию постоянство; 14) от противных — слезы — печальная в несчастии отрада.

§ 55

Периоды пополняются еще чрез повторения, однознаменательные речения, наращения и другие фигуры, в речениях состоящие, однако оне больше надлежат до украшения, и для того должно о том смотреть во второй части. Увеличительные распространения изобретаются только в однех местах риторических следующим образом.

§ 56

От рода и вида распространяется слово, 1) когда, хотя говорить о виде, прежде предложишь о роде, под которым он содержится. Так, молодший Плиний в начале своего слова похвального Траяну, римскому императору, говорит:

Кое божие дарование краснейшее и превосходнейшее быть может, как непорочный и святый и богам подобный государь? Ежели бы еще сомнительно было, по случаю ли и ненарочно или от бога земные обладатели даются, однако о нашем государе явно бы показалось, что он от бога поставлен.

2) Когда вместо рода будешь исчислять знатнейшие виды, например:

Вылетают роем пчелы в поле, нападают на лилеи, с фиалок сладость собирают, белый воск с нарцисса похищают и колючим тернием роза румянцу своего защитить не может, сосут приятную влажность из пионов и сладкую росу пьют с малины.

Подобным образом Овидий в десятой книге о превращениях вместо рода исчисляет разные виды дерев, которые приходили Орфеевой музыки слушать.

§ 57

От целого и от частей слово распространить можно, когда, во-первых, предложишь целое с общими его свойствами, до всех частей купно надлежащими, а потом главные и знатные его части особливо; так, ежели кто хочет распространенно представить какой14 великий и прекрасный город, тот может изобразить сперва его обширность, красоту, положение, множество народа, а после того знатнейшие части, как стены, церкви, великолепные домы, улицы, площади и разные публичные строения. В пример служить может распространение от целого и частей из Аристидова описания города Смирны:15

Во-первых, стоя при море, всегдашнею красотою процветает, и аки бы не был он создан помалу, но вдруг из земли выступил. Обширность получил не по нужде или по случаю, но везде пространен, и себе подобен, и величиною красоту свою умножает. Не можно сказать, чтобы многими разметанными городами казалось, но един многим равен. Что же увидишь, когда на замок взойдешь? Увидишь обливающееся море и аки пристающие предместия, и так город, с ними смешанный, тремя приятнейшими позорищами взор увеселяет.16 Невозможно нигде остановить ока, но каждая часть, как разными камнями испещренное монисто,17 к себе привлекает. Когда с замку спустишься, придешь на восточную сторону и сперва прекрасный храм покровительницы богини увидишь. Но что последует, того и престарелый человек легко припомнить18 не может, ибо все до самого берегу сряду гимназиями, площадьми, театрами, пристаньми и другими великолепными украшениями, чрез натуру и художество устроенными, наполнено, и ничего нет, чтоб не удивительно или не полезно было. Толикое множество купелей, что всяк по желанию своему в любой умываться может. Площади для бегания конского в средине и по краям города одна другой великолепнее. Фонтанов столько, как домов или еще больше. Против площадей улицы одна другую накрест пересекают, чтобы яснее быть им от солнца освещенным. Сие представляет много городов, одному целому подобных.

Овидий описывает солнцев дом во второй книге о превращениях из того же места:

    Поставлен на столпах высоких солнцев дом,
    Блистает златом вкруг и в яхонтах горит;
    Слоновый
    19 чистый зуб верхи его покрыл;
    У врат на вереях сияет серебро.
    Но выше мастерство материи самой:
    Там море изваял кругом земли Вулкан
    ,20
    И землю, и над ней пространны небеса.


§ 58

Материальные свойства служат к увеличительному распространению слова, 1) когда одна простая идея, много оных в себе заключающая, на них разделяется,21 2) когда в одном материальном свойстве находящиеся разные виды или отмены предлагаются подробну. В обоих случаях не без пользы приложены быть могут действия или страдания, свойствам пристойные. Пример первого правила:22

Середи оных прекрасных лугов роща стоит, во все стороны равно распространенная, но обширность не препятствует видеть приятный ея непорядок. Усумнеться должно, сама ли натура в чудном смешении разных древ и в определении некоторого несовершенно округлого ее положения трудилась или упражнялось человеческое рачение. Низкие, но густыми ветвьми едва23 не до корени израстающими, обогащенные дерева24 стоят в близости с высокими и только однеми кудрявыми вершинами выше прочих вознесенными. Тонкие, но тучные леторосли обвиваются вкруг дебелых древ, и им питательную влагу сообщают, и себе от них взаимно подпор имеют. Но что, когда в средину сего земного рая вступишь! Густая и нежная зелень, смешанная с румяностию, белизною, лазорью и желтостию, злату подобною, разных цветов друг перед другом зрение к себе привлекают. С прохладностию тихого дыхания кротких зефиров соединенное благовоние, от трав врачебную силу на воздух изливающих, ослабевшие мысли, удрученные трудами члены и почти умерщвленные чувства восставить, ободрить и оживить может. Плоды, то созревающие, то ветви отягощающие, зрелым соком налившись, то с них падающие, то при корени древ лежащие, сладостию своею трапезы небожителей достойные, между оными цветами рассеянные, весну, лето и осень воедино совокупляют. Но что приятное и слух услаждающее пение птиц, которое с легким шумом колеблющихся листов и журчанием ясных источников раздается? Не дух ли и сердце восхищает и все суетным рачением смертных изобретенные роскоши в забвение приводит?

Примеры второго правила, в которых разные виды и отмены свойств материальных слово распространяют. Первый пример о пении соловья:

Коль великого удивления сие достойно! В толь маленьком горлышке нежной птички толикое напряжение и сила голоса! Ибо когда, вызван теплотою вешнего дня, взлетает на ветвь высокого дерева,25 внезапно то голос без отдыху напрягает, то различно перебегает,26 то ударяет с отрывом, то крутит кверху и книзу, то вдруг приятную песнь произносит, и между сильным возвышением урчит нежно, свистит, щелкает, поводит, хрипит, дробит, стонет утомленно, стремительно, густо, тонко, резко, тупо, гладко, кудряво, жалко, порывно.

Второй — о павлине:

Расширив хвост свой, разностию цветов гордится, когда они беспрестанно переменяются и приобретают тем новую приятность. Сие особливо бывает в прекрасных и радуге подобных кружках, которые он на конце каждого пера показывает, ибо где прежде сверкали рубины, уже тут по малом наклонении золото блистает, с одной стороны лазорью, с другой багряностью, на солнце жемчугом, в тени изумрудами взор увеселяют.

По сему видно, что сии два правила служат в описаниях бездушных вещей, также и одушевленных, поколику оне состоят из материи.

§ 59

Но жизненные свойства хотя надлежат токмо до одних27 одушевленных вещей, однако в увеличении слова чрез распространение весьма плодовиты, для того что их много больше, нежели материальных. Правила суть два и сходствуют с предложенными (§ 58), то есть: 1) к одному животному приписаны быть могут многие жизненные свойства; 2) вместо одного жизненного свойства предложены быть могут его степени или какие-нибудь отмены, либо действия с обстоятельствами. Степени бывают особливо явственны в страстях, например, в гневе: неудовольствие, негодование, огорчение, ярость.

В пример первого правила предлагается псалом 14, преложенный на российские стихи.

    1

    Господи, кто обитает
    В светлом доме выше звезд?
    Кто с тобою населяет
    Верх священный горних мест?

    2

    Тот, кто ходит непорочно,
    Правду завсегда хранит
    И нелестным сердцем, точно
    Как устами, говорит;

    3

    Кто языком льстить не знает;
    Ближним не наносит бед,
    Хитрых сетей не сплетает,
    Чтобы в них увяз сосед;

    4

    Презирает всех лукавых,
    Хвалит вышнего рабов
    И пред ним душею правых
    Держится присяжных слов;

    5

    В лихву дать сребро стыдится,
    Мзды с невинных не берет.
    Кто так жить на свете тщится,
    Тот вовеки не падет.


Примеры второго правила, из которых в первом похваляется великодушие, у Цицерона в слове за Маркелла:28

Нет ни единой такой силы и такого множества, которых бы оружием и могуществом ослабить и сокрушить не можно было. Но победить дух, удержать гнев, в победе быть умеренным, учинить сопричастником чести неприятеля, разумом или мужеством знатного и не токмо поднять после повержения, но и увеличить прежнее его достоинство, таково есть, что учинившего сие не токмо сравняю я с великими мужами, но богам подобна быть рассуждаю.

2) Распространение о скупости из Златоуста о том, что всяк сам себе вредит:

Отчаянное некоторое бешенство, ярость необузданная, болезнь неисцелимая умы всех одержит. Сие любление (то есть злата) всю любовь, до конца угашенную и угнетенную, из души исторгает. Нет рассуждения ни о дружбе, ни о сродстве — но что я дружбу и сродство упоминаю? — ни о жене, ни о детях. А сего что бы в жизни могло быть любезнее? Но все на землю повержено и попрано бывает, когда свирепая сия и бесчеловечная пленников своих повелительница, как лютая мучительница, или некоторая суровая варварка, или всенародная блудница все довольство обезображает, умерщвляет и бесчисленным бедам и мучениям подвергает ей служить в душе своей предприявших. И хотя она ужасна, горька, лице имеет варварское или паче зверское, и волка и льва злейше, однако кротка, и вожделенна, и меда сладчайшая пленникам своим кажется. Хотя еще на них кует мечи и оружие, копает пропасти, к стремнинам и камням приводит и к бесконечным казням сети сплетает, однако мыслят, что ею они блаженны.

§ 60

От знаменования имени распространяется слово, когда преложенного коим-нибудь образом (§ 10) имени представляются части, свойства или действия и страдания, либо уподобления и идеи, из прочих мест риторических приисканные. Таким образом Цицерон во втором слове на Верреса, который на латинском языке значит вепря, свойства сего животного ему приписывает, упоминая, как он в свое имя праздник установил в Сицилии:

О преславный Веррейский праздник! Есть ли такое место, куда бы ты пришед не принес дни того? В который дом или в который храм ты вступил, который бы остался не опровержен и не сотрен? Истинно по справедливости называется сей праздник Веррейский,29 и кажется, что он не токмо по твоему имени, но и по натуре и по нравам твоим уставлен.

Подобным образом Марциал в кн. 9, эпигр. 11, похваляет отрока Еарина, которое имя по-гречески значит весенного:30

    О имя, купно с розами рожденно!
    Тобой зовется лета часть прекрасна.
    Ты сладко, как цветы и мед иблейский
    И как блаженный нектар на Олимпе.
    Тобою бы желал назваться отрок,
    Зевесов виночерпец.


