Влескнига

Добро пожаловать на форум «Влескнига»!

Почта: Jayatsen@rambler.ru.

Предлагаем посетить дружественные ресурсы:

Обсуждение ВК на форуме "Северная Традиция" (Форум отключён!)

сайт «Влескнига»

HECTORа Книга Велеса

Трагедия Свободы

Влес Кнiга

Магура

АвторСообщение

Управляющий






Пост N: 1800
Зарегистрирован: 29.08.05
Откуда: Русь, ОМСК
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.07.14 19:11. Заголовок: О единстве и единении Руси


Единение - Словари и энциклопедии на Академике http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_antonyms/1686/%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5
dic.academic.ru/dic.nsf/dic_antonyms/.../единение‎Сохраненная копияПохожие
Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н.
Абрамова, М.: Русские словари, 1999. единение единство, соединение, союз
, ...

Единение — Викисловарь http://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5
ru.wiktionary.org/wiki/единение‎Сохраненная копияПохожие
(цитата из Национального корпуса русского языка, см. ... единство, тесная
связь ◇ Поймите, что благо людей только в единении их, единение же не ...
‎Русский - ‎Морфологические и ... - ‎Произношение - ‎Болгарский

«Слово о полку Игореве» - призыв к единению русской земли ... http://www.litra.ru/composition/get/coid/00046601184864171153/
www.litra.ru/composition/.../00046601184864171153/‎Сохраненная копия
было не только военное, но и идейное сплочение всех лучших русских
людей вокруг мысли о единстве русской земли». Создатель этого
произведения ...

Единство или Единение - Осознание - kob.su http://kob.su/forum/showthread.php?t=9884
kob.su/forum/showthread.php?t=9884‎Сохраненная копия
Единство или Единение ? Вопросы КОБ. Приоритеты ... И этот западный
человек на каждом шагу теперь и в России, и на всей Руси!

ЕДИНЕНИЕ - это ... значение слова ЕДИНЕНИЕ http://www.vedu.ru/expdic/7936/
www.vedu.ru/expdic/7936/‎Сохраненная копия
... ЕДИНЕНИЕ. Толковый словарь Русского языка. Определение слова
ЕДИНЕНИЕ. ... Тесная связь, приводящая к единству, сплочённости.
Единение ...

Призыв к единению в Слово о полку Игореве. Сочинение. Читать ... http://bibliofond.ru/view.aspx?id=82123
bibliofond.ru/view.aspx?id=82123‎Сохраненная копияПохожие
Таким образом «Слово о полку Игореве» — это призыв к единению. Каким
же представлял себе автор «Слова» мыслимое им единство Руси, к
которому ...

Русское национальное единство - Русская историческая ... http://rushist.com/index.php/ilovajskij-1/1272-russkoe-natsionalnoe-edinstvo
rushist.com/index.../1272-russkoe-natsionalnoe-edinstvo‎Сохраненная копия
О немеркнущей идее русского национального единства в удельную эпоху. ...
умевших держать в единении самое Суздальскую землю; а потом, при их ...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 89 , стр: 1 2 3 All [только новые]


постоянный участник




Пост N: 1675
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.16 06:51. Заголовок: Язык Подкарпатской Р..


Язык Подкарпатской Руси

Представляем нашим читателям новое поступление в раздел Источники - книгу Григория Юлиановича Геровского - Язык Подкарпатской Руси. Родился Георгий Юлианович Геровский 6 октября 1886 году во Львове, в семье адвоката Юлиана Геровского и Алексии Добрянской, дочери известного карпаторусского деятеля Адольфа Добрянского. Родным братом Георгия был известный карпаторусский общественный деятель, политик и писатель Алексей Юлианович Геровский (6 сентября 1883 - 17 апреля 1972).
В 1907 году Георгий Геровский поступил в Черновицкий университет, в 1909 году поступил на филологический факультет Лейпцигского университета. В 1913 году Георгия и Алексея Геровских австрийские власти арестовали в Черновцах, по подозрению в государственной измене. Поводом для этого стало их участие в судебном процессе против карпаторусского активиста Алексея Кабалюка в Мараморошском Сиготе. Алексей был приговорён к смертной казни, но им удалось совершить побег и скрыться в России.
Во время Первой мировой войны Георгий Геровский поступил в аспирантуру Харьковского университета которую окончил в 1917 году. С 1918 по 1923 года преподавал в средней школе в Саратовском уезде, и работал уездным инспектором по просвещению национальных меньшинств и в библиотеки Саратовского университета. В 1924 году уехал в Подкарпатскую Русь. Из-за непримиримой позиции по вопросу русинской автономии за Григорием и его братом Алексеем чешскими властями была организована слежка. В 1939 году Геровского арестовали венгерские власти по подозрению в «панславизме и антивенгерской пропаганде», однако потом он был отпущен. После вхождения Подкарпатской Руси в состав Украины Георгий Геровский из-за противоречий с руководством «Закарпатской Украины» переехал в Прагу, а затем в Пряшев, где занимался преподавательской деятельностью. Скончался в Пряшеве, 5 февраля 1959 года.
У книги Г.Ю. Геровского «Язык Подкарпатской Руси», как и у самого автора непростая судьба. В 1925-1928 годах Г.Ю. Геровский исследовал юго-карпатское наречие Закарпатской области и Пряшевщины и составил первую диалектологическую карту этой языковой области. Исследование состояло в определении отдельных типов наречий, объяснении их фонетических и морфологических особенностей, в обозначении более важных изоглосс - линий, соединяющих на географической карте места с одинаковыми языковыми особенностями населения. Собранный материал был основой для классификации наречий на основании данных об их происхождении (древнее и новое наречие) и их фонетических и морфологических особенностей, причем принимались во внимание местный словарный состав или же чужие, неорганические элементы или связь с наречиями совсем иной наречной группы. Результаты этого кропотливого труда изображены в наглядном виде в диалектической карте, впервые составленной в научной (языковедческой), литературе для этой языковой области (карта прилагается к книге). Собранные материалы были обработаны к 1934 году, но из-за политики чешских властей, препятствовавших публикациям русских ученых, эти материалы появились только на чешском языке в 3 томе журнала «Чехословацкое отечествоведение», за 1934 год.
В Россию исходные материалы книги Геровского были привезены, переведены на русский язык и впервые изданы скромным тиражом только в 1995 году стараниями Сергея Владиславовича Шарапова и на пожертвования общественности (в основном белоэмигрантов). На сегодня книга стала библиографической редкостью и практически недоступной для читателей.
Георгий Юлианович Геровский. Язык Подкарпатской Руси. Книга в формате PDF (5.8 Мбайт). Приложение к книге – карта говоров Покарпаткской Руси в формате PDF (0.9 Мбайт)
http://zapadrus.su/bibli/arhbib/1222-georgij-yulianovich-gerovskij-yazyk-podkarpatskoj-rusi.html

КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm


В 1925-1928 годах Г.Ю. Геровский исследовал юго-карпатское наречие Закарпатской области и Пряшевщины и составил первую диалектологическую карту этой языковой области. Исследование состояло в определении отдельных типов наречий, объяснении их фонетических и морфологических особенностей, в обозначении более важных изоглосс - линий, соединяющих на географической карте места с одинаковыми языковыми особенностями населения. Собранный материал был основой для классификации наречий на основании данных об их происхождении (древнее и новое наречие) и их фонетических и морфологических особенностей, причем принимались во внимание местный словарный состав или же чужие, неорганические элементы или связь с наречиями совсем иной наречной группы. Результаты этого кропотливого труда изображены в наглядном виде в диалектической карте, впервые составленной в научной (языковедческой), литературе для этой языковой области. Для собирания диалектологических материалов нужно было совершить немало научных поездок, необходимо было обладать железной выдержкой и затратить много тяжелого труда, посетить наиболее отдаленные села горной области, преодолеть многие препятствия. Собранные материалы были им обработаны в 1934 году опубликованы - И.С. Шлепецкий
Георгий Юлианович Геровский
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1717
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.16 12:40. Заголовок: Славим славно славу ..


Славим славно славу славян славных
Я посвящаю этот труд
Желанным дням объединенья
Недолго ждать - они придут:
Мы все единой цепи звенья...
Я верю, - братская любовь
Поможет нам в бескровном споре,
И все ручьи сольются вновь
В едином, всеславянском море
Младорусь: периодический сборник

Цели и задачи сборника:
Идея Всеславянства,
Служение национальной идее и искусству,
Объединение и развитие молодых дарований за рубежом
Книга первая.
Прага
Славянское издательство
1922


Дмитрий Вергун. К столетию Славии (По случаю 70 летней годовщины смерти ея автора, чехословацкого поэта Яна Колара, творца поэмы Дочь Славы)
Slavme slavne slavu slavnych Slavu! - Jan Kolar
Славим славно славу славян славных - завещал он грядущим славянским поколениям. Исполнены ли его заветы? В годовщину его кончины и в столетие появления его величайшей поэмы, много-ли было откликов в печати? Кажется, кроме одной, да и то немецкой газеты в Праге, нигде не вспомнили о родоначальнике панславизма! Что это, ранний плющ ли забвенья или мох нераденья над этою великою могилой? Всего двадцать лет, как его останки перенесены из Венского Маркова кладбища на Пражские Ольшаны. Неужели и это литературно-национальное событие уже забыто? Быльем поросло?
Дело, ведь, идет об одном из знаменитейших возродителей чехо -словацкого народа! Об одном из тех национальных гениев, дух которых переживает века.
Ведь самый факт его кончины семьдесят лет тому назад столь необычаен, что заслуживает быть отмеченным в летописях литературы. Он умер, как герой. Погиб, как рыцарь на поле брани. В один из сумрачных январских дней он взошел на кафедру в венском университете, чтобы начать обычную лекцию из области славянской мифологии, и умер от разрыва сердца. Неприятное известие из текущей славянской политики, о котором он узнал, идя на лекцию, столь взволновало его душу, что сердце не выдержало. Оно перестало биться, как только он вступил на кафедру. Он, живой пример научного героизма и племенного сознания.
Но как ни поучительна его смерть, еще назидательнее вся его скорбная жизнь. Его детство напоминает биографию Ломоносова. Как и великий родоначальник новой русской словесности, Колар бежит из крестьянской хаты своего отца, бедного словака, бежит тайком, чтобы расплавить свое сердце в горне знания. Его юность, с несчастною, неразделенной любовью к лужицкой сербке Мине, - это юность Петрарки с безсмертной Лаурой. Его скитальческая молодость имеет много общего с биографией Байрона. Колар, как и Байрон, испытал гонение правительства и нелюбовь части общества.
Все это его биограф, проф. Якубец, проследил как в жизнеописании, так и в творчестве Яна Колара. В его Дочери Славы - сонеты Петрарки, описание скитаний славянского Чайльд-Гарольда и распределение цикла сонетов по образцу Божественной Комедии Дантэ.
Но его безсмертной поэмы ни один литературный историк не смел назвать подражанием. Проф. Мурко доказал степень влияния на его творения немецкого романтизма, Карасек упрекал его в дидактизме. Но Пыпин, не обинуясь, называет его - одним из самых крупных явлений всей ново-чешской литературы и наиболее характерным произведением всей эпохи возрождения. Дочь Славы, прибавляет он, остается единственным, поэтическим кодексом панславизма - правда, замечает он, далеко не столь страшного, как изображали его противники…
Сто лет тому назад в Праге появился его первый сборник стихотворений. С его легкой руки вошло в литературу понятие Славия. Правда, проф. Якубец доказал, что не Колар изобрел это слово. Его употребляли раньше менее известные поэты Богуслав Таблиц и Антон Марек. Но Колар первый вдохнул в это понятие такую жизненную силу, что Славия пережила уже век. Она олицетворяла в себе скорее подсознательную, но неясно выраженную тоску славянских людей по взаимному сговору, общей свободе и совместному домостроительству.
Пусть же перевод его типичных трех сонетов, посвященных Праге, Москве и Славии, будет скромным русским венком на могиле великого славянского баяна, основоположника чехо-словацкого возрождения. Он предсказал в своем гениальном прологе в Дочери Славы момент возрождения чехо-словацкой независимой государственности.
То, что пожрала веков безпощадных несытая бездна,
Может, по воле небес, мигом воскреснуть и жить!
Этот предчувствованный Коларом миг, наконец, настал. Сбылись его пророчества в одной части славянства, отчего же им не осуществиться и во всех остальных!
Буди, буди!
Д. В.

Прага

Вот она, прославленная Прага.
Чехов стародавняя столица,
Башен исполинских вереница,
В камень воплощенная отвага.

Градчаны, дворцы родного блага,
Пращуров замшенная гробница,
Карлов мост, где некогда юница
Пела славу доблестного стяга.

Блеск твоих жезлов давно угас,
Меч тупеет, что и Римом тряс,
Выщерблен балтийскою бойницей…

Но ты вечным Славы будешь храмом,
Против немцев смелою истицей,
Победив и в пораженьи самом…
(Дочь Славы. II. Сонет 111)

Москва

О, ты, краса полуночного края!
Poccии всей и сердце и глава,
Блистаешь, златоверхая Москва,
Кремлевскими святынями сверкая.

О, как ты занялась, огнем пылая,
Ростопчина рукой подожжена,
Как запылала вся твоя страна,
Повсюду искры - пламя разсыпая…

Поведай же, зачем сама сожгла
В пожаре дерзком, среди снежной дали,
Ты созидания былых столетий?

- Слепцам я светоч на весь мир зажгла,
Чтобы ясней при зареве читали,
Кто - я и кто - мои родные дети!..
(Дочь Славы, II. Сонет 137)

Славия

О, если бы племен славянских, стая
Сребром и золотом передо мной
Блеснула разом - в статуе одной
Я изваял бы их, не разделяя.

И во главу пошла-бы Русь святая
Из Ляхов стан сковал бы огневой.
Из Чехов руки, стержень боевой,
Из Сербии двуножье отливая.