Произведенные идеи от сего места имеют в себе больше играния в речениях, нежели силы. И хотя оне нередко бывают в слове пристойны, однако в их составлении надлежит поступать осторожно, чтобы не родились подлые и смешные в речениях игрушки, что нередко случается в именах, чрез преложение письмен (§ 10, прав. 3) произведенных, которые анаграммами называются.

§ 61

Действие и страдание суть обильнейший всех источник распространений. Без них и в прочих местах приисканные к распространению31 слова идеи почти мертвы и едва не единым их посредством оживляются, будучи сопряжены чрез них взаимным союзом, что видеть можно в предложенных выше и ниже сего примерах сея главы. Правила, которые учат распространять слово от действия и страдания, суть следующие:

1) Когда одной вещи или многим приписываются разные действия, в одном или многих страждущих производимые или в их частях, свойствах или обстоятельствах, в происхождении, причине, времени или месте. Пример из 3 слова Цицеронова на Верреса:

Сей есть Апроний, которого во всей провинции Веррес, когда повсюду непотребнейших людей изыскивал и с собою водил многих, себе подобных, почитал подобнейшим в непотребстве, в роскоши и в продерзости. Итак, в кратком времени не дело, не рассуждение, ниже чье похваление, но желаний скверное сходство обоих соединило. Вы знаете Верресовы злые и нечистые нравы, но представьте в уме кого-нибудь, ежели можете, чтобы32 во всех сих делах ему быть мог равен, во всех сластях и беззакониях. Таков был сей Апроний, который не токмо житием, но и телом и лицем показует, что он неизмеримое есть жерло и хлябь всех пороков и скверностей. Сего во всех блудодеяниях, сего в расхищении храмов, сего в нечистых пированиях имел главным; и сходство нравов имело такой союз и единодушие, что Апроний, который другим казался грубым варваром, ему виделся покоен и красноречив; и которого все ненавидели и видеть не хотели, но он без того жить не мог; которого в пированиях иные отбегали, но он с ним и пил из однех сосудов; наконец, гнусного Апрониева смраду из горла и от всего тела уже и скот, как сказывают, терпеть не мог, однако ему одному сладок и приятен казался. Он был ему на суде ближний, на постеле товарищ, в пированиях хозяин.

2) Когда с действием описаны будут инструменты, вспоможения или воспящения по их частям, свойствам или обстоятельствам и прочая. Таким образом, Василий Селевкийский распространяет слово в описании единоборства Давидова с Голиафом:

Хотя сей есть воин (говорит Давид), а я в брани неискусен, но сие самое меня ободряет, ибо не на силу свою надеюсь, но со благодатию иду на сражение. Богу наносится поношение, то кто за него на брань не вооружится? Самого бога, поношением раздраженного, помощником своим почитаю, и злоречивый язык неприятельский в залог победы имею. Он тела величиною и бронями защищается, но я огражден бессмертным покровением. Он щит подставляет, но я неприятеля не ужасаюсь, против которого бог воюет. Небо будет щит мой. Давид бессилен, но крепок идущий с ним на брань. Давид есть отрок, но вечен, который по нем воюет и прочая (потом следует). И когда Давид военным оружием по-царски33 вооружен был, являет ему бог, да оружия не приемлет при его помощи. Того ради оставляет оное оружие как воспящение к победе, брони отметает, шлем отвергает, отлагает щит и руку от копия испражняет.

3) Когда в действии представляется что удобное или неудобное, либо возможное или невозможное, или что из других, к действиям присовокупляемых, о которых выше предложено (§ 11 на конце). В пример служить может следующее описание алчного Еризихтона у Овидия, в Превращениях, в книге 8:

    Старается во сне свой голод утолить,
    Но движет лишь34 уста и зуб на зубе трет.
    Он думает, что ест, но токмо льстится тем
    И вместо пищи ветр глотает лишь пустой.
    Но как уже алчба отгнала сон его,
    Почувствовал огонь на тощем животе
    И тотчас просит все, что воздух и земля
    И что родят моря, но голоден при всем.
    Уж полные столы неполны перед ним;
    Чем град доволен весь, он тем один не сыт.


4) Когда какое действие весьма обстоятельно предлагается, так что начало, средина и конец его весьма живо в уме изображаются, например:

Преклоняет колена и выю неповинный, меч возносится, блещет, на выю устремляется, ударяет, с жизнию35 кровь изливается, и трепещущийся труп с бледною главою упадает.

§ 62

Приятные36 рождаются распространения слова от времени

1) количественного,37 когда лучшие и избранные части оного или обстоятельства, друг за другом следующие, действию или страданию, в оное бывающему, прилагаются, например: Пенелопа пишет к своему Уликсу, ожидая его по расхищении Трои, у Овидия, в первом письме от героинь:

    Уж Илион лежит, гречанкам ненавистный.
    Едва того Приям и Троя стоит вся.
    Други вожди пришли, дымятся алтари;
    Уж отческим богам симойски жгут добычи;
    Жены приносят дар, что здравы их супруги.


В сем примере количество времени представляется обстоятельствами, друг другу следующими, как мерою измеренное, как и в следующем:

    Уж солнышко спустилось
    И село за горой,
    И поле окропилось
    Вечернею росой.
    Я в горькой скуке трачу
    Прохладные часы
    и прочая.


Подобным образом время можно разделять на утро, день, вечер, ночь, весну, лето, осень, зиму, также по праздникам, по изменению луны и прочая и оных обстоятельствами наполнять слово.

2) От указательного времени распространяется слово, когда свойства и обстоятельства оного, вдруг бывающие с действием или страданием, соединяются, например, описание зимы:

Миновала осень, и зима наступила; море союз с тишиною разрушило, и мореплаватели объемлют пристанище как свое надежное защищение; земледельцы к возженному огню стекаются, и мравий в скважинах земных насыщается пищею, трудами своими приобретенною.

§ 63

От места распространяется слово:

1) от проходимого, когда его знатнейшие части исчисляются, по которым или близ которых вещь проходит с их свойствами или обстоятельствами, причем должно наблюдать упомянутые предлоги выше сего (§ 13). Так, Камуенс в пятой песне своей героической поэмы пишет:

Нечувствительно потеряли мы верхи Синтра и других гор португальских и, кроме неба и моря, ничего уже не видели.38 Вскоре усмотрели мы острова, обретенные вновь благородным39 Генриком. По левую руку оставили40 берега Мавританские, славные лютостию Антея-исполина. С правой стороны никакой земли не видно, однако уповают, что не всею западною частию света Нептун владеет, и думают, что там есть населенные места. Потом плыли мы подле берегу великой и нежной Мадеры, которая есть прекраснейшее из наших населений, лежащих по океану, достойно,41 чтобы для смеющихся приятностьми тамошних кустов богиня любви Амафунт свой оставила. Массилийцы42 видели нас, пловущих мимо пустынь, где их стада пасутся, мимо пустынь знойных и неплодных, которых Помона сокровищем своим никогда не обогащает, и нимфы запрещают протекать прохладным водам своим.

2) От места одержимого, когда свойства и обстоятельства его с вещию или действием купно предлагаются, где можно в споможение употреблять показанные предлоги и наречия места, например:

Счастлив тот народ, который43 Геон напаяет чистою своею водою и сокровища от недр своих на брег ему извергает. Он видит круг себя излишество всех вещей, к препровождению жизни его потребных. Кротость воздуха, постоянною теплотою умеренного, не принуждает иметь попечения, чтобы искать разных одеяний44 и строить жилища, от мразу защищающие. Под единым листом беспрестанно зеленеющего великого дерева45 без труда сыскать можно защищение от тамошних легких перемен неба. Но тем однем он несчастлив, что посреде преизобильных оных мест обитает купно с ними нерадивость, мати всякого невежества и грубости.

§ 64

От происхождения распространяется слово, когда причины, вещь производящие, обстоятельно описаны бывают, например:

Посмеяния достойно есть дело возноситься драгим одеянием и прочими нарядами. Волну, которая наготу нашу покрывает, уже прежде нас глупое и боязливое46 животное, овца, на себе носила. Шелк, в котором толикого великолепия и убранства себе ищем, уже прежде того был дом презренного червя и ничем неблагороднейшего паутины, от которой толикое отвращение имеем. И самый верх нашего кичения — злато — прежде того был песок, не токмо человеческими, но и скотскими ногами попираемый, или брение, всеми небрегомое.

Сюда принадлежат распространения от материи, из которой вещь составлена бывает. Кедрин, описывая престол,47 от Иустиниана-императора в церкви Софии, премудрости божия, поставленный, говорит:

Иустиниан-император повелел устроить вещь, никем не подражаемую; она состояла из золота, из серебра и разных родов дерев, камней, металлов и всякого рода вещей, которые земля и море рождает, но больше из дорогих, нежели из малоценных вещей собрал и, стопив те, которые расплываются, твердые соединил с ними и в престол48 сплавил, что многою своею разностию смотрящих в удивление приводило.

§ 65

Чрез собрание и предложение разных причин, для которых что есть или бывает, или чрез обстоятельное описание одной слово нередко у авторов распространено бывает, например. Амвросий в 3 кн.,49 глав. 8, пишет:50

Как уже51 колос поднимется,52 приуготовляются будущему плоду влагалища некоторые, в которых зерна зачинаются, чтобы нежное их начало от стужи не повредилось, или не загорело от солнечного сияния, или бы лютостию ветров и насильством дождя не разрушилось. Следуют ряды зерен, удивительным искусством расположенные и видом приятные,53 союзом соединенные, который провидением божиим устроен. И чтобы обильного плода тягостию подпор класов не отяготился, сами стебли54 долгими листами, влагалищам подобными, окружаются, дабы усугубленными силами бремя содержать могли и от тягости с ним на землю не склонились. На верху класы острою осью ограждаются и оную как из некоего укрепления простирают против малейших птиц, чтобы оне своим грызением зерн не расхищали и ногами не попирали.

§ 66

От предыдущих и последующих распространяется слово, когда много оных присовокупляются к действию или страданию, поколику они к тому принадлежат.55 Сие можно представить, 1) сравняя предыдущие с последующими, 2) изобразив предыдущие утвердительным, последующие отрицательным разумом или, напротив того, предыдущие — отрицательным, последующие — утвердительным, 3) или предложив разность предыдущих от последующих. Пример первого из Цицеронова слова, говоренного по возвращении его к римлянам:

Что приятнее всего от натуры дано человеку собственных детей его? Мне свои, ради моего снисходительства и ради остроты ума их, жизни моей дороже, но не были они с толиким увеселением рожденны, с коликим ныне возвращенны. Никому ничто не было толь приятно, как мне брат мой; однако я сие не так чувствовал, наслаждаяся его сожитием, как тогда, когда я оного лишен был, а особливо когда вы меня ему и его мне возвратили. Пожитки свои всякого увеселяют; однако возвращенные от моих остатки больше мне радости ныне приносят, нежели прежде моего изгнания. Дружества, обхождения, соседства, заступления, также народные игры и праздники сколько утехи имеют, познал я больше лишением оных, нежели наслаждением. Честь, достоинство, место, чин, благодеяния ваши хотя мне всегда преславными казались, но, ныне возобновленные, много пресветлее56 видятся, нежели когда бы они никогда мне не затмевались.

Пример второго о весне, после зимы следующей:

    Светящий солнцев конь
    Уже не в дальный юг
    Из рта пустил огонь,
    Но в наш полночный круг.
    Уже несносный хлад
    С полей не гонит стад,
    Но трав зеленый цвет
    К себе пастись зовет.
    По твердым вод хребтам
    Не вьется вихрем снег,
    Но тщится судна бег
    Успеть во след волнам.


Пример третьего:

    Троянских стен верхи уже во рвах лежат.
    И где Приям судит, тут дики звери спят;
    Трава и лес растет, где домы были сперва;
    Лишь пепел капищ зрит на месте жертв Минерва
    57


§ 67

Подробное представление избранных и лучших обстоятельств есть знатнейший способ к распространению слова и ясному вещи или действия изображению, что видеть можно в следующем описании великой бури из Маффея:

В обладание58 лютого океана и ярых ветров больше дерзостию, нежели счастием предводимы вступили португальцы. Тогда пламенная комета, видом ужасная, чрез десять дней казалась. Потом после частых перемен неба и моря мрачные и гнусные облаки, на севере собранные, акибы все дыхание воздуха в себя втянули.59 Море спокойно было обманчивою тишиною. Плаватели, не зная места и погод, все парусы расправили, чтобы ветра захватить больше. Внезапно из помянутых облаков всем стремлением своим север излившись четыре корабля, у которых снасть не была в готовности к собранию парусов, опровергнул и потопил на виду у прочих, так что из толикого множества людей никто не спасся. Прочие корабли избавились, опустив круто60 райны, у иных парусы от ветра разодраны были, когда их опустить не успели. В таком ужасном позорище оставшиеся, почти духа лишенны, инные сродников, инные любезных другов своих тщетно зрением искали, но плакать о лишении оных не могли, собственныя своея погибели страхом обуяны, ибо упорным дыханием севера море взволновалось: волны то к небу возносились, то опускались к тартару. Корабли в крайнем опасении своего бедствия друг о друга ударялись. К сему мрачная мгла, скрыпение снасти, разные и несогласные повелевающих крики отняли употребление очей и слуха, и море само в день черностию смоле подобною61 ночью, огненным видом устрашало.

§ 68

От признаков можно распространить слово, ежели они будут состоять во многих действиях или иметь будут разные части, свойства или обстоятельства, например:

Смелое и грозное лице, нахмуренное чело, суровый взгляд, скорое шествие, неспокойные руки, переменный цвет,62 частое и стремительное дыхание довольно показывают, какова есть мать сих порождений — ярость.

Иногда самые свойства и действия как признаки предлагаются, будучи совокуплены с некоторым усумнением:

    Не сей ли при донских струях
    Рассыпал вредны россам стены?
    В иранских жаждущих степях
    Не сим ли персы низложенны?
    Он так взирал к врагам лицом,
    Он так бросал за Белт свой гром,
    Он сильну так взносил десницу,
    Так быстрый конь его скакал,
    Когда он те поля топтал,
    Где зрим всходящу к нам денницу.


§ 69

Уподобление служит к распространению слова:

1) Когда многие свойства, части или обстоятельства самой уподобляемой вещи и самого подобия, между собою прилично снесенные, предлагаются; например, Камуенс говорит о своем герое:

Он устремляется от одного намерения к другому, тысячи разных мыслей объемлют его и колеблют, дух его не может установиться. Таким образом играющее дитя, оборотив к солнцу кристалловое зеркало, вертит по своему непостоянному легкомыслию. Отвращенные лучи быстро ударяют то в стену, то в кровлю, и чуть успеют они блеснуть на одну вещь, уже устремляются осветить другую, и купно от ней отскакивают на инное место, однако и там не остановляются.

Такое же подобие и в следующей строфе:

    Ты суд и милость сопрягаешь,
    Повинных с кротостью казнишь.
    Без гнева злобных исправляешь,
    Ты осужденных кровь щадишь.
    Так Нил смиренно протекает,
    Брегов своих он не терзает,
    Но пользой больше прочих рек:
    Своею тихою водою,
    В брегах зеленых пролитою,
    Златой дает Египту век.


2) Когда одна вещь двум или многим уподобляется; так, Виргилий пишет о сожжении Трои, на которое смотрит Еней с верху своего дому, в Енеиде, книга 2:

    Как ниву лютый огнь снедает в бурный вихрь,
    Или когда, с горы стремлясь, река течет,
    Терза

Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 558
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.12.09 18:37. Заголовок: ГЛАВА ПЯТАЯ О ИЗОБР..


ГЛАВА ПЯТАЯ

О ИЗОБРЕТЕНИИ ДОВОДОВ1

§ 73

Предложив учение о изобретении и соединении идей и о распространении слова, должно показать, каким образом предлагаемую материю доказывать,2 в чем состоит сила и дело всего слова. Сего искать должно в риторических доводах или доказательствах,3 которые суть сложенные идеи, удостоверяющие о справедливости предлагаемой материи. От Цицерона доводы называются вероятными изобретениями для уверения.4 Но прежде, нежели покажем мы правила к изобретению доводов, должно истолковать части и сложение оных из логики.

§ 74

Доводы состоят иногда из одного, иногда из многих силлогизмов, между собою сопряженных. Силлогизм составляется из трех рассуждений, из которых два первые называются посылками, а третие — следствием, которое из посылок выводят. Посылки бывают 1) или обе общие или 2) одна общая, а другая особенная, 3) обе утвердительные или 4) одна утвердительная, а другая отрицательная. В первом случае следствие должно быть всегда общее, во втором — всегда особенное, в третьем — всегда утвердительное, в четвертом — всегда отрицательное.

Пример первого и третьего:

    Всяк, кто закон хранит, есть богу приятен.
    Но всяк добродетельный закон хранит.
    Следовательно, всяк добродетельный есть богу приятен.


Пример второго и четвертого:

    Всяк благоразумный рассуждает о будущем.
    Но Семпроний не рассуждает о будущем.
    Следовательно, Семпроний неблагоразумен.


Ежели обе посылки будут особенные или отрицательные, то ничего не следует.

§ 75

Прочие главные свойства прямого силлогизма состоят в наблюдениях посредствующего термина, который не что иное есть, как причина самого следствия, например: в первом силлогизме посредствующий термин есть закон хранит, во втором — рассуждает о будущем. Оные наблюдения суть следующие: 1) посредствующий термин не должен быть никогда5 в следствии,6 2) ему надлежит быть в каждой посылке пооднажды, 3) в одной посылке должно ему быть общим, а в другой — особенным.7 Сие познается потому, что общим бывает он всегда в подлежащем общих предложений и в сказуемом отрицательных, особенным бывает всегда в подлежащем особенных и в сказуемом утвердительных8 предложений.

§ 76

Часто бывает, а особливо у сочинителей слова, что от силлогизма отъемлется одна которая-нибудь посылка, и следствие из другой наводится, например:

    Всяк, кто закон хранит, есть богу приятен.
    Следовательно, всяк добродетельный богу приятен.


Или:

    Всяк добродетельный закон хранит.
    Следовательно, всяк добродетельный богу приятен.

    Семпроний не рассуждает о будущем.
    Следовательно, он неблагоразумен.


Сим образом сокращенные силлогизмы называются энтимемами.

§ 77

Сверх сего бывают силлогизмы ограничены условием или разделением; в первом случае служат союзы: ежели, когда бы, если и прочая, во втором — или, либо. Первым образом ограниченные силлогизмы называются условными, вторым — разделительными, а которые никакой ограничности не имеют, те называют положительными, каковы суть вышеписанные (§ 74).

Пример условного силлогизма:

Ежели великодушие есть похвально, то и великодушный человек похвалы достоин.

Но великодушию похвала по справедливости приписуется.

Следовательно, и великодушному человеку оную приписать надлежит.


Пример разделительного:

Или трудом бессмертную славу приобретать, либо, препровождая жизнь свою в роскоши и нерадении, бесславного конца ожидать должно.

Но приобретать должно трудом бессмертную славу.

Следовательно, не должно, препровождая жизнь свою в роскоши и нерадении, ожидать бесславного конца.


Такие ограниченные силлогизмы вышеписанным (§ 76) образом легко переменить можно в энтимемы.

§ 78

Когда две энтимемы, сделанные из условных силлогизмов, соединены будут в силлогизм или, лучше, в энтимему разделительную, тогда рождается дилемма, довод обоюдный, который ради своей остроты по справедливости рогатым называют. Так говорят скифские послы Александру Великому у Курция, в книге 7:

Ежели ты бог, то должен ты смертным делать благодеяния, а не грабить; буде же ты человек, то помни, что ты такое.

Так же некоторому молодому человеку советовала мать, чтобы он не говорил публичных речей, предлагая,9 что ежели он станет говорить неправду, то будет иметь бога неприятелем; ежели правду, то люди его возненавидят. На сие ответствовал он следующим образом: ежели я буду говорить правду, то буду богу10 любезен; ежели неправду, то народу.

§ 79

Ежели много энтимем будут так связаны, что предыдущей следствие11 положится12 как посылка следующей, то называется сие сорит, или кучею стесненный довод, например:

    Что добро, того желать должно.
    Что желать должно, то и одобрить надлежит.
    А что одобрить надлежит, то похвально.
    Следовательно, что добро, то похвально.
    13


§ 80

К изобретению доводов служат из риторических мест происходящие правила, которые по порядку самих мест в следующих располагаются.

§ 81

От рода и вида составляются доказательства по сим правилам: 1) что рассуждается о всем роде, то же рассуждать должно и о каждом виде:

    Кто все добродетели любит,
    Тот любит и воздержание;

2) что рассуждаем о каждом виде, ни единого не выключая, то же рассуждать должно и о всем роде, например: Мы видим, что владельцы, духовные, военные, гражданские, придворные городские и сельские люди умирают, то заключаем оттуду, что все люди смертны.

§ 82

Что о всех частях рассуждаем, то должно рассуждать и о всем целом, например:

Уже российские грады от военного шума не смущаются, села в глубоком мире покоятся, пристани и крепости не страшатся неприятельских набегов, и так во всей России мир процветает.