А меньшие народы все Славян,
Пошли-бы на броню, доспехи, тени,
И встал бы перед миром великан,
Европа вся склонила бы колени…
Пред статуей до неба вышиной
Затрепетал бы и весь шар земной!
(Дочь Славы, III. Сонет 7)
Перевел Дмитрий Вергун

Младорусь: периодический литературно-художественный сборник. ред. Василий Ильинский. Первая книга. Прага: Славянское издательство, 1922
http://dc.lib.unc.edu/cdm/item/collection/rbr/?id=22950
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_475.htm
Дмитрий Николаевич Вергун
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1723
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.16 16:53. Заголовок: О литературной взаим..


О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими
О, krajino, všeliké slávy i hanby obraz!
Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné,
od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám:
krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval,
ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk.
О, та страна! Славы блеск и арена былого позора!
От берегов золотых тихой Лабы до Вислы неверной
и от дунайских долин до простора Балтийского моря,
некогда всюду звучал вызывающий злобу соседей,
тот, что теперь онемел - сладкозвучный язык наш славянский
- из пролога к Дочери Славы, Яна Колара
Из лекций В.И. Ламанского Введение в славяноведение...Эпоху в истории возрождения славянских народов составляет поэтических и прозаических произведений словака Яна Колара. В 1837г. вышла в свет его знаменитая брошюра О литературной взаимности Славян и пр.
В этой статье Колар пытается ближе подойти к основной причине современного безсилия Славян и находит ее в том, что каждый Славянский народ на себя лишь работает, о себе только заботится, ни мало не помышляет о своих соплеменниках.
- Мало быть, замечает Колар, хорошим Русским, Поляком, Чехом и Иллиром, надо быть и хорошим Славянином; каждый из них должен руководиться правилом: Я Славянин и ничто Славянское мне не чуждо -. Поэтому и нужна Славянам литературная взаимность.
Для ея осуществления Колар предлагает несколько мер, из коих некоторые и поныне не исполнены, как они ни необходимы. Пособиями для осуществления должны быть, по мнению Колара
1) Заведение славянских книготорговель во всех главных Славянских городах, в Петербурге, Варшаве, Кракове, Львове, Праге, Вене, Пеште, Берне, Белграде, Загребе и проч., для удобнейшего и скорейшего получения всех вновь выходящих книг
2) Обмен книг и повременных изданий между писателями и издателями различных племен
3) В учебниках для юношества следует приводить примеры и разсказы о знаменитых славянских людях. Очень бы желательно было составление и издание Славянского Плутарха. Жизнеописание Славнейших Славян могли бы иметь благотворное влияние на юношество
4) Общеславянское обозрение, издаваемое на всех славянских наречиях (т.е. по Колару на четырех, по Русски, Сербски, Чешски и Польски), в котором помещались бы разборы всех вновь выходящих Славянских сочинений и изданий
5) Учреждение общественных Славянских библиотек
6) Издание Славянских грамматик и словарей, не только чисто ученых, но и практических
7) Издание сборников Славянских народных песен, сказок, пословиц и пр.
8) Всеобщее устранение излишних чужестранных слов и оборотов, введение коренных и чистославянских, и через то условное приближение к идеалу все-Славянского языка, т.е. такого языка, который был бы понятен каждому славянину, к какому бы племени он ни принадлежал. Славянские языки должны себя обогащать из общего запаса славянского. Чужие слова и обороты искажают и унижают национальный характер, подтачивают и убивают любовь к своей народности и языку. Иностранные слова и обороты отчуждают славянина от славянина, отдаляют одно наречие от другого. Чешский и Польский языки преимущественно искажены и испорчены иностранным влиянием
9) Введение общего однообразного правописания для всех славянских наречий.
Несмотря на главнейший недостаток теории Колара, на отсутствие высшего, обьединяющего начала и некоторую внешность понимания обще-Славянской задачи, его произведения, писанные с несомненным дарованием и с жаром истинного убеждения, читались у его земляков-Словенов, Чехов и других Славян Австрийских с величайшим увлечением и производили в умах Славянских решительный переворот. Немцы и Мадьяры с полицейской подозрительностью сами стали читать Колара и с ужасом указывали на некоторые сонеты его Дочери Славы (Slavy Dcera), где он отзывается о России с особенным чувством или уважением (в поэмах Колар напоминает Славянам их прежнюю славу, громит проклятиями внешних и внутренних врагов славянства и пророчит ему великое будущее). Особенно негодовали Мадьяры и немцы на сонеты в роде следующих:
Стократе сем млувил, тед уж кричим
К вам, о розкидони Славова,
Будьме целек, а не дробшове,
Будьме анеб вшецко, анеб ничим
Сто раз я говорил, теперь уже кричу к вам, разделенные Славяне! Будем целое, а не части, будем всем или ничем
Или тот особенно сонет, в котором Колар представляет Славянство в виде статуи
Руско бы сем в еи главу скулил
Дрик пак были бы в ни Лехове,
Рамена а руки Чехове,
Сербско бы сем ве две ноги пулил,
Менши ветве, Винды, Лужиц двое
Хорвату кмень, Слезу, Славаку
Растопил бых в одени а зброе:
Перед тоу модлоу клекати бы могла
Цела Европа сить облаку
Высили, крокем свым бы земи погла
Россию бы я вылил ей в голову, телом бы в ней были Ляхи, плечами и руками Чехи, Сербию бы разделил я на две ноги, меньшие ветви, Виндов, тех и других Лужичан, племя Хорватов, Слезаков, Словаков растопил бы я в одежду и оружие. Перед этим истуканом вся Европа могла бы пасть на колена, и сама выше облаков, одним шагом своим она бы поколебала бы землю

О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими
Сочинение Иоанна Колара
(Это лирическое рассуждение одного из знаменитейших ученых славянистов нашего времени, недавно напечатано в Австрии, на немецком языке, отдельною книжкою Мы уверены, что каждый из русских читателей прочтет его с наслаждением и оценит его важность. За появление сего перевода мы обязаны благодарность М.П. Погодину)
§1. Вступление. Литературная взаимность - вот один из самых прекрасных и самых примечательных цветов, который в новейшее время возник и распустился на почве многоплеменного славянского народа. В первый раз после многих столетий рассеянные славянские племена смотрят на себя опять как на один великий народ, и на различные наречия, как на один язык; чувство национальности пробуждается повсюду, и они усердно желают знакомиться короче друг с другом. Облака заблуждения и ослепленья разносятся; Славяне утомились долговременной распрей; им скучно стало в этом пустом одиночестве, которое притупляет все способности; им опротивило это изнурительное раздробление, и они сбрасывают с себя цепи старых предрассудков, хотят снискатъ себе утраченные права природы и разума, возвыситься до той человеческой и братской любви, которая одна может преобразовать злополучные народы и доставить им счастье. Славянский народ стремится опять к своему первоначальному единству, как растение достигшее цвета и плода - к своему семени и зерну. Славяне, в наше время, не только способны к общему союзу, - которого не могут разорвать ни моря, ни земли, и который невидимо обнимает все племена и наречия, - Славяне не только способны к такому литературно-духовному союзу, но он сделался даже для их большинства необходимою потребностью. Это понятие и явление в Европе совершенно ново и не имеет сходства ни с каким другим; для совокупного славянского народа оно важно в высокой степени и обещает великие последствия; вот, почему всякий образованный Славянин должен обратить на него все свое внимание, осмотреть и наследовать со всех сторон, тем более, что, само-по-себе невинное, оно может однакож легко подать повод к некоторым недоразумениям и заблуждениям. Никакая великая, высокая мысль не входить в общественную, народную жизнь без двоякой борьбы: с одной стороны против врагов мысли, которые хотят противиться ее распространению, или уничтожить ее, с другой стороны против ее друзей, которые обьявляют себя за нее и действуют в пользу ее, но, не постигая ее настоящего смысла, делают ошибки и вредят доброму делу больше первых. Ибо, не только люди мыслящие, образованные, лучшие и благороднейшие в народе, берутся с высоким участием за новую мысль, входящую в общественную жизнь; но и грубая чернь, себялюбец, мечтатель, энтузиаст бросаются в ее защитники и распространители; не чувствуя, не понимая ее чистоты, значительности и высокости. Чем возвышеннее и важнее предмет, чем больше часть человечества, к которой он относится, чем богаче и значительнее следствия, кои он имеет для жизни, тем легче может он быть употреблен во зло; по этой причине должно как-можно чаще о нем думать, говорить и писать, как-можно прилежнее распространять о нем правильные понятия и сведения. И вот именно цель настоящего рассуждения. Сочинитель обьявил эту мысль, хотя только вкратце, в изданном им за семь лет пред этим Исследовании об именах (1830. с.345). С тех пор он беспрестанно думал о ней и читал относящиеся к этому предмету сочинения чужих народов с целью воспользоваться их видами и снискать точку воззрения европейскую, а не исключительно-славянскую.
§2. Что такое взаимность. Литературная взаимность есть общее участие всех племен в умственных произведениях их народа; она предполагает чтение славянами книг, издаваемых на всех славянских наречиях. Всякое наречие должно черпать оттуда новую жизненную силу для собственного освежения, обогащения и образования; но не должно вступать в чужие границы точно так же, как не пускать в свои, а сохранять собственную, свободную область наряду со всеми прочими. При взаимности все племена и наречия остаются без всякой перемены на своих прежних местах, но взаимным действием и соревнованием содействуют развитию общей народной литературы.
§3. Что не может называться взаимностью. С другой стороны, взаимность не состоит в политическом соединении всех Славян; в каких-либо демагогических происках или революционных возмущениях против правительств и государей, откуда проистекает только замешательство и несчастие. Литературная взаимность может быть и там, где народ находится под разными скипетрами, разделенный на многие государства, королевства, княжества или республики. Взаимность возможна и там, где в народе есть разные религии, церкви и исповедания, разные письмена, климаты и страны, обычаи и обыкновения. Она неопасна мирским правительствам, и государям, оставляя в покое границы и области, зависимость подданных от того или другого монарха, и прочие подобные политические обстоятельства; она довольна настоящим состоянием вещей, уживается при всех образах правления, не касается законов и обычаев чужих земель, одним словом - она живет со всяким господином в мире, со всяким соседом в дружбе. Это смирная, невинная овечка, которая принадлежит, правда, к великому стаду, но пасется на своем особенном лугу. Государство есть соединение многих стран и разных народов под одною общею главою; цель его - безопасность, справедливость и содействие образованию всех составляющих его народов. Итак, любовь к нашему народу и языку, но вместе и верность, покорность государям, хотя б они были и из другого народа…Если немцы верно преданы одной национальной литературе и разным немецким и ненемецким правительствам, то точно так же могут и славяне, тем более, что сии последние от природы спокойнее и почтительнее к начальству, хотя и нераболепнее, как говорят враги. Разве Англичане и новые Греки не повинуются королям, которые не от их рода? Следовательно не должны бранить и называть мечтателями, фанатиками, возмутителями или врагами других народов тех, которые любят свой народ и желают ему истинного счастья, не думая расстраивать настоящего порядка вещей.
Эта взаимность не состоит также в обобщении или насильственном смешении всех славянских наречий в один главный язык или одно литературное наречие, как о том начинают мечтать некоторые славянисты. Славянские наречия частью так уже разлучились между собою грамматически, что не могут естественно сплавиться в один язык, частью некоторые из них так образовались филологически и обогатились такими отличными сочинениями, что уже нельзя ожидать от человеческой слабости, суетности и самолюбия, чтоб какое-нибудь племя пожертвовало своею, какою бы то ни было, самостоятельностью, отказалось от своих доселе приобретенных сокровищ, как-бы забыло их, и совсем от них отделилось. Большинство Славян привержено наследственною , в-течение веков освященною любовью к своим наречиям, и так далеко уже ушло в своем частном образовании и литературе, что отступать невозможно.
§4. Сколько и какие славянские наречия принадлежат ко взаимности. Славянин, невысоко ученый, по крайней мере стоящий на первой ступени образования и просвещения, должен знать четыре нынешних образованнейших наречия, на коих пишутся и печатаются книги; русское, иллирийское, польское и чехословацкое. Ученейший и образованнейший славянин второго класса познакомится и с меньшими наречиями или поднаречиями, например, с малороссийским - в русском, кроатским, виндским, булгарским - в иллирийском, лузацким - в польском. Славянин третьего класса, или ученый, филолог и историк по званию, должен знать все славянские наречия без исключения, живые и умершие, образованные и еще необразованные, чистые и смешанные с другими языками, мало и далеко-распространенные, господствующие и подданные, которые пишутся глаголическими и кирилловскими, латинскими и швабскими буквами…
§20. Заключение. При свете взаимности народ славянский и все его племена и наречия, его судьбы и обстоятельства предстанут нам в другом, лучшем виде. Она может положить только основание народной славянской словесности, в точнейшем и высшем значении этого слова; с нею вместе и посредством ея. Китайская стена, доныне существующая, эта одиночная жизнь и одиночная деятельность Славян, мелочные книжные ссоры отдельных племен и наречий - навсегда рушатся; прекратятся мелкие литературные предприятия и общества, которые, едва возникнув, вянуть и блекнут от недостатка воздуха. Только силою взаимности мы почувствуем живо наше общее происхождение и наше сродство, а эта выгода неслишком-дорого будет стоить для каждого племени: пусть только те из Славян, которые первенствуют умом, держатся не столько предметов, отделяющих и удаляющих нас друг от друга, сколько тех, которые нас связывают в одно братство. Слабые ручьи с трудом носят на поверхности своей бревна и доски; но где отдельные потоки стекаются в одно русло, там Волга, Дунай несут огромные корабли на хребтах своих. От взаимности не потерпит ни одно наречие; ибо каждое из них сохранит свою личность, останется при своем языке и литературе, но будет знать, покупать и читать произведена других письмен славянских. Итак здесь еще откроется обширное поприще для всякого Славянина, действующего во благо всего народа; здесь предстоят завоевания, или лучше, обращения на путь истины других заблудшихся; здесь лучшие в народе должны подать друг другу руку и скрепить этот истинно-священный союз, ибо холодность, равнодушие, даже отвращение Славян друг от друга, доселе господствовавшие, можно назвать безбожием; это тот самый порок (impietas), который так сильно преследовали Римляне в детях, нелюбивших родителей, в братьях и родных, чуждых взаимной любви.
Около этого общего, светлого народного очага да соберутся люди мысли и чувства, и да стараются они привлекать к себе других. Тяжелая ответственность лежит на нас, на нашем времени, на нашем народе: нам предоставлено решить судьбу бесконечной будущности! Поляк да перестанет называться просто Поляком, но да называется Славянином-Поляком, да изучает он не только свои книги, но и произведения наречий русского, богемского, сербского; Русский да будет не просто Русским, но Славяно-Русским, да знает и читает не только на своем языке, но и на польском, богемском, сербском; Богемец да будет не просто Богемцем, но Славяно-Чехом, и изучает не один богемский язык, но и польский, и русский, и сербский. Серб или Иллириец да будет не просто Сербом, но Славяно-Сербом, да покупает и читает не одни сербские книги, но и произведения польской, русской, богемской литературы. Кто не знает и не понимает этих главных наречий, тому бы не следовало и брать перо в руки, тот не славянский писатель
Ян Коллар. О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими. Отечественные записки. 1840. Т. VIII. Отд. II. с.1-24, 65-94
https://cloud.mail.ru/public/DRTp/UkwKqjqwU 50Мб
Из записок о славянских землях
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_232.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1730
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.16 13:17. Заголовок: Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы



Славим славно славу Славов славных
Благородный муж!
Многочтимый брат славянин!
Мужи других народов, пекущиеся о литературе и духовной жизни, всячески стараются сблизиться посредством личного общения, а не письменного. Таким путем достигается то, что деятельность их обретает связь, а разобщенные силы объединяются в одном стремлении и с большим успехом действуют на благо народа. Так оно во Франции, так оно в Англии и Германии; живущие вдали друг от друга люди находятся в подлинной связи и взаимодействии. Так должно было бы быть и у нас славян, сынов одной матери Славы. Я давно стремился установить с вами более близкую связь. По вашим произведениям, которые я внимательно читал, я увидел в вас не только возвышенную душу, вдохновенного певца, благородного мужа, но и ревностного друга нашего единого народа. (…) В прошлом году я послал вам в дар через ехавшего в Париж графа Станислава Дунша Барковского в знак моего уважения один экземпляр моего произведения Дочь Славы. Я не знаю наверняка, передано ли оно вам, в случае если бы вы его не получили, соблаговолите написать ему и переслать вам. Что в настоящее время вы делаете? Много ли у вас слушателей? Вы меня порадуете, если не замедлите ответить мне.
Будьте счастливы.
Ваш почитатель Ян Коллар (во время парижских чтений 10 ноября 1842)
- Цит. по: А. Мицкевич. Собр. соч.: В 5 т. М., 1948–1954. Т.5. с.680–681

современная чешская орфография (3 песня, сонет 337):

Stokráte sem mluvil, teď už křičím
K vám o rozkydaní Slávové!
Buďme celek á ne drobtové,
Buďme aneb všecko, aneb ničím;

авторская орфография:

Stokráte sem mluwil, teď už křičjm
K wám o rozkydanj Sláwowé!
Buďme celek á ne drobtowé,
Buďme aneb wšecko, aneb ničjm;

Стократе сем млувил, тедь уж кричим
К вам розкидани Словове,
Будьме целек, а не дробмове,
Будьме анеб вщецко, анеб ничим.

Сто раз уж говорили, а теперь кричим
Вам, разобщенные славяне,
Будем единым целым, а не разъединенными,
Будем либо всем, либо ничем

- Богемцы суть чистая Славянская кровь; и их привязанность к своему происхождению простирается почти до суеверия. Вельможи состязаются в ней с простым народом с благородной ревностью. Многие из них выстроили на свой счет музеи и публичные библиотеки, в кои, не щадя никаких издержек, собирают отовсюду отечественные древности и памятники древней народной словесности. Один современный Богемский поэт, Коллар, издал недавно два тома стихотворений, дышащих пламенным патриотизмом. Под именем Славы (Slawa) он олицетворил в них свою отчизну или, лучше сказать, всю родную семью Славян, и изливается пред ней в пламенных выражениях неисповедимого одушевления, подобно как перед обожаемою любовницею, или как таинственная Госпожа Гюон пред несозданною красотою. В его стихотворениях есть нечто сходное с Мелодиями Томаса Мура, где родная Ирландия олицетворена под своим древним именем Эрина. Страсть, коей сгорает душа поэта, едва скрывается под его слишком прозрачными аллегориями. Иногда даже, увлекаясь исступлением чувства, он не может совладать с собой - и его Славянская душа вся обнажается. В своих патриотических восторгах он обращается преимущественно к России. Исполинская дщерь Славян, могущественная Россия, - восклицает он в одном из сих благородных порывов, - когда соединишь ты в одну рукоять эти разметанные ветви одного корня, когда сольешь в один поток эти расплесканные волны одной крови?
- R.B. (Ревю Британик). Национальное направление богемской словесности. Телескоп (журнала Н.И. Надеждина). 1831. N11. c.400–401

Г. Коллар, проповедник Евангелической славянской церкви в Песте, столице Венгрии, почитается первым между богемскими стихотворцами. Знаменитейшая его поэма есть Дочь Славы, оживленная славянской народностью и стоит того, чтобы все племена славянские читали ее. Его проповеди превосходны. Он собрал в Венгрии и издал славянские песни, участвует в журналах, также сей почтенный и истинно ученый славянин, занимается еще объяснением древней истории славян. Ревность его ко всему, что может просветить и улучшить состояние его прихожан, беспредельна. В пользу юношества, обучающегося в славянском училище, основанном собственным его старанием в Песте, он издал книгу для чтения, наполненную очень хорошими статьями, между коими находится историческое и географическое сведение о славянах вообще
- Андрей Кухарский. Телескоп. 1832. N24, с.536-537

Первое поэтическое оригинальнее произведение, могущее служить украшением всякой литературе, есть бесспорно Slavy Dcera, творение Коллара, славянина из Венгрии. Здесь поэт воспевает идеал славянской красоты и славы, в трех песнях, наименованных по названиям трех рек: Салы, Эльбы и Дуная, каждая из сих песен состоит из пятидесяти сонетов. А в первой песне он весь предан дрожайшему предмету своей любви во дни счастья до минуты разлуки. На Эльбе он в борьбе с своею любовью и непреклонно» судьбою. На Дунае живет еще воспоминанием исчезнувшего блаженства; песнь его отзывается там в тоне кроткой меланхолии. Жива и пламенна его фантазия; равно умеет он вдохнуть своему образу любезнейшую нежность и окружить его эфирным очаровательным блеском. При всей своей возвышенности он никогда не оскудевает в ясности речи. Стих его текуч, рифм звучен и полновесен. Коллар есть Петрарка своего народа
- перевод отрывка из письма К. Винаржицкого, озаглавленный О богемской литературе. Телескоп. 1833. N10. с.253-254

Из 48 сонета первой песни:

Sláva krásou libé řeči Polku,
vděkem ozdobila Serbinku,
Slováčku pak, naši rodinku,
zpěvem ust a serdcem bez okolku;

v Rusku panství, v českou skryla holku
smělost k herdinskému oučinku,
ale každou krás těch květinku
ještě v celém chtěla míti spolku:

Káže tedy, aby podle směru
spojil Milek, její kochánek,
ony částky v jednu Slávy dceru;

proto se tu, jako v moři řeky,
divně spolu všechněch Slavjanek
objímají cnosti, krásy, vděky

Слава украсила сладостной речью польку,
Обаянием - сербку,
А словачек (нашу родню) -
Певучестью уст и бесхитростным сердцем;

Русскую наделила властностью, а в чешскую девушку вдохнула
Смелость и жажду героических деяний.
А потом каждый цветок этих красот
Она захотела увидать еще объединенным в целом;

Тогда она приказала, чтобы
Объединил Милек ее любимиц
Прелести в одной дочери Славы.

Поэтому в ней, как в море реки,
Удивительно всех славянок
Сливаются добродетели, красота, обаяние.
- А.А. Зайцева. Ян Коллар и русско-чешские литературные связи первой половины XIX в. Литература славянских народов. М., 1963. с.113

Образ богини Славии встречается не только в поэме Дочь Славы: еще в пасторали Вила Словинка (1614) хорватский писатель Ю. Баракович описывает «свое путешествие по окрестностям Шибеника и встречу с прекрасной фантастической девой (вилой) - Словинкой, рассказавшей о происхождении славян и их языке
- О.А. Акимова, Г.П. Мельников. Идея славянской общности в представлениях чехов и хорватов эпохи Средневековья. Славянский вопрос: Вехи истории. М., 1997. с.16
Баракович «воспел Задар, столицу мифического князя Словена, праотца всех славян. Славянские географические названия ему известны, включая пределы Московии. (…) примечательны выпады против «латынян» и защита славянского языка. Славянская муза просит поэта напомнить народу, что она существует
- И.Н. Голенищев-Кутузов. Итальянское Возрождение и славянские литературы XV–XVI веков. М., 1963. с.80

Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Пер., ист.-лит. очерк и коммент. Н.В. Водовозова. Уч. зап. МГПИ им. В.И. Ленина, 1967, N287, с. 9-424
Я. Коллар. Богиня Славы или происхождение имени Славян. 1839
Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (16 сонетов из первых трех песен и вступление перевели Н. Берг и В. Бенедиктов - с.348-353)

http://dlib.rsl.ru/01005392785
Фрагменты из поэмы (Песнь первая. 129. Перевод Ю. Нейман; Песнь вторая. 141. Перевод Н. Берга; Песнь третья. 110. Перевод Н. Стефановича; 116. Перевод Н. Горской; 121. Перевод С. Шервинского) в кн.: Европейская поэзия XIX века, М., 1977, с.723-725
http://www.twirpx.com/file/814066/
Сто сонетов. - Предисл. и примеч. А. Зайцевой. М.: Худож. лит., 1973. 245с.
Антология чешской поэзии, т.1, М., 1959
Словацкая поэзия XIX-XX вв., М., 1964
А.А. Зайцева. О некоторых особенностях метода и стиля поэмы Яна Коллара - Дочь Славы. Уч. зап. Ин-та славяноведения, т.21, М., 1960, с.188-231
Л.П. Лаптева. Ян Коллар в русской дореволюционной литературе. В кн.: Развитие капитализма и национальные движения в славянских странах, М., 1970, c.292-309
Ян Коллар. О литературной взаимности. Антология чешской и словацкой философии. М., 1982, с.233-240
Ян Коллар. Искусство в жизни народов. Чешская и словацкая эстетика XIX-XX вв. М., 1985 с.346-350
Галина Викторовна Рокина. Ян Коллар и Россия: история идеи славянской взаимности в российском обществе первой половины XIX в. Йошкар-Ола, 1998. 206с.
Ян Коллар. О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими. Отечественные записки. 1840. Т. VIII. Отд. II. с.1-24, 65-94
https://cloud.mail.ru/public/DRTp/UkwKqjqwU 50Мб
Письмо Коллара к Н.И. Надеждину (Русский Архив, изд. Петром Бартеневым, 1873(7), с.1220-1221)
http://www.runivers.ru/bookreader/book406219/#page/1/mode/1up с.56-57
Ян Коллар - поэт, патриот, гуманист. К 200-летию со дня рождения (Сборник - отв. ред. С.В. Никольский). М.: Институт славяноведения и балканистики РАН, 1993. 148с.
http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/1114--200-1993
http://www.twirpx.com/file/1036637/ 3.45Мб
Я. Коллар (И.А. Богданова с.57-66). Очерки истории чешской литературы XIX-XX веков (Сборник - Коллективный труд, созданный в Институте славяноведения АН СССР, ред. Д.Ф. Марков, С.В. Никольский, С.А. Шерлаимова). М.: Издательство АН СССР, 1963. 724с.
http://www.twirpx.com/file/1818586/ 19.3Мб
Л.Н. Титова. Ян Коллар о славянах. Автопортрет славянина. М.: Издательство Индрик, 1999, с.180-189; Категории и концепты славянской культуры. Труды Отдела истории культуры. М.: Институт славяноведения РАН, 2007. c.162-169
http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/552--1999
http://www.twirpx.com/file/260429/
А.А. Зайцева. Дневник Яна Коллара (к вопросу о формировании мировоззрения поэта). Советское славяноведение. 1965 (6), с.40-53
В. Матула. Представления о славянстве и концепции славянской взаимности Я. Коллара и Л. Штура. Советское славяноведение. 1978(2). с.58-71
Г.В. Рокина. Неопубликованная рукопись Яна Коллара - Die Gotter von Retra (Рукопись Яна Коллара - Боги Ретры - в ЦГИА СССР). Советское славяноведение. 1991(2). с.103-106

http://www.inslav.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=302
Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1
В 1823 и 1827гг. были изданы два тома Pisne svetske lidu slovenskeho v Uhrich - Песни светские словацкого народа в Венгрии (всего - 222 песни, во втором томе - 120. Первый том был подготовлен Я. Колларом, П. Шафариком и Я. Благославом, второй - Я. Колларом). Особенно интересным является предисловие, написанное Колларом к 1 тому:
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/111/Kollar_Piesne-svetske-ludu-slovenskeho-v-Uhorsku-1-diel

Slawy Dcera. Budín, 1824 - 1 ред. 1824 - Первое поэтическое оригинальнее произведение, могущее служить украшением всякой литературе, есть бесспорно Slavy Dcera, творение Коллара, славянина из Венгрии. Здесь поэт воспевает идеал славянской красоты и славы, в трех песнях, наименованных по названиям трех рек: Салы, Эльбы и Дуная, каждая из сих песен состоит из пятидесяти сонетов. А в первой песне он весь предан дрожайшему предмету своей любви во дни счастья до минуты разлуки. На Эльбе он в борьбе с своею любовью и непреклонно» судьбою. На Дунае живет еще воспоминанием исчезнувшего блаженства; песнь его отзывается там в тоне кроткой меланхолии. Жива и пламенна его фантазия; равно умеет он вдохнуть своему образу любезнейшую нежность и окружить его эфирным очаровательным блеском. При всей своей возвышенности он никогда не оскудевает в ясности речи. Стих его текуч, рифм звучен и полновесен. Коллар есть Петрарка своего народа - перевод отрывка из письма К. Винаржицкого, озаглавленный О богемской литературе. Телескоп. 1833. N10. с.253-254
http://www.twirpx.com/file/1072551/
https://cloud.mail.ru/public/Fxzp/dorUYM5LQ
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1732
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.16 14:36. Заголовок: Автопортрет славянина


Автопортрет славянина

К созданию автопортрета славянина - картины, достойной занять почетное место в галерее мирового искусства, - приложили руку все крупнейшие мастера славянской культуры. Нельзя обойти вниманием - самого воодушевленного славянина (Сиротинфин А. Россия и славяне. СПб., 1913. c.223), ученого-слависта, поэта, проповедника Яна Коллара, доминанту поэтического творчества и культурно-просветительской деятельности которого составила идея национального самоутверждения славянских народов и их взаимной помощи.
Рассматривая представления Я. Коллара о славянах, можно легко заметить, что в его трудах и поэтических произведениях встречается материал, позволяющий нарисовать не автопортрет славянина-человека, но славянского колосса, изваяния, осенившего земли от Татр до Урала.
И тому есть причины. Для эстетической концепции романтика Коллара (ряд исследователей, правда, говорит о синтезе античного и романтического в его творчестве) показательно слияние абстрактного и конкретного, в том числе, любви к женщине с любовью к родине, человечеству.
Чувство к женщине столь же интенсивно и сильно, что и чувство, испытываемое к славянству, к родине. Лужичанка Мина - возлюбленная и Муза поэта, героиня его прославленной поэмы Дочь Славы, по мере развития поэтической мысли становится олицетворением славянства, дочерью богини Славы, мифической покровительницы славян. Как писал А. Мицкевич, возлюбленная Коллара постепенно превращается в образ, созданный его воображением. Поэт влюблен в национальную идею славянства - вот его возлюбленная, вот его Лаура, которую он всюду ищет, оплакивает.
- Иностранцу трудно понять, как это можно воспевать народ в образе человека; тем не менее эта форма распространена у поляков и чехов. Польские поэты нередко изображают свой народ в образе мужчины, в чешской поэзии он часто передается в образе девы (Мицкевич А. Собр. соч. М., 1954. Т.4. c.394-395).
Обратимся к Яну Коллару:
Нацию почитай единственно как сосуд человечности, пусть слово славянин звучит как слово человек (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.351).
Правомерно задаться вопросом: что же за нация - славяне, что говорит о ней, как воспринимает ее певец славянской взаимности, - ведь именно под таким именем Яна Коллара знают во всем славянском, да и не только славянском, мире.
Ответ на этот вопрос содержит, прежде всего, так называемая двойная проповедь Яна Коллара, прочитанная и впервые изданная в 1822г. под названием: О добрых свойствах славянской нации (Kollár J. O Dobrých Wlastnostiach Národu Slowanského. Pesst, 1822. Цит. по кн.: Kollár J. Pamäti z mladších rokov života. Bratislava, 1972. s.215-240. В дальнейшем все цитаты даются по этому изданию). Опираясь на гердеровское положение о языке как основном признаке нации, Коллар писал, что нация - это общность таких людей, которые объединены узами единого языка, одинаковых нравов и обычаев (Kollár J. Pamäti z mladších rokov života. s.219).
Это сочинение дополняют более известные труды Коллара, в первую очередь:
- О литературной взаимности между различными племенами и наречиями славянского народа (1836), в которой была дана практическая программа культурного сотрудничества славянских народов. Программа Я. Коллара включала в себя: изучение славянами нескольких главных наречий (чехословацкого, польского, русского и иллирийского), учреждение славянских кафедр при средних и высших учебных заведениях, книго-обмен между славянскими писателями, организацию славянских книгоиздательств во всех славянских столицах, выпуск литературных газет, расширение общественных и личных библиотек, подготовку сравнительных грамматик славянских языков и словарей, собирание и издание народных песен и поговорок, единое славянское правописание (латиница и кириллица);
- предисловия к двум томам Светских песен народа словацкого в Венгрии (1823, 1827);
- и, конечно же, поэтическое творчество самого Яна Коллара.
Одно из самых действенных средств, которое правители и учителя народа используют для счастливого достижения своих целей, - так начинает свою проповедь О добрых свойствах славянской нации Ян Коллар, - это обращение внимания народа на стиль его жизни, на самих себя, свою собственную силу и черты характера; они учили познавать и чувствовать то, что народ имел в себе хорошего и достойного похвалы, и таким образом стремились пробудить в нем благородное самосознание. Ведь известно, что и все люди, и все общества, и все нации имеют определенные, весьма отличные друг от друга свойства, нравы и обычаи...И чем полнее, яснее они - эти отдельные люди и целые народы - познают цену себе, свой характер, тем сильнее они будут опасаться всего, что их могло запятнать, тем усерднее будут стремиться к тому и делать все для того, чтобы стать лучше, счастливее (s.215).
Через 14 лет, в своем главном сочинении О литературной взаимности - Коллар с удовлетворением будет констатировать, что - Наученные печальными судьбами и опытом долгих веков, раздраженные насмешками иноплеменников, вразумленные собственными ошибками, гонимые любопытством, исследованиями языка, истории и иными учеными занятиями, возбужденные открытиями ценных древностей, привлеченные публикациями великолепных народных песен, славяне в последнее время начали присматриваться друг к другу, познавать самих себя, свои племена и наречия, свои достоинства и недостатки, свое счастье и несчастье, свое прошлое, настоящее и будущее (Ян Коллар. О литературной взаимности. Цит. по кн.: Антология чешской и словацкой философии. М., 1982, с.233). Вследствие же этого познания -...прежнее смутное ощущение того, что все они составляют одну нацию и имеют один язык, превратилось у них (славян. - Л.Т.) во всеобщее ясное сознание (там же).
Приступая к характеристике славянской нации, Ян Коллар обосновывает важность этого тем, что в Европе славяне - самая многочисленная нация (не то, что англичане, немцы и т.д.). Пятнадцать земель говорят на славянском языке и насчитывают 50 миллионов душ, а потому заслуживают, чтобы - определили и описали их жизнь, характер и свойства, причем как добрые, так и плохие (s.230).
Говоря о духовном и количественном величии славян - нации, - пусть внешне разделенной и разбросанной -, но слившейся - сердцем и духом (Антология...с. 233), поэт-мыслитель при этом все же считал необходимым подчеркнуть, что - Слава нации теперь не основывается ни на ее многочисленности, ни на ее могучем телосложении, физической силе и крепком здоровье, ни на блестящем умении мстить за обиды; она не основывается также на слепом подражании французским нравам и модам, но на морально-интеллектуальном величии, духовной деятельности и самостоятельности духа, на любви и признании всей нации и на связи с человечеством и мировой историей (там же с.236).
Славянский народ - народ великий, - постоянно мыслящий, ни в коей мере не застывший в своем развитии -. Это ведь малые народы, считает Коллар, - мыслят и чувствуют как-то вполсилы -. В противоположность им великие народы, - пробудившись однажды к духовной жизни, поднимаются до самых небес, увлекая за собой все человечество -. Покажет величие предначертания славян и определит способ его достижения, по твердому убеждению Яна Коллара, лишь славянская взаимность. Только ощущение национального единства придаст отдельным народам веру и отвагу мыслить и действовать - в величественных масштабах -, явится первым условием зарождения истинной просвещенности и национальной литературы, создания важного жизненного центра для новой, - омоложенной человеческой культуры (Ян Коллар. О литературной взаимности. Цит. по кн.: Чешская и словацкая эстетика XIX-XX вв. М., 1985, с.347-348).
Понятие славянская литература у Коллара близко понятию славянская нация. Славянская нация и литература - это - дерево с четырьмя крепкими ветвями, каждая из которых цветет и приносит плоды, каждая касается и обнимает своими ветками и листьями другие ветви.., создавая единую крону. Ни одна не должна засохнуть или сломаться, ведь при этом все дерево станет червивым и покроется плесенью (Kollár J. O literárnej vzájemnosti medzi rozličnými kmeňmi a nárečiami slovanského národa. Цит. по кн.: Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.132-133).
Залогом успешного решения этого великого исторического предначертания славян являются их - добрые свойства -. Ян Коллар видит пять таких - положительных свойств - славянского характера: религиозность, трудолюбие, склонность к невинному веселью, любовь к своему языку и терпимость по отношению к другим народам.
Начав свою исповедь с анализа первого - доброго свойства - славян, Коллар считает необходимым сделать одно существенное уточнение. - Скорее, говорит он, речь идет не о религиозности славян, но об их склонности к религии. Едва ли можно назвать другой такой народ, который бы возводил столь славные и красивые храмы, предпринимал такие далекие путешествия к святым местам, чтил бы своих богов столь истово. Славяне сами отправили в 863 году своих посланцев в Константинополь, откуда те привели двух христианских учителей Кирилла и Мефодия, распространявших Божье слово. - За истинную веру славяне отдадут свободу, самостоятельность, селения, княжества (Kollár J. Pamäti...s.231).
О способности славян ко всем ремеслам, искусствам, торговле говорит уже поговорка - Zo Slovana všetko vystane. Мы отнюдь не считаем все другие народы ленивыми и неспособными, подчеркивает Коллар, однако следует учесть и то, что, несмотря на несчастья, выпавшие на долю славян, нация эта насчитывает множество талантливых и трудолюбивых людей. Работает и стар и млад, богач и бедняк, здоровый и больной, мужчины и женщины, причем трудятся они днем и ночью, не только летом, но и зимой, когда иные народы дают себе роздых. - Хлеб, молоко, мед, одежда и обувь сделаны их руками (там же).
Склонность к веселости, присущую славянам, Ян Коллар в первую очередь связывает со здоровым образом жизни. Их кровь горячая и свежая, их нервы крепкие, мышцы упруги и сильны, очи ясны, лица приветливы, язык выразителен; куда они ни придут - всюду расцветает радость и веселье. - Ęde Slovenka tam spev - это известно всем. А где пение, там искренность, доверие, приветливость, никаких свар, грабежей и иных опасностей для странников и чужеземцев.
О любви словаков к пению как о главной и самой прекрасной особенности характера всего славянского народа Ян Коллар пишет в предисловии ко второму тому уже упоминавшихся Светских песен народа словацкого в Венгрии» (1827). Это то наследство, которое непременно следует передавать потомкам. Записи народных песен помогут создать полную картину жизни народа, его душевного богатства. По его мнению, народная песня - самая сильная основа просвещения, элемент культуры, поддержка нации, защита и укрепление языка (Цит. по кн.: Ян Коллар - поэт, патриот, гуманист. М., 1993. с.56). Сборник Народные песни (Národnie zpievanky), изданный Я. Колларом в 1834-1835гг., содержит 2582 текста. Это до сих пор самое большое собрание словацких народных песен.
- Любовь к своему языку и милой сердцу материнской речи -, естественно, едва ли не главное достоинство и доброе свойство славянской нации. Иначе и быть не могло для Коллара, сформировавшегося как поэт и мыслитель в условиях, когда проблема родного языка составляла основу общекультурного процесса. Славяне, по убеждению Коллара, всегда стремились сохранить и облагородить (усовершенствовать) язык, данный им от бога. - Найдутся страны и чужеземцы, - негодует проповедник-просветитель, - которые в течение столетий вели войны со славянским языком, обращались с бедным народом и его языком бессердечно и не по-людски, которые завоевали целые земли от Балтийского моря до Татр, но все это лишь усилило горячую любовь славян к своей милой материнской речи (Kollár J. Pamäti...s.232). - Кто отказывается от своей нации, не уважает и не любит свой язык, кто презирает его дух и характер, тот не может питать настоящей любви к своей родине, - развивает он свою мысль в сочинении О литературной взаимности (Антология...с.236).
Наряду с термином славянская нация, славянская литература- Ян Коллар употребляет и термин - славянский язык. Это язык - сочный - и сильный, по своим поэтическим возможностям он ни в коей мере не уступает западноевропейским языкам и даже обладает преимуществом перед ними (в том числе, разнообразием созвучий (Kollár J. Básně. s.387)). Семь истоков призваны способствовать его обогащению и облагораживанию: старославянская литература, обнаруженные древние памятники, русский, иллирийский, польский и чешский языки, народные песни, повести, поговорки и пословицы простого народа, слова, почерпнутые из наречий и поднаречий (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. s.165). Этим объясняется его горячее одобрение деятельности Юнгмана, Ганки, Пресла и Марека, направленной на создание чешской научной терминологии, выработку понятийного аппарата. Абсолютно несправедливы, по его мнению, упреки в адрес юнгмановцев со стороны Я. Неедлы, Ю. Палковича, полагавших, что при заимствовании слов из других славянских языков -...наша речь русифицируется, полонизируется, чехизируется и т.д.. Славяне, утверждает Ян Коллар, обязаны опираться на все славянское, как на - свое собственное -. К тому же, сравнивая славянские наречия, каждый научится уважать свой родной язык - главный признак национального духа (s.165-166).
И, наконец, пятое - доброе свойство - славян: терпимость к другим народам, в первую очередь, соседним. Славяне - голубиный народ -, по определению Яна Коллара, народ кроткий, тихий и невинный. Никогда никому не грозил он копьем и мечом, не похвалялся, сколько королей замордовал, сколько захватил городов и весей. Мысль о миролюбии славян составляет одно из важных положений труда О литературной взаимности, в котором автор развивает философию истории, исходя из идеи общности славян. - Если бы славяне не имели никакой другой заслуги перед человечеством, кроме той, что они своей силой сломили известный в истории дикий варварский вандализм и готизм древних германцев, своим терпением и добротой поглотили его, своей кровью, своим трудолюбием, своим - тихим, безмолвным присутствием (среди германцев) смягчили и очеловечили их нравы, сделав их такими, каковы они сейчас, - то уже одно это принесло бы славянам величие и бессмертие. А разве заслуживает внимания и славы в мировой истории тот, кто в течение столетий мучает другие невинные нации и языки, планомерно их уничтожает или подчиняет себе? (Антология...с. 238)
Список достоинств славянской нации можно было бы увеличить, считает Ян Коллар, приводя в пример такие положительные свойства славян, как гостеприимство, стыдливость, чистоплотность, скромность, уважение к старости и т.д., но это уже частности. В основе народности славян лежат, прежде всего, те пять основных свойств, о которых шла речь ранее.
Но еще об одной положительной черте славян Коллар упоминает уже в начале своей творческой деятельности, в предисловии к первой книге Светских песен народа словацкого у Венгрии» (1823). В духе своей эстетической программы он видит в славянской поэзии синтез чувства и разума: Славянин, думая, чувствует и, чувствуя, думает (myslí a cíti zároveň -Kollár J., Safárik P.J. Piesne svetské l’udu slovenského v Uhorsku. V Pešti 1823, XXVII), - пишет Коллар. Свое развитие эта мысль опять-таки находит в труде О литературной взаимности, где он пытается постичь дух поэзии отдельных народов. Согласно классификации Коллара, поэтический дух у одних - склоняется больше к авантюризму (испанцы), к страстности (итальянцы), к шутке и хорошим манерам (французы), к философии и размышлению (немцы); у славян, как доказывают их народные песни и художественное поэтическое: творчество, поэзия кажется детищем, в создании которого под знаменем фантазии принимают равное участие все другие душевные силы (Kollár J. O literárnej vzájemnosti. s.152). Иными словами, славяне, в отличие, например, от немцев, не склонны к абстрактности, сухому рационализму. Это опять-таки свидетельствует о романтическом характере эстетической концепции Коллара и в то же время представляет интерес и для нашей темы, позволяя ярче увидеть портрет славянской нации глазами поэта-мыслителя.
- Добрые свойства, доказательством коих может служить не только современность, но и история давних веков, - лишь половина дела, - говорит Ян Коллар в своей двойной проповеди. Важно и то, какие обязанности из этого вытекают - для самих славян и для иноземцев.
Прежде всего, народ, имеющий столь совершенный, столь прекрасный характер, никто не имеет права обижать, а его имя - унижать, ненавидеть как его отдельных представителей, так и весь целиком, насмехаться над его нравами и обычаями, языком и способностями его, смотреть на него свысока, считать своим рабом. Никто также не имеет права переманивать славян к себе, искажать их мысли, принижать их таланты, ибо - каждый народ - особая ветвь на древе человечества, и тот, кто отсечет либо попортит эту ветвь, нанесет непоправимый вред всему древу. А что же мы видим на самом деле, в наше время? - вопрошает Ян Коллар. Никто не подвергается такому насилию, как народ славянский, все соседи - рвут и крадут цветы из его сада, чтобы украсить ими свои склоны и долины (Kollár J. Pamäti...s.234).
При этом славянам следует помнить, что мало лишь сопротивляться врагам, необходимо приложить все силы для умножения добрых свойств славянской нации, ее духа, который представляет собою сумму черт характера, мыслей отдельных людей. Никогда не надо пытаться догнать чужую жизнь, подобно тому, как малые дети бегут за телегой, желая на ходу вскочить в нее. В чужой среде славяне всегда будут выглядеть, как белая заплата на черном сюртуке. - Будем работать каждый на своем месте в меру своих возможностей...Ибо кто в наше трудное время...ничего не делает на благо своего народа, тот творит зло, кто ленится, находясь среди такого трудолюбивого народа, тот уже грешит, кто молчит, тот уже поносит его, кто видит - и только видит - его добрые свойства, кто с огорчением воспринимает его ошибки - но пассивно, - тот уже вредит ему...
Л.Н. Титова. Ян Коллар о славянах. Автопортрет славянина. М.: Издательство Индрик, 1999, с.180-189; Категории и концепты славянской культуры. Труды Отдела истории культуры. М.: Институт славяноведения РАН, 2007. c.162-169
http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/552--1999
http://www.twirpx.com/file/260429/
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1733
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.16 13:52. Заголовок: http://f1.s.qip.ru/~..