Из сего же места Лактанций в книге 2, в главе 5 доказывает, что свет за бога признавать не должно:

Ежели правда, что звезды не боги, то ни солнце, ни луна богами быть не могут, ибо от прочих светил не разумом, но величиною разнятся. А когда они не боги, то и все небо не бог, на котором они содержатся. Подобным образом, ежели земля, которую ногами попираем, пашем и насеваем для пропитания, ежели она не бог, то посему ни поля, ни горы богами быть не могут, а как сие правда, то и вся вселенная за бога почитаема быть не долженствует. Также, когда вода, которую мы для напоения и омытия своего употребляем, не бог, то и ни источники, из которых она протекает, ни реки, которые из источников собираются. Но когда реки не боги, то не бог и море, которое из рек стекается. Итак, когда ни небо, ни земля, которые суть части света, боги быть не могут, то и весь свет не бог, который стоики одушевленным и премудрым называют.15

§ 83

От16 имени17 составляются доказательства: 1) особливо от произведения (§ 10, пр. 5), чрез наклонение частей слова учиненные, например: кто воздержан, тот конечно воздержится; или: кто боязлив, тот боится; или: кто воровал, тот вор; или: ежели кротость любим, то и кротких любить должно; 2)18 доказательства от первообразных речений хотя и не могут быть неспоримы, однако часто некоторую вероятность19 имеют, например: ежели греческое имя (бог) происходит от глагола (бежать), российское бог от имени бег, немецкое Gott (бог) от глагола geht (идет), то можно с вероятностию заключить, что древние греки, славяне и немцы почитали богами те вещи, которые20 постоянное течение имеют, то есть солнце, луну, звезды или великие реки; 3) но когда представляется несколько одноименных, которые имели подобные свойства или приключения, и потому и о прочих того же имени то же заключается, то не имеет никакого основания и совсем тщетно. Ибо, хотя четыре Актеона несчастливый конец имели, как Плутарх в житии Серториевом пишет, что один был от своих псов21 растерзан, два от диких вепрей убиты, четвертый присушным зелием напоен был и, от того взбесившись, умер, и хотя примечено, что римские кесари, которые Каии назывались, несчастливо умерли, однако из того не следует, чтобы тому же и с другими одноименными случаться должно было, ибо весьма многие примеры противное тому показывают.22 Константин Великий в Царе-граде утвердил греческую империю, но, напротив того, на Константине Палеологе оная окончилась, и между тем были другие государи того же имени, которых ни тому, ни другому уподобить нельзя.23

§ 84

От действия и страдания доказывают по следующим правилам.

1) Когда какая вещь страждет, то есть имеет в себе какую-нибудь перемену, то должна быть24 и действующая вещь, которая оную перемену производит, и, противным образом, когда какого страдания25 нет, то и бывающая причиною оного вещь не действует, например: день настал, следовательно, солнце взошло. Море стоит тихо без всякого волнения, следовательно, сильные ветры не веют.

2) Когда две вещи такое состояние между собою имеют, что одна в другой перемену произвести должна, то следует страдание:26 сильный ветр по морю веет, следовательно, в нем волны подымает.

3) Ежели препятствие сильнее действующия27 вещи, то страдание не28 следует:29 Цицерон30 сильнее защищает отечество, нежели Катилина оное разорить старается, следовательно, оно не разоряется.

§ 85

От времени, места и от обстоятельств нередко следуют их свойства к той вещи, к которой оне принадлежат, например:

На высоких горах бури больше беспокоят, нежели в долинах, следовательно, те, которые на них живут, от неспокойства воздуха больше претерпевать должны.

Кто достигнет старости, тот почувствует болезни от роскошей, бывших в юности, следовательно, в молодых летах должно от роскошей удаляться.

Что в дождь не закрыто стояло, то без сомнения вымокло.


§ 86

От происхождения доказывают таким образом.

1) Ежели есть происшедшее, то надлежит быть и тому, откуду оно происходит:

Есть лед, то следует, что и вода была, из которой он замерз.31

Есть дети, следовательно, должно быть у них отцу и матери.

2) Когда есть то, что какую вещь производит и с происходящим ненарушимый взаимный союз имеет, то следует и происходящее:

Есть отец и мать, следовательно, и детей имеют, ибо без того не могут они быть отец и мать.

3) Ежели ж меж ними такого союза нет, то о происходящем только вероятно заключается:32

Убийство учинилось, то уповать можно, что и казнь воспоследует.

§ 87

Доказательства от причины производятся,34 когда две вещи между собою так соответствуют, что одна ради другой бывает, то следует из того, что одна другой нужна, полезна или пристойна, например:

Земледелец пашет землю и насевает, чтобы получить себе хлеб на пищу, следовательно, земледельство есть необходимо нужно.

§ 88

Доказательства от предыдущих и последующих утверждаются на сих правилах.

1) Когда есть последующее, то надлежит быть и предыдущему, например:

Кто достиг старости, тот был и молод. Плоды на деревах выросли, следовательно, на тех деревах прежде цветы были.

2) Ежели предыдущее с последующим неразрешимым союзом соединено, то когда есть предыдущее, должно быть и последующему, например:

Кто родился, тот, следовательно, и умрет.35

3) Но когда предыдущее и последующее такого ненарушимого союза не имеет, то происходят от них только вероятные следствия, например:

Цветами дерева покрылись, то вероятно, что и плоды на них поспеют.

Дому основание положено, то можно уповать, что и весь достроен будет.


§ 89

От признаков составляются доказательства:

1) Неспоримые, когда они всегда неразделимо соединены с самою вещию, например:

Где дым встает, тут, следовательно, есть и огонь.

Ежели из сосуда вода жмется,
36 то, всеконечно, имеет он скважину.

Берега влажны до нарочитой вышины, следовательно, недавно было повышение воды в реке.


2) Вероятные, ежели признаки не всегда с самою вещию соединены бывают, например:

Небо облаками покрылось, то кажется, что дождь будет.

Псы лают, то вероятно, что посторонний человек на двор идет.
37

§ 90

От подобных вещей доказывают, когда из подобной и уподобляемой вещи сходные38 действия или страдания выводят:

Жизнь человеческая подобна непостоянному морю, следовательно, она от нападения противных случаев колеблется, подобно как море от нападения бурных ветров.

§ 91

Доводы от противных и несходственных бывают.

1) Лишением; когда одно из противных или несходственных есть, тогда другому быть невозможно:

Кто милосерд, следовательно, тот бесчеловечно не поступает.

Где добродетели господствуют, тут порокам нет места.

Кто кого любит, следовательно, тот того не обидит.


2) Чрез взаимность; когда одно есть, то и другому быть должно, например:

Ежели кто господин, тот, следовательно, и слуг имеет.

Ежели кто ведет, то есть и тот,
39 кто ему последует.

§ 92

От уравнения доказывают:

1) От равного равное:

Кто обманул Семпрония, тот и Тиция обмануть может.

2) От большего меньшее:

Кто по великому океану плавать не боится, тому и малая река не ужасна.

Кто победил пять полков, тот и одну роту прогнать может.

Кто побои стерпел, тому и слова сносны будут.


3) От меньшего большее:

Кто слова утаить не может, тот и важной тайны не удержит.

Кто за малую погрешность наказует, тот и великого преступления отпускать не должен.


§ 93

При правилах сея главы приложенные примеры изображены больше по-логически для яснейшего понятия.

Но у авторов, в красноречии искусных, полагаются доводы с пристойными украшениями и совсем иной вид имеют. В пример предлагается Тертуллианово доказательство из Апологии, гл. 2, от противных и несходственных против Траянова повеления, что он христиан хотя искать не велел, однако приведенных казнить указал:

О коль безрассудное повеление! Запрещает изыскивать как неповинных и повелевает казнить как повинных, прощает и злобствует, послабляет и строго надзирает. Для чего ты сам себя40 вплетаешь в предосуждение? Ежели осуждаешь, то зачем не следствуешь? Ежели ж не следствуешь, то для чего от казни не свобождаешь! Для изыскания разбойников по всем провинциям рассылаются караулы, на погрешивших противу величества, также и на общих неприятелей каждый человек, воин; и сверх того — даже до знаемых и сродников следствие простирается, но только христиан выискивать запрещается, но приводить позволено, акибы разнился действием привод от следствия.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 559
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.09 15:14. Заголовок: ГЛАВА ШЕСТАЯ О ВОЗБ..


ГЛАВА ШЕСТАЯ

О ВОЗБУЖДЕНИИ, УТОЛЕНИИ И ИЗОБРАЖЕНИИ1
СТРАСТЕЙ

§ 94

Хотя доводы и довольны бывают к удостоверению о справедливости предлагаемыя материи,2 однако сочинитель слова должен сверх того слушателей учинить страстными к оной. Самые лучшие доказательства иногда столько силы не имеют, чтобы упрямого преклонить на свою сторону, когда другое мнение в уме его вкоренилось. Мало есть таких людей, которые могут поступать по рассуждению, преодолев свои склонности. Итак, что пособит ритору, хотя он свое мнение и основательно докажет, ежели не употребит способов к возбуждению страстей на свою сторону или не утолит3 противных?

§ 95

А чтобы сие с добрым успехом производить в дело, то надлежит обстоятельно знать нравы человеческие, должно самым искусством чрез рачительное наблюдение и философское остроумие высмотреть, от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается, и изведать чрез нравоучение всю глубину сердец человеческих. Из сих источников почерпнул Димосфен всю свою силу к возбуждению страстей, ибо он немалое время у Платона учился философии, а особливо нравоучению.4 Также и Цицерон оттуду же имел чрезвычайную свою власть над сердцами слушателей, которой и самые жестокие5 нравы не могли противиться. Для сего предлагаются здесь правила к возбуждению страстей, которые по большой части из учения о душе и из нравоучительной философии происходят.

§ 96

Страстию называется сильная чувственная охота или неохота, соединенная с необыкновенным движением крови и жизненных духов, при чем всегда бывает услаждение или скука. В возбуждении и утолении страстей, во-первых, три вещи наблюдать должно: 1) состояние самого ритора, 2) состояние слушателей, 3) самое к возбуждению служащее действие и сила красноречия.6

§ 97

Что до состояния самого ритора надлежит, то много способствует к возбуждению и утолению страстей: 1) когда слушатели знают, что он добросердечный и совестный человек, а не легкомысленный ласкатель и лукавец;7 2) ежели его народ любит за его заслуги;8 3) ежели он сам ту же страсть имеет которую в слушателях возбудить хочет, а не притворно их страстными учинить намерен, ибо он тогда не токмо словом, но и видом и движением действовать будет; 4) ежели он знатен породою или чином; 5) с важностию знатного чина и породы купно немало помогает старость, которой честь и повелительство некоторым образом дает сама натура. Довольно было Августу к внезапному усмирению замешательства, учинившегося между знатными молодыми дворянами, сказать:

Слушайте, молодые люди, старика, которого во младости старики слушали.

§ 98

Нравы человеческие коль различны и коль отменно9 людей состояние, того и сказать невозможно. Для того разумный ритор прилежно наблюдать должен хотя главные слушателей свойства, то есть 1) возраст, ибо малые дети на приятные и нежные вещи обращаются и склоннее к радости, милосердию, боязни и к стыду, взрослые способнее приведены быть могут на радость и на гнев, старые перед прочими страстьми склоннее к ненависти, к любочестию10 и к зависти, страсти в них возбудить и утолить труднее, нежели в молодых; 2) пол, ибо мужеский пол к страстям удобнее склоняется и скорее оные оставляет, но женский пол, хотя на оные еще и скоряе побуждается, однако весьма долго в них остается11 и с трудом оставляет; 3) воспитание, ибо кто к чему привык, от того отвратить трудно; напротив того, большую к тому же возбудить склонность весьма свободно: спартанского жителя, в поте и в пыли воспитанного, трудно принудить, чтобы он сидел дома за книгами; напротив того, афинеанина едва вызовешь ли от учения в поле; 4) наука, ибо у людей, обученных в политике и многим знанием и искусством важных, надлежит возбуждать страсти с умеренною живностию и с благочинною бодростию, предложениями важного учения исполненными; напротив того, у простаков и у грубых людей должно употреблять всю силу стремительных и огорчительных страстей, для того что нежные и плачевные столько у них действительны, сколько лютна у медведей. При всех сих надлежит наблюдать время, место и обстоятельства. Итак, разумный ритор при возбуждении страстей должен поступать, как искусный боец: умечать в то место, где не прикрыто, а особливо того наблюдать, чтобы тем приводить в страсти, кому что больше нужно, пристойно и полезно.

§ 99

Сим следует главное дело, то есть самая сила к возбуждению или утолению страстей и действие красноречия. Оно долженствует быть велико, стремительно, остро и крепко, не первым токмо стремлением ударяющее и потом упадающее, но беспрестанно возрастающее и укрепляющееся. Здесь присовокупить должно крепость голоса и напряжение груди. И, таким образом, ежели кто хочет приятную или скучную страсть возбудить, то должен он своим слушателям представить все к предлагаемой вещи принадлежащее добро или зло в великом множестве и скоро одно после другого. К сему требуется, чтобы ритор имел великое остроумие и рачение для изыскания идей, к сему делу пристойных. Буде же он какую-нибудь страсть утолить хочет, то должен слушателям показать, что оного добра или зла в предлагаемой вещи нет, к которому они толь страстны, или по последней мере изъяснить, что оное добро или зло не толь велико, как они думают. Здесь не меньше надлежит употребить силы и стремления в слове, а притом еще надобно больше иметь предосторожности, нежели в первом случае.

§ 100

Больше всех служат к движению и возбуждению страстей живо представленные описания, которые очень в чувства ударяют, а особливо как бы действительно в зрении изображаются. Глубокомысленные рассуждения и доказательства не так чувствительны, и страсти не могут от них возгореться; и для того с высокого седалища12 разум к чувствам свести должно и с ними соединить, чтобы он в страсти воспламенился. Сему в пример служить может следующее описание. Когда преславный город Смирна от трясения земли разорился, тогда посланный к Антонинам, кесарям римским, Аристид представлял:

Смирна, украшение Азии, честь вашей империи, огнем и трясением земли повержена и сотренна (потом, описав ее бывшую красоту, говорит). Сие все ныне покрыто пепелом, затворилась оная пристань, разрушились прекрасные площади, исчезли преизрядные улицы, училища с учительми и отроками упали, храмы инные рассыпались, инные поглощены землею. Приятнейший зрению город, и по имени своему прекраснейший, стал неприятное позорище, громада разрушенных зданий и трупов. Уже ныне по опустошенному только зефиры провевают.

При сих словах оба кесари не могли от слез удержаться. Во время замешательства, которое между солдатами и чернью в Риме весьма кровопролитно было, Пупиен-кесарь ни словом, ни властию оного утолить не мог. Но как только сына своего Гордиана, младенца, бунтующим показал, то немедленно все смятение утолилось.13 Обнаженная раненых солдатов грудь, сетующие их родители, жены и малые дети, в слезах и рыдании представленные, великую силу имеют к возбуждению жалости и милосердия. Искусный ритор при возбуждении и утолении страстей должен стараться, как бы подобные случаи так живо слушателям в слове изобразить, чтобы они предлагаемое дело как перед глазами ясно видели.

§ 101

Сии суть общие правила, учащие возбуждению и утолению страстей. Им следуют правила особливые о знатнейших страстях, которые от риторов чаще других употреблены бывают. Из них мягкие и нежные суть радость, любовь, надежда, милосердие, честь или любочестие14 и студ.15 Напротив того, печаль, ненависть, гнев, отчаяние, раскаяние и зависть суть жестокие и сильные страсти. Прочие между сильными и нежными посредственны.

§ 102

Радость есть душевное услаждение в рассуждении настоящего добра, подлинного или мнимого. Сия страсть имеет три степени. В самом начале производит немалое, однако свободное движение и играние крови, скакание, плескание, смеяние. Но как несколько утихнет, тогда пременяется в веселие, и последует некоторое распространение сердца, взор приятный и лице веселое. Напоследи, как уже веселие успокоится, наступает удовольствие мыслей и перестают все чрезвычайные в теле перемены.16

§ 103

К возбуждению радости в слушателях должно представить: 1) что они великое добро или много оного получили, 2) что оное полученное добро есть то, которое они любят, 3) что они того долго искали, 4) притом предложить употребленные на снискание оного труды, попечения и беды, которых воспоминание всегда приятно бывает, 5) упомянуть, что того добра другие желали, но не получили, 6) что неприятели слушателей в том им завидуют и весьма печальны, ибо о печали недругов натурально радуемся, 7) ежели слушатели к приобретению оного добра показали какие заслуги или искусство употребляли, то приложить к тому их похвалу, ибо всяк, слыша себя похваляема, радуется, 8) буде же по случаю или по милости великой особы получили, то должно сказать, что они того достойны, 9) представить, что полученное добро будет долговременно и безопасно.

§ 104

В сем случае должно употребить предложения, которыми обыкновенно слушатели увеселяются, то есть новые, неслыханные, полезные, словом чистым, мягким, витиеватым и наподобие весны цветущим. Надлежит высматривать склонность слушателей, чувствами ли они больше увеселяются или разумом; последних хотя и мало бывает, однако для них должно вмещать при возбуждении радости важные и ученые предложения. В рассуждении последних надобно смотреть, чем оне больше увеселяются, и по тому представлять им радость о данной материи.17

§ 105

Примеров на все правила о сей страсти краткости ради не предлагаем, как и в описании других страстей поступаем, однако несколько избранных прикладов для удовольствия учащихся как здесь, так и у прочих, присовокупляем. Цицерон по изгнании Катилины, возбуждая радость в римском народе, говорит:

Уже мы, наконец, римляне, Катилину, дерзостию бесящегося, беззаконием дышащего, язву на отечество злобно нанести хотящего, вам и граду сему мечем и пламенем грозящего, из града или извергнули, или выпустили, или хотя словами проводили. Выступил, ушел, вырвался, убежал. Ужасное сие чудовище уже никакого разорения стенам сим в них же будучи приуготовлять не будет. Нет сомнения, что мы сего внутренния войны предводителя победили. Меч сего злодея между нашими ребрами обращаться не будет. Ни в поле, ни на площади, ни в Сенате, ни в собственных наших домах его бояться не станем. Уже он искоренен, когда из града выгнан. Явно с ним, как с неприятелем, законную войну иметь будем. Без сомнения мы сего человека низложили и великолепно победили, когда его из коварного вора учинили явным разбойником. Но что он вынес не по желанию своему меч, еще не окровавленный, что, не убив нас, вышел, что ему оружие мы из рук исторгли, что он стоящий в целости град18 и невредимых граждан оставил, о том как вы чаете? Коликою печалию удручен, мучится? Лежит повержен, римляне, и часто, искосив19 глаза, оглядывается на сей город, о котором, из челюстей своих исхищенном, плачет. Но он, как видно, радуется, что изблевал толикую язву и вон извергнул.

В сем примере возбуждается радость больше чрез воспоминание прошедших бед и страху20 и чрез представление печали и зависти неприятельской, что мы в четвертом и шестом правиле (§ 103) показываем. Но довольно всяк видеть может пример и силу к возбуждению сея страсти в прекрасном слове Златоустого на святую Пасху, печатанном в службе на сей великий день.

§ 106

Радости противная страсть есть печаль, которая состоит в жестокой скуке о настоящем зле, и так21 происходит она, когда в уме представляется лишение великого добра или терпение великого несчастия. Для того, ежели кто хочет в слушателях печаль возбудить,22 то должен он представить, 1) что они великое, нужное и полезное добро потеряли, 2) потеряли то, что они любили, 3) чего толь долго искали, 4) для чего23 столько трудов и попечения положено и бед претерплено, 5) потеряли то, что прежде у других с трудом перехватили, 6) что неприятели их о том радуются, 7) что того несчастия давно было должно остерегаться, однако оно небрежением24 их учинилось, и что уже о том стараться поздно, 8) представить те времена и места, в которые и на которых они добром тем увеселялись, 9) припомнить посторонние обстоятельства, которые, соединившись с потерянным добром, их радость умножали, 10) упомянуть о признаках, которые оное несчастие предвозвещали. Пример предлагается из надгробного слова маршалу французскому де Тюренну, которое говорил Флешье, епископ низмский:

Едва не25 прихожду в замешательство и едва могу слово выговорить. Тюренн умер! Все пришло в беспорядок: счастие колеблется, победа утружденна, мир отдаляется, добрые намерения союзников ослабевают, храбрость солдатская печалию угнетается и купно ободряется мщением. Весь стан стоит неподвижно. Раненые больше думают о сей великой утрате, нежели о своих ранах. Умирающие отцы посылают сынов своих оплакивать усопшего своего генерала и прочая.26

§ 107

Печали следует утешение, в котором представляются средствия, печаль утоляющие. Для сего должно представлять слушателям, 1) что им за потеряние оного добра другое возвратится, равное или еще большее, 2) что от лишения оного будет им честь или вечная слава, 3) что они имеют в той печали себе товарищей, 4) что жизнь человеческая таким переменам подвержена и что большие, знатнейшие и сильнейшие то же часто претерпевают, 5) что в печали великодушие весьма похвально, 6) что печалью и сокрушением потерянного добра возвратить невозможно, 7) особливо должно ободрять надеждою, о чем ниже предлагается. Пример утешения к сродственникам27 убиенных на войне солдатов из 14 слова Цицеронова против Антония:28