Не судите о нас по тому, что и как написать мы сумели,
А судите о нас по тому, что и как мы посмели писать
Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.361

Предспев
Здесь предо мною земля знаменитого нашего рода,
В оные дни колыбель, ныне могила его.
Слезы роняя, гляжу: что ни шаг, то священное
место!
Стой, сын Татры! горе взоры свои подыми,
Или к сему преклонись величавому, старому дубу,
С коим доселе свой спор лютое время ведет.
Но лютей и ужаснее тот, кто под скипетр железный,
Славия, выю твою, зависти полон, согнул.
Яростной брани подобен, свирепой грозе и пожару
Тот, кто противу своих местью и злобой кипит.
Где ты, минувшее время? как ночь позади распростёрлась!
Слава, как дым, унеслась; образ позора я зрю.
Вплоть от изменчивой Лабы до пажитей Вислы коварной,
С тихих Дуная брегов к Балтики шумным валам
Несся когда-то язык сладкозвучный, богатый и дивный,
Слово могучих славян - ныне умолкло оно!
Кто ж совершил святотатство, грабеж, вопиющий на небо?
Кто в народе одном сонмы людей оскорбил?
Скройся, беги от стыда кровожадное племя тевтонов:
Ты совершило набег, пролило чистую кровь!
Тот, кто свободы достоин – и в чуждых оценит свободу;
Цепи кующий рабам - сам есть невольник и раб.
Где вы, любезные роды славян, в сем краю обитавших?
Мирных сорабов семья? вильцев могучая ветвь?
Где оботритов потомки? где внуки воинственных укров?
Тщетно их ищет мой взор: в Славии нету славян!
Дуб, уцелевший от времени храм их, где жертвы сжигали
Давним они божествам, ныне поведай ты мне:
Где эти скрылись народы? Где грады их, села и веси?
Кто на полуночи здесь первую жизнь возбудил?
Бедной Европе одни ладии принесли с парусами,
Дабы богатства свои за море слала она;
Звонкий металл из земли добывать научили другие,
Больше на почесть богам, нежели алчным в корысть;
Третьи, измысливши плуг, взбороздили им землю - и вырос
Колос на ней золотой, житом оделись поля.
Липы, священное древо славян, насаждалися ими
Подле дорог и стезей, чтоб разстилалася тень.
Старцы учили детей созидать города и деревни,
Жёны учились от жён тонкое ткать полотно.
Где ж ты, учитель-народ, и какую ты мзду за науку
В этих странах получил? Злобно твой попран венец!
Точно, как хищные пчелы, в чужой перебравшийся улей,
Матку и деток секут яростным жалом своим,
Так и в пределы славян чужеземные вторглись владыки:
Тяжкие цепи на них лютый сосед наложил,
Где среди рощей зеленых веселая пела славянка,
Ныне безмолвие там: песен никто не поёт!
Где возвышались чертоги гремящего бога-Перуна,
Чуждая сволочь теперь ставит хлева для коров
Между разбитыми пышными сводами; там, где Аркона
В прежние годы цвела, Ретры блистало чело,
Бродит суровый пришлец, попирает святые останки
Дерзкой стопою; гнездо всякая гадина вьёт.
Славии сына, пришедшего к братиям в оные страны,
Часто чуждается брат, радостных рук не прострет;
Чуждая речь поражает его; он глядит и не верит
Собственным взорам: пред ним истый стоит славянин,
Только из уст у него неславянская речь вылетает
Ибо особый дала Славия детям своим
Облик: ни место, ни время его не изгладят во-веки!
Так две реки, сьединясь, вместе порою бегут,
После, разбившися врознь, опять два пути избирают,
Каждая к морю свои пенные волны несет.
Точно такая ж борьба истомила и братние роды:
Бывши когда-то одно, врознь племена разошлись.
Часто отступники-дети поносят родимую матерь;
Часто лобзают они мачехи яростный бич.
Жизнью, обычаем, речью они ни славяне, ни немцы:
Разом и птица, и зверь, мрака жилец нетопырь.
Так в благодатные страны Эллады проникли османы,
На величавый Олимп дерзкий бунчук вознеся;
Так европеец корыстный разрушил два мира индийцев,
Земли похитив у них, доблесть, свободу и речь.
Тьмы поколений исчезли; низвергнуты храмы и боги;
Лишь неизменно во-век царство природы одной.
Реки, леса, города сохранили славянское имя:
Только в них тело славян, духа ж славянского нет.
Кто же придет и могилы от вещей разбудит дремоты?
Где он, славянских племен истый властитель и вождь?
Кто нам укажет священное место, на коем издревле
Кровь за народ проливал доблестный муж Милидух?
Кто в честь героя воздвигнет там памятник?
Где, охранявший прежних времен простоту,
Где он, воинственный Крук?
Он, к славянским дружинам взывавший в бою по-славянски?
Где Боеслав удалой? Горе! их более нет!
Может, порой ненароком ломает геройские кости
Плуг селянина; встают тени бойцов из могил,
Грозно взывая к судьбе. О, холодно черствое сердце
Путника, если он тут горькой слезы не прольет,
Словно над прахом возлюбленной! Смолкни, однако, и стихни,
Тяжкая скорбь, устремя очи пытливые в даль!
Полно печалиться нам и несчастья оплакивать наши:
Станем бодрее глядеть, силы прибудет у нас!
Слёзы плода не дадут, но десница могучая может
Все, трудясь, изменить: злое направит к добру.
Если народ заблудился, так мир не собьётся с дороги;
Часто ошибки одних служат на помощь другим.
Время целитель всего и, рано ли, поздно ли, правда
Ярким светом взойдет, нас и других озарит.
То, что пожрала веков беспощадных несытая бездна,
Может, по воле небес, мигом воскреснуть и жить!
Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (16 сонетов из первых трех песен и вступление перевели Н. Берг и В. Бенедиктов. с.348-353)
http://dlib.rsl.ru/01005392785
Předzpěv
Ai, zde leží zem ta, před okem mým selzy ronícím,
někdy kolébka, nyní národu mého rakev.
Stoj noho! posvátná místa jsou, kamkoli kráčíš,
k obloze, Tatry synu, vznes se, vyvýše pohled.
Neb raději k velikému přichyl tomu tam se dubisku,
jenž vzdoruje zhoubným až dosaváde časům.
Však času ten horší je člověk, jenž berlu železnou
v těchto krajích na tvou, Slávie, šíji chopil.
Horší nežli divé války, hromu, ohně divější,
zaslepenec na své když zlobu plémě kydá.
O, věkové dávní, jako noc vůkol mne ležící,
o, krajino, všeliké slávy i hanby obraz!
Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné,
od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám:
krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval,
ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk.
A kdo se loupeže té, volající vzhůru, dopustil?
kdo zhanobil v jednom národu lidstvo celé?
Zardi se, závistná Teutonie, sousedo Slávy,
tvé vin těchto počet zpáchali někdy ruky.
Neb kreve nikde tolik nevylil černidlaže žádný
nepřítel, co vylil k záhubě Slávy Němec.
Sám svobody kdo hoden, svobodu zná vážiti každou,
ten, kdo do pout jímá otroky, sám je otrok.
Nechť ruky, nechťby jazyk v okovy své vázal otrocké,
jedno to, neb nezná šetřiti práva jiných.
Ten, kdo trůny bořil, lidskou krev darmo vyléval,
po světě nešťastnou války pochodmi nosil:
Ten porobu slušnou, buď Goth, buď Skýta, zasloužil,
ne kdo divé chválil příkladem ordě pokoj.
Kde ste se octli, milé zde bydlivších národy Slávů,
národy, jenž Pomoří tam, tuto Sálu pili?
Sorbů větve tiché, Obodritské říše potomci,
kde kmenové Vilců, kde vnukové ste Ukrů?
Napravo šíře hledím, nalevo zrak bystře otáčím,
než mé darmo oko v Slávii Slávu hledá.
Rci, strome, chráme jejich rostlý, pode nímž se obětné
dávnověkým tehdáž pálili žertvy bohům:
Kde jsou národové ti, jejich kde knížata, města?
jenž pervý v severu zkřísili tomto život.
Jedni učíce chudou Europu plachty i vesla
chystati a k bohatým přes moře vésti břehům.
Kov tu jiní ze hlubin skvoucí vykopávali rudných,
více ku poctě bohům nežli ku zisku lidem.
Tam ti neourodné rolníku ukázali rádlem.
by klas neslo zlatý, brázditi lůno země.
Lípy tito, svěcený Slávě strom, vedle pokojných
cest sadili, chládek by stlali vůkol i čich.
Muž syny města učil stavěti, v nich vésti kupectví,
a mlaď svou učili tkávati plátno ženy.
Národe mistrovský, jakové pak máš za to díky?
Rozšklubaný hnusné zpotvořenosti věnec.
Jak včely med zavoníc kradné se do oule cizího
hernou stádně a pak matku i dítky bijí:
Tak tu domu vlastní podroben pán, chytře mu vlezlý
soused ovil těžký smutně o herdlo řetěz.
Kde spanilá v zelených hájech pěla písně Slavenka,
už hlaholem zpěvná ústa umlukla němým.
Kde z mramoru stáli hromného paláce Perůna,
z troskotaných sloupů teď psota chlévy dělá.
Kde k nebi své vězila staroslavná Arkona týmě,
zlomky drobí teď tam hostě cizého noha.
Rozbořené želejí zdi chrámů Retry pověstné,
kde čněli, už ryje tam hnízdo si ještěr a had.
Slávy syna k bratrům přišlého v ty kraje nezná
brat vlastní, aniže vděčně mu tiskne ruky.
Řeč ho cizá zarazí ze rtů a tváři slavenské,
zrak mu lže Slaviana, sluch klamy bolně kazí.
Neb tak přehluboko vtlačila znaky Slávy synům svým,
místo, že jich vymazat nikde nemůže ni čas.
Jak dvě řeky, spojilo když i jich vody jedno řečiště,
předce i po drahné cestě je barva dělí:
Rovně tyto zmatené násilnou národy vojnou,
až posavád loučí dvůj očividně život.
Odrodilí synové však, své sami matce začasto
bič macechy hříšné oblizujíce, lají.
Nejsou ní Slaviané životem, nejsou ani Němci,
půl toho, půl toho jen jak netopýři mají.
Tak peleší v krajinách osmanské plémě helenských,
koňský na vznešené vsterkna Olympy ocas.
Tak porušil zištný Europčan dva světy Indů,
za vzdělanost vzav jim cnost, zemi. barvu i řeč.
Národ i čest zmizeli, s jazykem bohové zde zanikli,
jen sama zůstává příroda nezměněna.
Les, řeky. města a ves, změniti své jméno slavenské
nechtěli, než tělo jen v nich, ducha Slávy není.
O, kdo přijde tyto vzbuditi hroby ze sna živého?
Kým přiveden slušný k své bude vlasti dědic?
Kdo rce to nám místo, kde cedil svou někdy za národ
krev Miliduch, kdo na něm sloup mu památky složí?
Kde hněvivý novotám, otcovskou prostotu bráně,
válčícím Slavianům Kruk po slaviansku velel.
Neb kudy vítězný máchal meč v půtce Bojislav
a v pokoji šťastnou zákony řídil obec.
Už jich více není! S rachotem surového rekovské
články jejich zhoubný láme oráče lemeš.
Stíny jejich na dvou se časů hněvajíce ničemnost,
ve mhle sivé těchto zřícenin upně vyjí.
Upně vyjí, že osud posavad se smířiti váhá
a vnuka krev lecjak tam hnije, tam se mění.
Jak muselo v tom by studené být k národu serdce,
jenž by tu selz jak nad kostmi milenky nelil.
Avšak umlkni tichá, na budoucnost patři, žalosti,
osluněným rozptyl mráčky myšlének okem.
Najvětší je neřest v neštěstí láti neřestem,
ten. kdo kojí skutkem hněv nebe, lépe činí.
Ne z mutného oka, z ruky pilné naděje kvitne,
tak jen může i zlé státi se ještě dobrým.
Cesta křivá lidi jen, člověčenstvo svésti nemůže,
a zmatenost jedněch často celosti hoví.
Čas vše mění, i časy, k vítězství on vede pravdu,
co sto věků bludných hodlalo, zvertne doba
Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1
Целью нашего образования является не эклектическое наслаждение экзотическими продуктами, не составление коллекции всевозможных завезенных ценностей, а помощь естественному развитию нашей самобытности…Паразитарная ученость и паразитарная культура, питающиеся только соками чужой жизни и не создающие ничего духовного своей внутренней силой, означают смерть для народа и науки…С чужбины вывезенные и взятые напрокат культура, прогресс и реформы, которые не зиждятся на историческом фундаменте нашего народа,…отрывают его от собственного прошлого, укореняются лишь на поверхности современной жизни и не могут заложить великолепную и прочную будущность (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.138)
Славянская речь превышает многие европейские языки как богатством, так и разнообразием созвучий, ибо не только каждый корень в них и каждое слово само по себе, но и каждое склонение и спряжение, каждое число, падеж и время представляют новые и новые рифмы одного и того же слова (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.387)
Славянская нация и литература - это - дерево с четырьмя крепкими ветвями, каждая из которых цветет и приносит плоды, каждая касается и обнимает своими ветками и листьями другие ветви..,создавая единую крону. Ни одна не должна засохнуть или сломаться, ведь при этом все дерево станет червивым и покроется плесенью (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.132-133)
Каждое наречие должно черпать из другого новую жизненную силу для собственного омоложения, обогащения и образования, но при этом не посягать на других и не допускать посягательства по отношению к себе, так что все племена и наречия неизменно остаются на своем собственном незыблемом месте (s.111)
Нацию почитай единственно как сосуд человечности, пусть слово славянин звучит как слово человек (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.351)
Берегитесь тупого, нетерпимого, кичливого патриотизма,…потому что он часто бывает предлогом для самых черных поступков…служит ложным оправданием оскорбления человеческих прав…Тем самым мы отнюдь не хотим отвергнуть любовь к родине и желаем только, чтобы она перестала носить античный характер и приняла характер гуманный. Ни один из древних народов и особенно греки, римляне и евреи не избежали этого греха одностороннего патриотизма, который признавал и уважал только себя, свою страну и своих соотечественников, всех же остальных презирал и притеснял, а идею чистой человечности не допускал вообще. Все остальные народы были для греков варварами, т.е. полу-дикарями, полулюдьми, были существами, созданными, рожденными для рабства, без притязаний на право, достоинство и свободу. Для римлян раб никогда не был личностью, а просто вещью, как это говорится в их законах…Евреи называли других народов гоями, что значит язычники, нечистые, рабы, враги
…Кто отказывается от своей нации, не уважает и не любит свой язык, пренебрегает его духом и характером, тот не способен понять настоящей любви к родине
(Kollár J. Oliterárnejvzájomnosti. Bratislava, 1954, s.128-129)
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1734
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.16 08:29. Заголовок: Zpěv I. Sá..