Преславное дело с вами учинилось, прехрабрые в жизни, а ныне блаженнейшие воины, что ваше мужество ни забвением ныне живущих, ни молчанием потомков не помрачится, ибо знак бессмертной памяти вашей почти своими руками построил Сенат и народ римский. Часто многие воинства во время карфагенских, галлских и италийских браней были славны и велики, однако никоторым толь великая честь воздана не бывала. О дабы мы воздать вам могли еще больше, ибо мы от вас превеликое благодеяние получили! Вы бесящегося Антония от града отвратили, вы силящегося паки на нас возвратиться отогнали.29 За сие построим вам великолепную громаду с надписанием о божественном вашем мужестве, свидетельствующем вовеки. Никогда не умолкнет о вас сладчайшая беседа видящих вашу гробницу или об ней слышащих. Так вы за временную жизнь бессмертия достигли! Но понеже, господа сенаторы, в славу добрым и мужественным гражданам воздаем публичный знак памяти, то должно утешать и их сродников, которым лучшее всех утешение есть сие: родителям, что толиких защитителей отечества родили, детям, что имеют домашние примеры мужества, женам, что оне таких мужей лишились, которых больше должно хвалить, нежели оплакивать, братьям, что они как лицом, так и мужеством им подобными быть надеяться могут. О дабы всем сим могли мы приговорами и советами нашими отереть слезы или бы можно было употребить такое всенародное слово, для которого бы30 радовались о том, что хотя род человеческий различным смертям подвержен, однако ближним их прекраснейшая приключилась.31

§ 108

Любовь есть склонность духа к другому кому, чтобы из его благополучия иметь услаждение. Сия страсть по справедливости назваться может мать других страстей, ибо часто для любви веселимся, плачем, уповаем, боимся, негодуем, жалеем, стыдимся, раскаиваемся и прочая. Любовь сильна, как молния, но без грому проницает, и самые сильные ея удары приятны. Когда ритор сию страсть в послушателях32 возбудит, то уже он в прочем над ними торжествовать может.

§ 109

Возбуждать любовь к слушателям должен ритор таким образом: 1) представить надлежит, что человек,33 о котором слово, весьма добродетелен, где добродетели его обстоятельно и живо описать должно, а особливо показать, что он доброго и честного нраву, 2) объявить оного взаимную к ним любовь, ибо мы любящих нас обыкновенно любим, 3) склонность и любовь двоих к одной вещи между ими любовь рождает, для того и сие представлять должно, 4) показывать подобие оного с ними, ибо подобные подобных и любят, 5) сказать, что он купно с ними радуется о счастии, печалится о несчастии, 6) что часто с ними бывал в однех случаях и обстоятельствах, 7) что они получили от него благодеяние или впредь того ожидать должны, 8) что он приятен в обходительстве и ведет себя честно, 9) что их за очи хвалит, 10) что никого не осуждает и не переговаривает, 11) что никогда не злобствует и обид, себе учиненных, не помнит, 12) что гневным уступает, 13) что удивляется знатным их делам, 14) что, в одном с ними деле упражняясь, им же подражает, не для того чтобы их превзойти, но только чтобы им последовать, 15) что открывает им свои тайны и поступает нескрытно, 16) что в дружбе поступает верно, в очи и за очи, в счастье и несчастье, 17) что их почитает, 18) удостоверить, что его не должно бояться, ибо любовь и боязнь вместе быть не могут, 19) что их сродники и приятели в любви его содержали или содержат, 20) предложить о его искусстве и о науке.34 Цицерон в слове за Архию-стихотворца, возбуждая к нему любовь в судиях, говорит:

Коль часто я видал, что он, не написав ни единого слова, множество прекрасных стихов не готовясь говорил о той вещи, которая тогда была в действии? Коль часто, возобновив то же другими словами и речьми, при мне говаривал? Но что он надумавшись с рачением писал, оное так одобряли, что и древних писателей похвалы почитали быть достойным. Сего ли мне не любить? сему ли не удивляться? сего ли не защищать мне всеми силами? Мы прияли от великих и ученых мужей, что другие науки состоят в правилах и в учении,35 но стихотворцы от натуры силою ума бодры и акибы некоторым божественным духом вдохновенны бывают. И для того по справедливости наш Енний стихотворцев называет священными, ибо кажется, что они даются нам как некоторое божие дарование. Итак, почитайте, вы, судии, вы, люди учтивейшие, имя стихотворца свято, которого никогда и варвары не озлобляли. Камни и пустыни гласу их ответствуют, свирепые звери часто пением склоняются и удержаны бывают, то нам ли, наученным добрым нравам, не почувствовать гласа стихотворцев? Гомера колофоняна гражданином своим называют, хиана себе присвояют, саламиняна того же требуют, смирняна в том утверждаются, что он их собственный, и для того капище36 в честь его в своем городе построили. Сверх сего многие другие о нем прение имеют. Итак, когда они чужого и уже по смерти в свое гражданство принять желают, для того что он был стихотворец,37 то нам ли надлежит сего гражданина отвергнуть, который по своему произволению и по законам наш есть, а особливо, что Архия прежде сего все свое рачение и все свое остроумие употребил на возвышение славы и на похвалу римского народа?

§ 110

Сей страсти противна ненависть, которая рождается из многих противных и неприятных свойств или действий, в ком-нибудь примеченных. Посему, ежели кто хочет возбудить против кого-нибудь ненависть, то должен он показать, какие в нем есть недостатки, как он зол, вредителен, нечестив, неправнодушен и прочая (смотри § 9). Однем словом, можно предложить все противное тому, что показано к возбуждению любви;38 например, Златоуст, возбуждая ненависть против неправильной клятвы, говорит:

И как я прежде вас просил, чтобы, усеченную главу Иоаннову, теплую кровь еще изливающую, взяв, каждый из вас в дом свой возвратился и думал бы, что она пред его очами глас свой испускает и вопиет: имейте в ненависти39 клятву моего убийцы; чего обличение40 не учинило, то учинила клятва, и чего не мог гнев мучительский, то произвела боязнь клятвопреступления. Когда пред всем народом был обличаем, обличение41 великодушно стерпел мучитель, но когда обязал себя клятвою, тогда блаженную ту главу усекнул. Итак, о сем прошу и просить не престану, чтобы мы, куда только пойдем, повсюду главу сию с собою носили и всем бы показывали вопиющую и клятву укоряющую.

§ 111

Надежда есть услаждение о получении будущего добра. Движением сея страсти бедные утешаются и ободряются ослабевшие. Ритор, когда оную в ком возбудить хочет,42 то должен он представить,43 1) что оное добро получить возможно, 2) что в получении оного хотя есть препятствия и затруднения, однако преодолеть их не весьма трудно, 3) что к получению оного есть довольные способы, 4) что есть примеры, как другие прежде подобным образом то же достали или он и сам прежде сего получал, 5)44 что время, место или обстоятельства к тому способны, 6) что есть признаки божией помощи, на которую уповать должно. У Тацита, в житии Агриколы, Галгак, ободряя солдатов своих к получению победы, говорит:

Не устрашайтесь тщетного вида и сияющего серебра и золота, которое не вредит и не ранит. Середи самых неприятелей найдем наших помощников. Британцы узнают, что мы за них воюем. Галлы вспомнят прежнюю свою вольность, оставят их и прочие германцы, равно как недавно узипияна от них отступили. Больше сего нет никакого страху: крепости пусты, переведенцы все старые люди. Между владеющими неправедно и невольно повинующимися нет ни бодрости, ни согласия.

И Димосфен в первом слове против Филиппа:

Того ради, афинеана, ежели вы впредь так поступать будете, чего вы прежде сего отнюдь не делали, ежели каждый из вас без умедления и без обегания для пользы республики тем спомоществовать будет, чего нужда требует45 и кто сколько может: богатые довольными вспомогательными деньгами, молодые люди военною службою и, словом сказать, ежели вы впредь употреблять будете собственные ваши силы и перестанете на других надеяться, которые между тем одне воевать должны, когда вы дремлете, то с помощию божиею все46 свое вскоре возвратите, что вы небрежением потеряли, и своим неприятелям по желанию вашему отмстить можете. Не думайте, афинеане, что бы Филипп был бог, которому неотменно всегда счастие служить будет, и что бы его благополучие не пременилось. Нет, афинеана, есть такие люди, которые его ненавидят, боятся и ему завидуют, и еще между теми, которые ныне себя приятельми показывают.

Так же Александр Великий ободряет своих солдатов у Курция, в книге 6:47

Коль удобнее низложить еще устрашенного и едва ум свой имеющего неприятеля! Только на четыре дни пути нам осталось, тем, которые перешли столько снегов, через столько рек переправились, столько верхов высоких гор преодолели. Не удержало нас оное море, которое, наводнившись волнами своими, путь покрывает. Не заключил нас и узкий проход Киликийский. Все нам открыто и отворено. Стоим в преддверии у самой победы, и только немногие беглецы и убийцы государя своего остались.

§ 112

Противная надежде страсть48 — боязнь есть скука от49 ожидания50 приближающегося зла. Итак, ежели51 кого в боязнь привести хочешь, то должно представить 1) такие приближающиеся52 вещи, от которых смерть приключается, как гром, пожары, наводнения, звери, неприятельские53 нападения, язва, мор, трясение земли, бури и прочая или 2) которые великую печаль наводят, как лишение родителей, супругов, детей, богатства, чести, также поношение, наказание, темница, заточение и прочая, 3) сказать, что есть приходящего зла признаки или предзнаменования, как кометы и другие чрезвычайные явления на небе, сновидения и прочая, 4) особливо смотреть,54 чтобы представить опасность в том, кто что55 больше любит, ибо сие место очень мягко56 и самому легкому движению уступает, 5)57 предложить примеры, как другие в том пострадали, 6) что наступающее зло58 еще не имеет себе подобных, 7) что с ним другие беды соединены, 8) что силы столько не будет оное вытерпеть, 9) что оное зло весьма долго не окончится, 10) что его уже отвратить нельзя, 11) что к тому способствуют те, которые во всем власть имеют и притом озлоблены, 12) ежели боязнь состоит в сомнительном получении желаемой вещи, которой также и другие ищут, то предложить, что они к получению оной сильняе и лучшие способы имеют. Мозгейм, рассуждая о смерти, говорит:

День приближается, в который я уже не буду господин тому, что ныне имею, и с досадою увижу, что я семена свои для других посеял. Скоро, скоро пойму ясно, что располагал я богатством, которое есть не мое собственное, и что заемные59 пожитки называл своими. Час придет,60и кто знает, коль скоро? Час придет, когда я любезнейшим моим буду причиною страха, печали, тесноты и плача. Каково мне на сердце будет, когда моя вдова, мои сироты, мои сродники и мои откровенные друзья станут около моей постели и то о себе, то обо мне и о моей скорби плакать станут? Как возмогу я стерпеть взгляды и слезы тех, которые для моего отлучения, может быть, в бедности останутся? Теперь живу я в радости и наслаждаюсь богатством сего света. Но время приближается, в которое от всех роскошей отвращение иметь буду. День недалече,61 в который может быть нынешние мои забавы умножат62 мое мучение и неспокойство. Как стерплю я таковое состояние? Каково мне тогда будет, когда от меня врач скрывать, а служитель слова божия63 ясно смерть предвозвещать станет? Что тогда буду я думать, когда мне объявят,64 что я65 уже должен от сего света отказаться, позабыть свою честь, сложить чины и только помышлять об одной вечности?66 И как я готов буду, когда мне скажут, что час уже при дверях, в который бог меня судить станет? О господи! Коль страшно предстоять пред твоим престолом! О господи! како трепещет естество человеческое, когда о твоем взоре помышляет, который отнюд мрака не причастен? О господи! Како грешник возмущен будет, который нечист от чрева матери своея, на сем свете не стяжал себе ничего, кроме беззаконий, когда пред престолом твоим поставлен будет, на котором седит правосудие и святость?

§ 113

Гневом называется великая скука, нанесенная досадою или обидою и соединенная с ненавистью того, кто обидел. Сия страсть напрягается, когда стыд, раскаяние, страх или отчаяние с нею соединено будет по обстоятельствам;67 в высоком своем степени называется яростию. Когда ритор в ком сию страсть против кого-нибудь возбудить хочет, должен он представить, 1) что ему от того нанесена великая беда, обида или досада, 2) что он притом еще его презирает и осмехает, 3) что тою учиненною им обидою хвастает, 4) что грозится еще и впредь больше изобидеть, 5) что от него чинятся во всех добрых предприятиях препятствия, 6) или, ежели он подчинен, то показать что чинятся от него преслушания и пустые отговорки, 7) буде же власть имеет, то сказать, что он незаконно и неправильно повелевает и излишно трудами отягощает или 8) что обида учинилась от того, от кого оной надеяться не можно было по сродству или по дружеству, 9) что оная обида нанесена вместо благодарения за учиненные благодеяния, 10) или, что она касается до тех, кого он любит, 11) что учинена от такого, кто много хуже породою, чином, учением, заслугами или возрастом и летами, 12) что тот, кому нанесена обида, много честнее и достойнее того, кто изобидел,68 13) что сия обида и другим, которые хуже его, была бы нестерпима, 14) что и меньшей обиды снести невозможно, 15) ежели сему обидчику уступить, то и другие, на него смотря, нападать станут, 16) ежели бы в его силе было, то бы он еще и больше изобидел, 17) также на гнев побуждает представление о непочтении, 18) или ежели кто радуется о чьем несчастии, 19) либо кто ругается тем, чего другой с великим трудом доступает, 20) сердимся и на тех, которые нерадостную весть приносят. В пример служить может Димосфеново побуждение на гнев афинеян в первом слове против Филиппа:

Вы видите, что делается, афинеяна, и сколь предерзостен стал человек сей. Он не дает вам воли ни войны иметь, ни мира, но угрожает гордыми словами. Он тем недоволен, что уже имеет, но предприемлет еще большие дела и окружает вас сетьми своими в нерадении вашем и непроворстве.

И Александр Великий,69 хотя солдат своих подвигнуть на гнев против Бесса, Дариева убийцы, говорит у Курция, в книге 6:

Погрешили мы, любезные мои солдаты, ежели Дария для того только победили, чтобы холопу его отдать государство, который дерзнул учинить крайнее беззаконие и государя своего, иже от чужих помощи требующего, как пленника держал во узах, которого бы мы, победители, пощадили. Наконец убил, чтобы он нами сохранен не был.70 Сему ли вы царствовать попустите, которого я на виселице видеть поспешаю во отмщение нарушения верности за всех народов и государей?

§ 114

Гневу противно сожаление или милосердие, которое есть скука для71 несчастия или бедности того, кому мы добра желаем, происходит от любви к тому, кто такое противное состояние терпеть принужден. Итак, для возбуждения сея страсти должно72 1) страждущего73 учинить любимым (по § 108), 2) бедное его состояние живо представить, 3) показать, что он такое зло терпит безвинно 4) или по последней мере излишно страждет, 5) что с ним родители, жена и дети74 тоже сносить принуждены, 6) чтобы всяк по себе рассудил, ежели бы ему такое зло приключилось, 7) что он в вине своей признается и сожалеет, 8) что в том прощения просит, а впредь делать того не станет, 9) что он то сделал от нестерпимой досады в гневе, 10) что то учинилось ненарочно и не с умыслу, 11) что лета и возраст, то есть младенчество, молодость или старость к тому привела, 12) что он другой надежды ко спасению не имеет. Сверх сего можно употреблять предложения, противные тем, которыми гнев возбуждается. Пример из Цицеронова слова за Лигария:75

Когда ты сохранишь Лигария, кесарь, то сделаешь ты многим своим приятелям угождение. Притом рассуди еще, о чем ты обыкновенно рассуждаешь. Я могу тебе представить сабинян, которым ты столь много веришь, и весь сабинский уезд, цвет Италии и крепость76 республики. Ты знаешь их довольно; то посмотри на всех их печаль и сокрушение. Сего Т. Броха, которого, не сомневаюсь, что почитаешь, видишь ты и с сыном его в слезах и в горести. Но что сказать еще о его братьях? Не думай, что сие дело до одной головы касается. Три Лигария77 должно тебе78 удержать в городе или три79 искоренить из оного. Всякая ссылка вожделеннее им будет дому своего и отечества, ежели один сослан будет. Итак, когда они в сем по-братски благочестиво и толь печально поступают, то умилосердись над их слезами, над их добродетелью и над братскою их любовию.*** Ежели ты его помилуешь, то три предобрые и беспорочнейшие братья не токмо80 сами друг другу, не токмо сим присутствующим толиким сановитым мужам, не токмо нам, ближним их сродникам, но и всей республике тобою подарены будут.

Уликс,81 утоляя гнев Ахиллесов на Агамемнона,82 налив чашу вина и хотя пить,83 говорит у Гомера, в Илиаде, Иота:84
    За здравие твое. Мы как бы у Атрида;
    Твоею, Ахиллес, здесь пищею довольны.
    Ты нас столом своим довольно угостил.
    Не ради пиршества к тебе мы нынь пришли:
    Нас греческих полков погибель устрашает,
    И наши корабли едва ли уцелеют.
    Уже тебе пора во крепость облещись:
    Трояна близ судов поставили свой стан,
    И их союзники зажгли в полках огни,
    Грозятся купно все, что с брегу не отступят,
    Пока до кораблей ахейских не достигнут,
    И грянув
    85 сам Зевес86 дает им добрый знак.
    Надеясь на него, Приямов храбрый сын
    В ужасной ярости всех греков презирает
    И в бешенстве своем
    87 богов не почитает.
    Желает, чтоб заря скорее началась,
    И хвастает отсечь
    88 все носы у судов,
    И флот весь истребить, возжегши хищный пламень,
    И греков всех убить, смятенных в мрачном дыме.
    89
    Сего весьма страшусь, и чтоб сему90 Зевес
    Так быть не попустил, и не судил бы рок
    Под Троей умереть далече от Еллады.
    Как если хочешь ты, то стань за нас хоть поздно
    91
    И греческих сынов избавь от сей беды.
    Ты будешь сам тужить, как нам случится зло,
    И рад бы пособить, да способов не будет.
    Подумай, чтобы нынь
    92 избыть от злой годины.
    Приятель, вспомни, что родитель приказал,
    В который день тебя к Атриду посылал:
    Дадут тебе, сказал, Юнона и Минерва
    Победу на врагов, ты будь великодушен.
    Всего похвальнее добросердечным быть.
    93
    Блюдись всегда вражды и ссоры начинать,
    То будут тебя чтить и стары, и младые.
    Он так тебя учил, а ты позабываешь.
    Покинь свой лютый гнев и будь спокоен духом.
    За то
    94 Агамемнон почтит тебя дарами.95


§ 115

Честь или честолюбие96 есть услаждение добрым мнением, которое об нас люди имеют. Сия страсть рождается, когда кому честь как нечто особливое и великое представлена бывает,97 и после того показывается,98 что он такую честь99 имеет. Итак, ежели понадобится возбудить в ком честолюбие,100 то надлежит 1) похвалить его поступки и по обстоятельствам, по времени и по месту оные увеличить, 2) в некоторых пристойных вещах можно его предпочтить другим, ему равным, 3) упомянуть, что почтение есть самое лучшее награждение великодушия и благородного поведения, 4) что все великие люди честь101 и похвалу любили, 5) что без сей страсти не чинились бы на свете знатные предприятия, и великие дела к концу бы не приходили, 6) и для того ничего нет, что бы толь велико и трудно было, чего бы102 честолюбивый не мог привести в состояние. Так возбуждает сию страсть103 Цицерон в слове за Архию-стихотворца:

Что я во время своего консульства купно с вами для благополучия сего града и правления, к сохранению граждан и для пользы всей республики учинил, тое начал сей Архия стихами описывать. И коль скоро я о том уведомился, советовал ему в оном далее простираться, для того что сие казалось мне важно и приятно. Добродетель не требует никакого иного награждения, кроме похвалы и чести. Ежели сих не будет, то какая в том и прибыль, что мы в жизни сей толикими трудами отягощаемся? И по правде, ежели мы предбудущего ничего видеть не можем и ежели конец жития нашего всем нашим помышлениям предел полагает, то не почто бы удручать себя толикими трудами и мучить толикими бедами, в ночь сна лишаться и повергать жизнь свою в бедствия. Однако во всякой благородной душе есть некоторая потаенная сила, которая днем и ночью сердце на честь побуждает и ободряет и всегда сие на память приводит, что воспоминание своего имени не должно окончать104 с жизнию, но оное распростерть до самых позднейших потомков.

Или мы все толь малодушны, которые в республике, в уголовных бедах и трудах

Спасибо: 0 
Профиль
Хто я ?
постоянный участник




Пост N: 560
Зарегистрирован: 20.06.08
Откуда: Эстония
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.09 15:15. Заголовок: § 121 Слезы слушат..