Zpěv I. Sála

1 V onom kraji, kde se květorouchá
Sála dolinami rozstřela,
po nichž někdy silná kráčela
pověstného noha Miliducha;

Sláva, že ji čas a zloba hluchá
zhanobili, k nebi úpěla,
rada bohů přijdouc zavřela
k její křivdě nakloniti ucha:

Přemítáno dlouho o náhradě,
každý z bohů vroucně rozpráví,
jeden to a druhý ono radě;

vtom cos' Lada Milku šepce hezká,
ten, ai, pannu stvořiv představí,
a sněm tichne, žasne, chválu tleská.

2 Mnohý jazyk, znělky milé, laje
vám jak upýpavým hríšnicem,
že jste jeho outlým žvanicem
košík dali, k tanci s vámi maje:

ale nač se, skřehlost oudů znaje,
starec k hebkým vtírá mladicem?
Aneb k sněžným blázen hranicem
béře roucho palčivého kraje?

Vy jste, kdo vás bez předsudku cení,
básně, kterým smysel nemizí,
při tom libých milovnice znění;

buďtež tedy volné tomu zvuku,
který ku slavskému pobízí
plesu vaši Hesperidky ruku.

3 Nehýřil jsem, nelakotil, nepil,
hry mi záhy přišli v nemilost,
netěšila mne ta zdvořilost,
kterou jen zvyk do života štěpil;

peněz blesk mne nikdy neoslepil,
chladným nechala mne zmužilost,
ale v bělohlavskou spanilost
veždy oči s podivem jsem vlepil:

Ještě ani neznal jsem co láska,
už se serdce v touhách rozlilo,
jestli sličná potkala mne Kráska;

božství k jiným ve kři, hromu hlase,
knihách, snách neb metlách mluvilo
krevavých, a ke mně v ženské kráse.

4 Najkrásnější nade všecky cnosti,
cnost, jenž vlastní cnosti ukrývá,
pohled, jehož krotkost stydlivá
jest jen zrádcem větší spanilosti;

serdce, jen mu trůn dej všemožnosti,
ráje po vší zemi rozsívá,
rtíky, z nichž se zdravý ozývá
v liboplynné rozum výmluvnosti:

O, kde svítíš hvězdo utěšená?
Jsi-li vskutku, drahý předměte,
či-li jen sen mamy zlatých časů?

I ne, žije! žije! Libých hlasů
struny k chvále její zavzněte,
ejhle, mně je, mně je zaslíbená.

5 Stojí lípa na zeleném luze,
pelná starožitných pamětí,
ku ní,. čo jen přišlo podletí,
bývala má najmilejši chůze:

žele moje, city, tužby, nouze,
nosil jsem jí tajně k odnětí,
jedenkráte v jejím objetí
takto alkám rozželený tuze:

O, ty, aspoň ty už, strome zlatý,
zastiň bolesti a hanobu
lidu toho, kterému jsi svatý!

Tu dech živý v listí hnedky věje,
peň se hne a v božském způsobu
Slávy dcera v rukách mých se směje.

6 Jíti-li mám světem najširším?
Mám-li státi, či-li seděti?
Jen chci cosi,. než co, věděti
nelze umem denně zmatenějším;

host si kýsi hnízdo v nejtklivějším
stláti začal serdce poupěti,
bode, sladí: mám to terpěti?
Či všem výhost péčem dáti zdejším?

Hnedky selzy roním od žele,
hned jsou líce, oči veselé,
lkám a zase plesám v dobu krátkou;

poshovte jen, milí přátelé,
a vy mlučte, tváře kyselé,
nechejte mi bolest tuto sladkou.

7 Zvučně znějí zvonů hlasy svaté,
k posvíckám se strojí osada,
mládež kvítím cestu vykládá,
v chrám se hernou ňadra bohem zňaté;

i mé serdce pudem divým jaté
tam mé nohy jíti nabádá,
netuše, že tu je porada,
Milka v pouta více vkuje zlaté:

Sotvy vkročím, vidím v bílé říze
letmo klečícího anjela,
ducha v nebi měl a oči v knize;

a když pohnul tvář a hlávku vznášel,
koho zděšenost má uzřela?
Tu, co ondy při lípě jsem našel.
Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/2

Песнь первая, сонеты 1-7

Там, где бежит излучистая Сала
Широкою долиной, меж цветов,
Где Милидуха слава увенчала -
Там некогда собрался сонм Богов

Держать совет: зане возопияла
К ним Славия с цветущих берегов
И небеса благие умоляла
О помощи против своих врагов –

Задумались, толкуя о награде...
Вдруг Милко тихо молвил что-то Ладе –
И перед ними в блеске и красе
Явилась светозарная девица,
Всех жён земных прекрасная царица -
И даже Боги изумились все.

Иной, пожалуй, бросит взгляд небрежный
На вас, сонеты милые мои,
Как на гетер, за-то что, страсти нежной
Не внемля, танцевать с ним не пошли.

Коль стих в тебе огонь поры мятежной
И побелели волосы твои -
Любовь перед красотками таи:
Нейдет весне убор полночи снежной!

Но кто без предрассудков подойдет
И просто к вам, о милые сонеты,
И к пляске вас славянской позовет –

Тому цветы, гирлянды и букеты,
Тому рукопожатья и обеты,
Того зовите сами в хоровод!
С измала свыкся с жизнью я простою
И, от соблазнов ускользнуть успев,
Боролся я с житейской суетою,
С тщеславием, с честолюбием, как лев;

Сиянье злата праздною мечтою
Считал, а игры мой будили гнев;
Но прелесть белокурых жён и дев,
Блистающих полуночной красою,

Я начал рано чувствовать вполне
И первые отсель узнал тревоги.
Иным в громах, в горящей купине,

В пророческих видениях во сне
Являлись силы высшие, а мне
Красою жён с небес вещали боги.

О скромность! все в ней доблести слиты!
Она в сем свете высшая есть сила;
А взгляд, в котором кротость опочила,
Есть выраженье высшей красоты:

Воздвигни ей престол лишь, сердце, ты -
Она бы рай везде распространила;
Дай ей уста - о, этими усты
Всех риторов она бы разгромила!

Где светишь ныне, кроткая звезда?
И - полно - существуешь ли ты в мире?
Иль не была ты смертной никогда

И с неба не сходила к нам сюда?
Нет! здесь она! Гремите ей на лире,
Моей обетованной навсегда!
Есть липа за широкою долиной,
Бог-весть какие помнит времена,
Давным-давно стоит как-есть одна,
Шумя своею темною вершиной:

Меня там зрела каждая весна;
Туда, туда с моей тоской-кручиной
И с радостью - чем грудь была полна -
Бежал я утром, хоть на миг единый;

И раз, упав в священные кусты,
Молился так: О, липа! если б ты
Покрыла наши скорби вечной тьмою!

Вдруг зашептали горние листы,
Потрясся ствол — и, в блеске красоты,
Дочь Славы появилась предо мною!

Идти ли мне в широкий этот свет,
Или сидеть? Кто даст на то ответ?
Кто разрешит тревожные сомненья?
Проложит путь, укажет верный след?

Блеснул передо мною дивный свет -
И я познал отрадные мученья;
Какой-то гость, кому названья нет,
Ниспосылает сердцу откровенья;

И вот - то весел я, то слёзы лью,
То молчалив, то предан разговорам,
Играю безмятежно и пою.

Терпенье, други! Вы ж, с мертвящим взором,
Повременитѳ с грозным приговором,
Оставьте грусть мне сладкую мою!
Торжественно колокола святые
Звучат; спешит на праздник всё село;
Красавицы, венками увитые,
Идут во храм; сияет их чело.

Вот и меня туда же повлекло;
Вмешался я в толпы людей густые,
Не ведал, что Милко, как на зло,
Еще силънее в цепи золотые

Меня скует. Едва вступил во храм -
И вижу я: колено-преклоненный,
В одежде белой, некий ангел там

Молитвенно к Зиждителю Вселенной
Стремится, взор поднявши к небесам:
Ах! это он был, образ незабвенный!
Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (первые семь сонетов из первой песни в переводе Н. Берга. с.350)
http://dlib.rsl.ru/01005392785
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1736
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.16 17:51. Заголовок: ...Приводим для полн..


Славо, матка мила, дай мне крыдла
...Приводим для полноты, краткое изложение содержание поэмы Дочь Славы.
Песнь I.
Богиня Слава, мать славян, возсылает к небу жалобы за причиненные сынам ея - славянам обиды и несправедливости; совет Богов признает coвершение этих несправедливостей и разсуждает, чем бы вознаградить бедную Славу. Является Милек, Бог любви, племянник Славы и сын Лады с сотворенной им девою, дочерью Славы, под коею нужно разуметь и возлюбленную поэта Мину и всеславянскую отчизну (Сама героиня поэмы, дочь Славы, имеет так сказать, двойной облик: с одной стороны это - живая личность, возлюбленная поэта, по имени Мина (жена Я. Коллара), происходившая из славянского, хотя и онемеченного рода, значит, существо, в жилах которого течет славянская кровь; с другой - это отвлеченная идея всеславянская отечества, у которого есть все данные для величия и нет пока только необходимого условия для такового - связи, согласия, единодушия! (с.10)). Итак дочь Славы является ей наградою за претерпенные страдания. Певец воспевает чудную деву, а вместе с тем и оплакивает все 6едствия славянского народа; воспеванию любви вообще и любви к Мине отведена в этой песне весьма значительное количество сонетов (с.11)

...Первая песня заключает в себе 129 сонетов; в ней, кроме любовного элемента, находим также немало выражений пламенной, патриотической любви поэта к славянству. Вот напр. 67 сонет:
Не хочу я желать злата, пития и пищи, титулов и царских венцов; но ежели ты, о Слава, (богиня, мать славян), милая мать, хочешь мне все таки что либо дозволить, где есть поселения братьев славов (= славян): к вам, о чехи, сербы и хорваты, а потом к истокам Вислы, Волги. Как мотылек летает с цветка на цветок, летал-бы я поднебесьем по землям всего славянского света. Я бы нежил там свой взор пажитями и по всем племенам, во всех семьях славил бы песнию мать, как и дочь (c.12)
Андроник Иоанникиевич Степович (1856-1936): К 100-летию рождения Яна Коллара, певца и проповедника славянской взаимности: Докл., чит. на заседании Ист. о-ва Нестора-Летописца 12 дек. 1893г. Киев: тип. И.И. Чоколова, 1894. 26с.

Песнь I. Сонет 67

Не хочу я тешиться пирами.
Что гербы, коровы и дукаты?
Слава-мать! Не этим мы богаты.
Одарила б ты меня крылами...

Понесли б меня те крылья сами
В мир славян, в их хаты и палаты,
К вам, о чехи, сербы и хорваты,
К Висле, к Волге, дальними путями!

Мотыльком, порхающим по лугу,
Я носился б вольно в поднебесье,
Облетал бы всех славян по кругу.

Я на братьев радостно глядел бы
И придя в их города и веси
Славу-мать и Славы дочь воспел бы!

Антология чешской поэзии. Т.1. М. 1959. с.121-134 (Вступление, Сонеты: 15, 47, 67, 118, 255, 271, 372, 381, 385 (нумерация сквозная) - перевод С. Шервинского)


67
Nechci zlata, nápoje a jídla,
titulů a korun žádati,
chceš-li mi však čeho dopřáti,
Slávo, matko milá! dej mi křídla;

na nichžto bych všudy, kde jsou sídla
bratrů Slavů, mohel létati,
Čechové k vám, Serbi, Chorvati,
potom kde jsou Visly, Volgy zřídla:

Tak jak motýl z květu na květ létá,
podnebím bych létal v krajinách
veškerého slavenského světa;

tou bych pastvou věčně oči bavil
a všem kmenům, po všech rodinách
zpěvem matku jako dceru slavil.

Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/2
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1738
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.16 07:20. Заголовок: Славим славно славу ..


Славим славно славу Славов славных

Sylva Lauerová - Jan Kollár - Slávy dcera - Autorské čtení 88 (aneb nejdůležitější čtení vůbec)
https://www.youtube.com/watch?v=GsRGybA_DgM
Předzpěv
Ai, zde leží zem ta, před okem mým selzy ronícím,
někdy kolébka, nyní národu mého rakev.
Stoj noho! posvátná místa jsou, kamkoli kráčíš,
k obloze, Tatry synu, vznes se, vyvýše pohled.
Neb raději k velikému přichyl tomu tam se dubisku,
jenž vzdoruje zhoubným až dosaváde časům.
Však času ten horší je člověk, jenž berlu železnou
v těchto krajích na tvou, Slávie, šíji chopil.
Horší nežli divé války, hromu, ohně divější,
zaslepenec na své když zlobu plémě kydá.
O, věkové dávní, jako noc vůkol mne ležící,
o, krajino, všeliké slávy i hanby obraz!
Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné,
od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám:
krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval,
ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk.
A kdo se loupeže té, volající vzhůru, dopustil?
kdo zhanobil v jednom národu lidstvo celé?
Zardi se, závistná Teutonie, sousedo Slávy,
tvé vin těchto počet zpáchali někdy ruky.
Neb kreve nikde tolik nevylil černidlaže žádný
nepřítel, co vylil k záhubě Slávy Němec.
Sám svobody kdo hoden, svobodu zná vážiti každou,
ten, kdo do pout jímá otroky, sám je otrok.
Nechť ruky, nechťby jazyk v okovy své vázal otrocké,
jedno to, neb nezná šetřiti práva jiných.
Ten, kdo trůny bořil, lidskou krev darmo vyléval,
po světě nešťastnou války pochodmi nosil:
Ten porobu slušnou, buď Goth, buď Skýta, zasloužil,
ne kdo divé chválil příkladem ordě pokoj.
Kde ste se octli, milé zde bydlivších národy Slávů,
národy, jenž Pomoří tam, tuto Sálu pili?
Sorbů větve tiché, Obodritské říše potomci,
kde kmenové Vilců, kde vnukové ste Ukrů?
Napravo šíře hledím, nalevo zrak bystře otáčím,
než mé darmo oko v Slávii Slávu hledá.
Rci, strome, chráme jejich rostlý, pode nímž se obětné
dávnověkým tehdáž pálili žertvy bohům:
Kde jsou národové ti, jejich kde knížata, města?
jenž pervý v severu zkřísili tomto život.
Jedni učíce chudou Europu plachty i vesla
chystati a k bohatým přes moře vésti břehům.
Kov tu jiní ze hlubin skvoucí vykopávali rudných,
více ku poctě bohům nežli ku zisku lidem.
Tam ti neourodné rolníku ukázali rádlem.
by klas neslo zlatý, brázditi lůno země.
Lípy tito, svěcený Slávě strom, vedle pokojných
cest sadili, chládek by stlali vůkol i čich.
Muž syny města učil stavěti, v nich vésti kupectví,
a mlaď svou učili tkávati plátno ženy.
Národe mistrovský, jakové pak máš za to díky?
Rozšklubaný hnusné zpotvořenosti věnec.
Jak včely med zavoníc kradné se do oule cizího
hernou stádně a pak matku i dítky bijí:
Tak tu domu vlastní podroben pán, chytře mu vlezlý
soused ovil těžký smutně o herdlo řetěz.
Kde spanilá v zelených hájech pěla písně Slavenka,
už hlaholem zpěvná ústa umlukla němým.
Kde z mramoru stáli hromného paláce Perůna,
z troskotaných sloupů teď psota chlévy dělá.
Kde k nebi své vězila staroslavná Arkona týmě,
zlomky drobí teď tam hostě cizého noha.
Rozbořené želejí zdi chrámů Retry pověstné,
kde čněli, už ryje tam hnízdo si ještěr a had.
Slávy syna k bratrům přišlého v ty kraje nezná
brat vlastní, aniže vděčně mu tiskne ruky.
Řeč ho cizá zarazí ze rtů a tváři slavenské,
zrak mu lže Slaviana, sluch klamy bolně kazí.
Neb tak přehluboko vtlačila znaky Slávy synům svým,
místo, že jich vymazat nikde nemůže ni čas.
Jak dvě řeky, spojilo když i jich vody jedno řečiště,
předce i po drahné cestě je barva dělí:
Rovně tyto zmatené násilnou národy vojnou,
až posavád loučí dvůj očividně život.
Odrodilí synové však, své sami matce začasto
bič macechy hříšné oblizujíce, lají.
Nejsou ní Slaviané životem, nejsou ani Němci,
půl toho, půl toho jen jak netopýři mají.
Tak peleší v krajinách osmanské plémě helenských,
koňský na vznešené vsterkna Olympy ocas.
Tak porušil zištný Europčan dva světy Indů,
za vzdělanost vzav jim cnost, zemi. barvu i řeč.
Národ i čest zmizeli, s jazykem bohové zde zanikli,
jen sama zůstává příroda nezměněna.
Les, řeky. města a ves, změniti své jméno slavenské
nechtěli, než tělo jen v nich, ducha Slávy není.
O, kdo přijde tyto vzbuditi hroby ze sna živého?
Kým přiveden slušný k své bude vlasti dědic?
Kdo rce to nám místo, kde cedil svou někdy za národ
krev Miliduch, kdo na něm sloup mu památky složí?
Kde hněvivý novotám, otcovskou prostotu bráně,
válčícím Slavianům Kruk po slaviansku velel.
Neb kudy vítězný máchal meč v půtce Bojislav
a v pokoji šťastnou zákony řídil obec.
Už jich více není! S rachotem surového rekovské
články jejich zhoubný láme oráče lemeš.
Stíny jejich na dvou se časů hněvajíce ničemnost,
ve mhle sivé těchto zřícenin upně vyjí.
Upně vyjí, že osud posavad se smířiti váhá
a vnuka krev lecjak tam hnije, tam se mění.
Jak muselo v tom by studené být k národu serdce,
jenž by tu selz jak nad kostmi milenky nelil.
Avšak umlkni tichá, na budoucnost patři, žalosti,
osluněným rozptyl mráčky myšlének okem.
Najvětší je neřest v neštěstí láti neřestem,
ten. kdo kojí skutkem hněv nebe, lépe činí.
Ne z mutného oka, z ruky pilné naděje kvitne,
tak jen může i zlé státi se ještě dobrým.
Cesta křivá lidi jen, člověčenstvo svésti nemůže,
a zmatenost jedněch často celosti hoví.
Čas vše mění, i časy, k vítězství on vede pravdu,
co sto věků bludných hodlalo, zvertne doba
Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы
http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1
Вижу родную страну - и слезы из глаз моих льются,
Гроб для народа она, гроб, а в былом колыбель!
Стой! Священны места, куда б ни ступил ты ногою.
Татры сын, подымись, взгляд обрати к небесам,
Или на ствол обопрись величавого этого дуба, -
Выдержал он, не упав, времени гибельный ход.
Времени пагубней тот, кто, Славия, посох железный
Грубо на выю твою в этих краях опустил.
Хуже войны, и грозы, и пламени злее, кто слепо
Дикого гнева огонь в собственный мечет народ.
Где вы, былые века? Я ночью глубокой застигнут.
О мой возлюбленный край: слава и рядом позор!
Всюду, от Вислы неверной до брега предательской Лабы -
И от Дуная до волн пенистой Балтики всей,
Дивно-певучий язык раздавался отважных, -
Ах, онемел он теперь, он ненавистен врагу!
Кто же грабеж учинил, возмутивший и самое небо?
Кто же в народе одном род весь людской осквернил?
Краской залейся стыда, Тевтония, Славы соседка!
Эти злодейства — твоих дело завистливых рук!
Столько враг ни один чернил и крови не пролил,
Сколько, чтоб Славу сгубить, пролил враждебный тевтон!
Тот лишь достоин свободы, кто ценит свободу другого.
Тот, кто рабов заковал, сам по душе своей раб!
Руки ему иль язык он путами рабства завяжет, —
Не безразлично ль? Чужих не уважает он прав.
Тот, кто престолы крушил и кровь проливал понапрасну,
Кто проносил по земле пагубный факел войны,
Вот кто ярмо заслужил, будь скиф он иль гот, а не этот
Ордам дикарским в пример мир восхвалявший народ.
Где вы, поморья сыны, вы, пившие воду из Салы,
Жившие некогда здесь милых славян племена?
Сербов отпрыски где, Ободритской державы потомки,
Вильских внуки племен, угров потомки, где вы?
Вправо ли кину я взгляд, погляжу ли я в дали налево,
Тщетно мои пристальный взор в Славии ищет славян.
Дерево, ты мне скажи, ты, храм живой, под которым
В древние те времена жертвы сжигались богам, —
Где же народы, князья, города, что когда-то впервые
Жизнь воскресили у нас, в северной нашей стране?
Скудную знаньем Европу одни обучали, как морем
Парус отважно вести к гостеприимным брегам;
Из глубины рудников другие металл доставали
Не для корысти своей - чтобы бессмертных почтить!
Те обитателям сел, как землю пахать, показали,
Чтоб из лона земли колос взошел золотой,
Как по дорогам сажать славянам священные липы,
Чтоб изливали они благоуханье и тень.
Сына отец наставлял городов построенью, торговле,
Дочку усердную мать ткать обучала холсты.
Мастер искусный, народ, ты узнал ли за то благодарность?
Гнусных деяний тебе рваный достался венок!
Как услыхавшие мед бросаются пчелы-воровки
В улей чужой и спешат матку с детьми умертвить,
Так был ограблен и здесь хозяин богатого дома,
Ловко прокравшись, сосед цепью его обкрутил.
Там, где мрамор сверкал на дворцах громовержца Перуна,
Чернь из обломков колонн скотские строит хлева.
Там, где славянка-краса распевала в зеленой дубраве,
Песни умолкли теперь, певчие немы уста.
Где подымала чело старославная Аркона к небу,
Башен обломки крошит гостя чужого нога.
В скорбных развалинах стен святилищ прославленной Татры
Ящерица и змея норы прорыли свои.
Ежели в эти края сын Славы приедет, то братья
Здесь не узнают его, нежно руки не пожмут.
Нет, он речью чужой в устах славянских смутится,
Видом обманется он, слух же разрушит обман.
Так глубоко в сыновей внедрила черты свои Слава,
Что никогда и нигде их неизгладится след:
Если с рекою река сливается в русле едином,
Сколько б они ни текли, разны окраски их струй.
Так и народы, войной насильственно слитые вместе,
Сходны не станут, у них - два самобытных лица.
Чясто от блудных сынов мать слышит брань и попреки, -
Лижут злосчастные плеть мачехи грешной своей.
Как поглядишь на их жизнь, — но славяне они и не немцы.
Стали ни тем, ни другим, — словно летучая мышь.
Так же и эллинов край оскверняет османское племя,
Конский хвост водрузив на благородный Олимп.
Так европейцев корысть приобщила индейцев к культуре,
Но чистоту их души, землю и речь — отняла!
Сгинул народ, его честь и изык, с языком же и боги,
Только природа одна вечно чужда перемен.
Рек, лесов, городов славянские целы названья,
Тело осталось одно, духа ж славянского нет.
Кто же от сна наяву пробудит родные могилы?
С кем же в родную страну должный наследник придет?
Где оно, место, где кровь за народ и за родину пролил
Мила? Кто возведет славному памятный столб?
Где, не в ладу с новизной, защищая отцовы заветы,
Крук по-славянски бойцам ратный приказ отдавал?
Где необорным мечом размахивал в битве Боислав
И, соблюдая закон, общины счастье хранил?
Нет их! С треском теперь богатырские кости ломает
Пахарь суровый в полях, лемехом губит своим.
Тени героев, гневясь, на негодное сетуют время,
В сером тумане руин слышен их жалобный стон.
Воют о том, что судьба неверна, усмириться не хочет
Здесь кровь внуков гниет, там изменяется кровь.
Сколь же холодный душой равнодушен к народу, кто ныне
Не орошает слезой кости любимой своей!
Полно, о тихая скорбь! Замолчи и в грядущее вникни.
Тучи безрадостных дум взором надежды сгони.
Самый великий порок — порицать в злоключеньях пороки.
Делом гнев неба смирять — вот наилучший исход.
Цвет мы надежды взрастим не печалью в глазах, а усердьем
Рук и, быть может, еще делом исправим дурных.
Путь человечества прям, хоть порой и сбиваются люди, —
В ложных шагах единиц часто для целого прок.
Все изменяют года и правду к победе приводят,
Ста блудоденных веков козни разрушит наш век.
- Антология чешской поэзии. Т.1. М. 1959. с.121-125 (Предспев - перевод С. Шервинского)
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm
Славим славно славу Славов славных
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1819
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.16 22:39. Заголовок: http://f4.s.qip.ru/i..


Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом.
Перевод на русский язык проф. Н.В. Водовозова



Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Пер., ист.-лит. очерк и коммент. Н.В. Водовозова. Уч. зап. МГПИ им. В.И. Ленина, 1967, N287, с. 9-424
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_402.htm

Предспев
Вот здесь земля! на нее глядя лью горькие слезы:
Ныне гробница она — прежде была колыбель
Рода славян. Татров сын, всюду, куда ни пойдешь ты,
Место святое найдешь. Взор подними свой скорее;
К русскому дубу ступай. Ветви широко раскинув
Мощно стоит он в лесу, сам не старея нисколько.
Хуже всех тот человек, в давнее время который
Шею твою, словно враг, Славия, в горе согнул.
Хуже грозы он, огня, лютой битвы, презренья,
Если на племя свое, словно слепец, сам восстал.
Дальних веков я густой тьмой окружен, вспоминаю,
Родина, милый мой край, образ великий, святой:
От заповедных брегов Лабы до Вислы широкой
И от Дуная валов к Балтике бурной и пенной!
Всюду язык здесь звучал наш сладкозвучный славянский.
Иль онемел он теперь, жертвою ставши насилья?
Кто же унизил его? Кто совершил преступленье?
Кто опозорить посмел все человечество этим?
Племя тевтонов, злой род, вы от стыда покраснейте:
Сколько вы бед принесли вашим соседям славянам!
Кто и когда без вины крови здесь больше пролить мог,
Нежели немец пролил к пагубе лютой славян!
Тот, кто свободы достиг, так же в других ее ценит.
Тот, кто имеет рабов, — раб сам душою и телом.
Если кто руки связал или язык у другого,
Это все то же, что прав он и своих не уважил.
Кто сокрушил край, кто кровь даром везде лил людскую,
Миру всему нес войну, гибель в походах своих,
Тот называться врагом должен, как готы иль скифы!
Кто ж дал похвальный пример, людям всегда будет мил.
Где племена, род славян, некогда здесь обитавший?
Жили у моря одни, и возле Салы другие.
Сербов где ветвь? где cкажи, все ободридское царство?
Вильцов потомки? Где род укров воинственных славный?
Тщетно направо гляжу, тщетно налево взираю:
Глаз мне не нужен, когда в Славии нет уж славян!
Молви мне, древо, ведь здесь предки мои приносили
Жертвы, свершая обет, всем стародавним богам?
Где племена те, где их князья, где селенья,
Кто из них первый, придя, жизнь в сем краю возродил?
Это Европу они парусу, веслам учили,
Чтоб достигать по морям дальнего брега земли;
Чтобы металл добывать, лить из него изваянья
Больше для чести богов, чем для корысти людей.
Также учили они землю готовить под пашню,
Колос растить золотой, труд уважать земледельца.
Липу — святое славян древо — сажали повсюду
Запаха ради ее, ради прохлады вокруг.
Муж сыновей города строить учил, торговать в них;
Жены своих дочерей ткать полотно приучали.
О, мой народ! за свое знанье награду какую
Ты получил? раздроблен, гнусно навек опозорен'
Словно пчела, мед вкусив, улей чужой разоряет,
В нем обитателей бьет с маткой их и детьми -
Так в наш наследственный дом хищный сосед вдруг ворвался,
Злобно его разорил, цепь нам на шею надел.
Где прежде в рощах густых песни спевали славянки, -
Там все безмолвно: молчат певшие прежде уста.
Где когда-то был храм – дом громовержца Перуна, -
Там жалких хижин ряды, хлев для коров и свиней.
Где поднимались дворцы старославянской Арконы, -
Там их обломки дробит ныне пришельцев нога.
Где здесь руины видны древнего города Ретры,
Там в тесных норах живет ящериц жалких семья.
Славии сын, как пришлец, в этом краю всему чуждый:
Брат не ответит ему, даже руки не пожмет.
Речь не славянскую он от славянина услышит
И не поверит глазам; так его слух обманул!
Облик особый дала Слава сынам своим милым:
Место и время его здесь не могли изменить
Словно две мощных реки, слившие воду в едино,
Волны по цвету свои могут еще различать,
Так и народ наш теперь силой враждебной разорван;
Разной дорогой его правнуки ныне идут.
Есть и такие из них: матерь родную поносят,
Подло целуют они мачехи грозную плеть.
Образом жизни они уж ни славяне, ни немцы,
Чуждые тем и другим — некие нетопыри!
Иль как османы в стране ими разбитой Эллады
Вверх на Олимп свой бунчук подняли: хвост лошадиный?
Так европейцев корысть Индии две превратила
В край нищеты, взяв у них землю, свободу, язык.
Честь и народ наш и речь — все здесь исчезло давно уж;
Только природа одна вечной себя сохранила.
Реки здесь все, города имя славянское носят,
Но то лишь тело у них — дух же славянский исчез.
Кто ж их придет пробудить, вырвать у смерти для жизни?
Кто любовь к правде, к родным предкам им сможет внушить?
Кто им покажет места, где проливал за народ свой
Кровь Милидух, где о нем память доныне жива?
Где гневный новшества враг, дедовских нравов защитник,
Где наш воинственный Крук, где наш славянский герой?
Где Богислав, всех мечем бивший в сражениях ярых,
В мирное время всегда лучший правитель земли?
Больше на свете их нет! Кости геройские ныне
Плуг земледельца подчас вновь из земли извлечет.
Тени героев стоят: время над ними бессильно!
Тщетно взывают они, внемлют туманы лишь им.
Тщетно взывают! судьба к ним равнодушна отныне.
Внуков их кровь здесь течет, раны гноятся повсюду.
Холодно сердце у тех, кто равнодушен к народу,
Слезы над прахом отцов кто с горькой мукой не лил!
Но уже смолкни в тоске! Думай о будущем нашем:
Ты попытайся в сей мрак мыслью своею проникнуть!
Худший порок есть: в беде злобно пороки бранить.
Вскормленный грудью родной, действует бодро и смело.
Не из слезливых очей выплакать можно надежду —
Сильный лишь муж претворит зло здесь в добро для народа.
Пусть путь народ потерял, все ж человечество знает,
Что на ошибках своих учатся люди все жить.
Время все сгладит, к добру, к общему счастью и правде
Через века приведет в срок, после долгих блужданий!

Спев первый: Сала

I.
В краю украшенном цветами
В долине Сала там течет,
Где Милидух наш в некий год
Ступал могучими стопами.

В те дни рассталась Слава с нами,
Уйдя от злобы и невзгод
В совет богов на небосвод.
Там боги рассудили сами

Как Славе-матери помочь,
Как наградить ее им надо:
Мой Милек по совету Лады

Отыскивает Славы дочь.
Богам поспешно представляет, —
Те ей, дивясь, рукоплескают.

II.
Теперь любовные сонеты
На многих языках звучат.
Кружиться в ритме их я рад:
Ведь ими танцы все воспеты!

Они (как думают поэты)
Младых и старых веселят.
К вершинам снежным манят взгляд.
И юга пламенем согреты.

Но если без предубежденья
Вы цените стихотворенья,
Которых смысл не затемнен,

То будут вам всех интересней
Славянские вот эти песни,
Чей в Гесперидах звук рожден.

III.
Не скряга я и не кутила.
Я грубость рано испытал,
Но вежливости не слыхал,
Что жизнь нам делает столь милой.

Меня не восторгала сила
И денег блеск не ослеплял.
Я взоры в мудрость устремлял,
И седина меня манила.
И прежде, чем узнал я ласки,
Сжимали сердце мне тоской
Красивые при встрече глазки.

А звук божественный иной
Будил у книжника мечту
Воспеть девичью красоту.

IV.
Наилучшая та добродетель,
Что умеет от всех себя скрыть
Пусть деянья ее говорить
О ней будут, как некий свидетель!

Как на троне, в моем море светел
Солнца луч вечно будет царить,
Я его не устану молить,
Чтобы он на вопрос мой ответил:

Где ты ныне, звезда утешенья?
Где творишь ты благие дела?
Или ты — лишь мое сновиденье?

Нет! была ты, была ты! Хвала!
Я увижу тебя, без сомненья,
Раз обещана ты мне была!

V.
Стоит в лесу Липа зеленом,
Полна вспоминаний былых.
Мне к ней обращаться в моих
Скитаниях стало законом.

Несу к ней я ныне со стоном
Тоску, боль страданий своих;
Я ей посвящаю мой стих
С почтительным низким поклоном:

О ты, деревцо золотое,
Расти для утехи людей;
Они тебя чтут, как святое! –

Мне сладостен шелест ветвей;
Я ствол обнимаю руками
Ты — Славии символ и знамя!

VI.
Только ль обман есть на свете?
Всюду ль он нас стережет?
Если кто жизнь не поймет,
Тот попадется к ней в сети.

Мы беззащитны как дети
Перед страданьем, что ждет!
Как нам уйти от невзгод,
Если за все мы в ответе?

Только уста засмеются,
Тотчас же слезы польются;
Ибо веселие кратко.

Спрячь же заветные думы.
Будет в молчанье угрюмом
Даже и боль тебе сладкой.

VII.
Звонче звени, голос священный:
Это праздник приблизился к нам!
Пусть юность украсит цветами храм.
Куда люди шагают степенно.

Ею иду вдохновенный;
Сердце несу туда сам,
Где любовь по рукам и ногам
Меня цепью сковала бесценной!

Лишь я вошел — она уже там:
Очи к земле, душа к небесам.
Вся словно ангел в светлой одежде.

Сердце сжалось, я голову поднял;
Увижу ль ее я сегодня
Такой, как видал ее прежде?

VIII.
Двух женщин встретил когда-то
На пути Геркулес. У одной
Работницы вид был простой,
Другая – одета богато.

Он вид предпочел простоватый,
Красотке нарядной второй,
Иное случилось со мной,
О чем расскажу не предвзято;

Я встретил двух дев величавых -
То были Величье и Слава
К обеим стремлюсь я душой
Подобно тому, как иной
Ловец хочет одновременно
Двух зайцев поймать непременно.

IX.
В груди моей вспыхнуло пламя
От искры, влетевшей туда;
А мысли спешат, как всегда.
Сильней раздувать его сами.

Пусть старцы простились с страстями,
Но юным без них жизнь — беда!
Лишь делают жизни года
Супругов влюбленных друзьями!

А нежность красавиц беспечных,
По виду простых и сердечных,
Легко всех обманет, конечно.

Но боль причинят навсегда
Своим равнодушьем, когда
Нам скажут в ответ: Никогда!

X.
Куда сокрылась ты, подруга?
Ты не забудешь дней былых.
Когда касаньем рук своих
Цветы сбирала среди луга?

Потом в букет связавши туго
(Не повредив нисколько их!)
Цветы, как символ чувств твоих.
Дли своего несла ты друга.

Но замок, созданный мечтой,
Как в этом мире невозможный,
Храни в себе от доли злой.

Нет, нет!мечта не призрак ложный
И не каприз людей ничтожный
А хлеб насущный и святой!

XI.
Три вещи всегда отвращенье
Во мне возбуждают и смех.
Вот первая: тварь, что от всех
В живот прячет морду в смиренье;

Вторая: металл, что в паденьи
Разбить все готов без помех;
А третья: цветы, что утех
Своим не приносят цветеньем.

Когда же я вижу людей.
Чье сердце пустое безгрешно,
Я их ненавижу сильней:

Душа в них гнилая, конечно.
Как мумии в залах музея
Живут они, думать не смея.

XII.
Хотел я троны петь царей –
Двух братьев Либуши и Власты,
“Бич Божий”, помогавший часто
Бить гуннам стрелами людей,

Вершину Татр в снегу, над ней
Луну, холодный отблеск наста…
Но, Мина, всем была для нас ты
И музой стала ты моей.

О добродетелях твоих
Хочу поведать самовольно
В сонетах искренних своих;

Напомнить тех, которым больно,
Чье