§ 121

Слезы слушателей суть похвала риторов, которую, однако, немногие получают, ибо к сему не одно токмо сильное и сердца человеческия преклоняющее красноречие приводит, но не меньше того свойства и вид самого ритора, обстоятельства, время, место и состояние самой предлагаемой материи действует. Хотя краткое122 слово Флавия, епископа антиохийского, предложенное к Аркадию, греческому императору, для испрошения оному городу прощения состоит из важных и сердце человеческое движущих идей, как то Златоуст изображает в одном123 слове к народу антиохийскому,124 однако помянутый государь не меньше побужден был к слезам плачевным видом того, сединами украшенного и слезами обливающегося архиерея, нежели жалостными его словами.

§ 122

Часто и с немалым успехом для движения одной страсти возбуждают риторы другую, как: для радости — надежду или честолюбие,125 для печали — боязнь или стыд, для милосердия — любовь и прочая. Цицерон в последнем слове против Верреса, чтобы на него возбудить гнев в судьях, движет в них милосердие126 к Гавию, которого Веррес в Сицилии мучил:

Били розгами середи мессинской площади гражданина римского. Между тем никакого стенания, никакого крику от бедного сего человека не было слышно, кроме сего: Я — римский гражданин. Он чаял, что воспоминанием сего гражданства отвратит все удары и отторгнет все мучения от своего тела. Но чрез сие не токмо не получил себе никакой помощи, но еще когда часто призывал в помощь и употреблял имя сего града, сверх того виселицу приуготовляли несчастливому и оскорбленному сему человеку, который никогда не видал такой власти. О, сладчайшее имя вольности! О, преизящнейшее право нашего града! и прочая.

И Уликс у Гомера, приводя Ахиллеса к милосердию,127 возбуждает в нем гнев против Гектора и других троян, что смотри в § 114.

§ 123

К утолению страстей служат еще сверх вышепоказанного (§ 99) следующие два правила: 1) каждая страсть имеет себе противную, то для утоления оныя сию возбудить должно, и так противное от противного уничтожится; таким образом, печаль утолить можно возбуждением радости, любовь — возбуждением ненависти и прочая, 2) каждую страсть можно представить силлогизмом и потом одну или и обе посылки опровергнуть, например, кто радуется, тот думает так: Кто такую вещь получил, тот нажил великое добро и посему имеет причину, чтобы радоваться, но я такую вещь получил, следовательно, имею великое добро, и потому мне радоваться должно. Здесь надлежит показать, что в оной вещи нет никакого добра или оно весьма мало, или хотя бы оно подлинно было, однако он того не имеет, или оно ненадежно.

§ 124

Предложенным о движении и утолении страстей правилам следует учение о том, как себя или кого-нибудь другого представить страстным, что весьма нередко употребляют сочинители слова. Немало служит сие и к возбуждению и утолению страстей, ибо кто хочет в одном возбудить любовь или утолить ненависть, тот может представить и описать живо, как другой его любит, или кто хочет солдат своих возбудить к надежде и128 смелости, тот может изобразить, в какой робости неприятели их находятся. Или, возбуждая радость, представить неприятелей печальных, как Цицерон Катилину в слове 2.

§ 125

Правила, которые служат к изображению страстных людей, суть те же, по которым страсти возбуждены бывают, и вся разность в том состоит, что сочинитель слова, возбуждая страсти, слушателям показывает и внушает оных причины, а изображаемый страстный человек представляется так, что он свою страсть показывает, изъявляя те же причины, которые его в страсть приводят. Например, чтобы представить кого в радости, то должно сказать, 1) как он тем услаждается, что получил великое добро, 2) а особливо, что он129 оное любил и ныне любит, 3) как он в радости воспоминает положенные труды, преодоленные препятства и беды в снискании оного, 4) как ему то приятно, что он сие добро один получил, хотя и другие то же достать старались, и прочая (смотри § 103). Амвросий святый, изъявляя печаль и любовь130 о умершем брате своем, Сатире, говорит в надгробном слове:

Я тебя, любезный мой брат, учинил наследником, но ты меня наследником оставил. Я тебя желал после себя в жизни оставить, но ты меня после себя жива покинул. Что мне, наследнику своего наследника? Что мне делать, оставшемуся после своей жизни? Что мне делать, лишившись света, которого желаю? О тебе ли мне, любезный мой брат, не жалеть? О тебе ли позабыть? Какое благодарение, какой дар тебе воздам? Кроме слез ничего не могу. Или, может быть, надеясь на свои заслуги, и слез не требуешь, которые мне одне остались, ибо еще при своей смерти запрещал131 ты о себе плакать и удостоверивал, что смерть тебе сноснее, нежели печаль наша. Имею себе залог, которого ни едино странствование от меня не отторгнет, имею оставшуюся для объятия плоть132 твою, имею гроб, который телом своим покрою. О, дабы возмог я противу твоей смерти повергнуть свое тело! Когда бы мечи устремлялись на твое заколение, то бы я себя за тебя представил. Ничего не помогло мне почерпание последнего твоего дыхания, ни мои тебе, умирающему, вдохновения, ибо я чаял чрез сие восприять в себя смерть твою или жизнь свою тебе вдохнуть.

Сенека представляет честолюбие Геркулесово в трагедии, называемой Геркулес Етейский, таким образом:
    Зевес, богов отец, его же сильный гром133
    Страшит восток, и юг, и дальний солнцев дом,
    Я мир тебе принес, ты царствуй безопасно:
    Что было на земли и в тартаре ужасно,
    То все я сокрушил геройской сей рукой
    И свету показал, что я рожден тобой.
    Уж некуда тебе бросать гремящи стрелы;
    Я спас от лютых бед вселенныя пределы.

И Калфурний в буколических своих стихах говорит в любовной страсти:134
    Ах, жалко! Без тебя лилеи почернели,
    И ясные струи, и вина мне противны.
    Но если придешь ты, лилеи побелеют,
    И ясные струи, и вина будут сладки.


§ 126

В изображении страстного человека представляют при словах его купно и движение тела, как взгляды, махания и плескания руками, трясение членов135 и прочая, что дает великую живность слову и умножает силу красноречия. Так представляет136 Цицерон печального Катилину, о чем смотри в примере § 105:

Лежит повержен, римляне, и часто, искосив137 глаза, оглядывается на сей город, о котором, из челюстей своих исхищенном, плачет.

И Овидий, представляя гневного Аякса в словопрении с Уликсом о оружии138 Ахиллесове, говорит в 13 кн. о превращениях:
    Он, гневом воспален, возвел свирепый взор
    На Илионский брег, где гречески суда,
    И, руки протянув, вскричал: О, сильный боже!
    Пред флотом я в суде, и мне Уликс соперник!


§ 127

Весьма возвышается слово смешением страстей, и для того славные авторы нередко представляют одного человека, двумя разными или и противными страстьми объятого. Так Виргилий изображает Дидону, королеву карфагенскую, одержимую яростию, раскаянием и отчаянием, при отъезде Енея, генерала139 троянского, в 4 книге своея Енеиды:
    Уже всходя заря на землю сыплет блеск,
    Восстав с багряного Тритонова одра.
    Дидона на свету с высокого чертога
    Узрела, что уж флот отходит парусами
    И что на берегу матрозов больше нет;
    Ударила рукой в свою прекрасну грудь
    И, волосы свои терзая, говорит:
    О, боже мой! Уйдет пришлец сей насмеявшись?
    Или не хочет град за ним бежать в погоню
    И карфагенский флот ограбить их судов?
    Расправьте парусы, с огнем гребите вслед.
    Но что я говорю? Где я? И где мой разум?
    Тебя нынь рок постиг, несчастлива Дидона!
    140
    Тогда б то говорить, когда давала скиптр.141
    Таков мне верен тот, что отческих богов
    И в старости отца из пламени исхитил.
    Не можно ль было мне терзать его на части,
    Убить товарищей и сына умертвить,
    И члены бы его отцу поставить в снедь?
    142
    Но счастье на бою сомнительно. Да пусть бы.
    Хотящей умереть, кого уже бояться?
    Зажгла б все корабли, и с сыном бы отца
    Истнила, и сама поверглась бы на них.143
    О солнце, что на всю вселенную взираешь,
    И знающая всю тоску мою, Юнона,
    Прозерпина, и вы, о мстящие фурии,
    И боги умереть желающей Дидоны!
    144
    Внемлите и мою услышьте днесь мольбу:145
    Когда Зевес судил, чтоб лютый сей злодей
    Достигнул до земли и до брегов Гесперских,
    Что рок так положил и переменить не можно:
    То пусть хотя его жестока мучит брань;
    Изгнан и отлучен от сына своего,
    Пусть просит помощи, зря злую смерть другов.
    И как уж заключит поносный мир с врагами,
    То пусть тогда, своим не насладився царством,
    Не видев радости, безвременно падет
    И будет посреди песку не погребен.
    Сего прошу и дух мой с кровью проливаю.
    146

У Сенеки Медея борется с двумя противными страстьми, со гневом и любовию к своим детям, которых она убить хочет за неверность отца их, Язона, следующим образом:
    Умножь теперь свой гнев и будь бодра, как прежде,
    И стары злы дела почти за добродетель.
    Медея ныне я, и дерзость в зле растет,
    Весьма полезно мне, что мной убит мой брат,
    Что мной растерзан был и на пути разметан;
    Полезно, что отец лишен руна златого.
    147
    Не знаю, что теперь злый дух мой умышляет
    И сам себе едва представить ясно смеет.

    ***

    К неслыханному злу рука моя готова.
    Примите, дети, казнь за отческу неверность.
    Трепещет грудь моя и члены цепенеют!
    Отходит лютость прочь: я стала снова мать.
    Ах! Как мне кровь пролить драгих своих детей?

    ***

    Однако не мои, пускай уже погибнут.
    Ах, нет, они мои! и ничему не винны!
    Но равно, как они, и брат невинен был.
    Что зыблешься, мой дух? И слезы что текут?
    Любовь влечет в страну, а гнев влечет в другую.

    ***

    Ко мне, дражайший плод, в объятия бегите:
    Единых видит вас сей скорбный дом отраду.
    Но ненависть кипит, болезнь воспламенилась,
    И прежний гнев бодрит мои к убийству руки.
    Я следую тебе, куда ни поведешь.


§ 128

О предложенных в сей главе правилах для возбуждения, утоления и изображения страстей может кто подумать, что они не происходят от общего источника изобретения, то есть от мест риторических, как учения, в прочих главах предложенные.148 Правда, что оне имеют свое основание на философском учении о нравах, однако причины, возбуждающие страсти, должно распространять из помянутых мест риторических, например: когда для возбуждения радости представить хочешь полученное великое добро, то можешь с похвалою предложить пространно его части (§ 57), описать лучшие материальные или жизненные свойства (§ 58 и 59), показать знатные его действия (§ 61) и из прочих мест увеличить и доказать его достоинство. И таким образом можешь поступать и в рассуждении прочих правил как при возбуждении, утолении или изображении сея, так и других страстей.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 57
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия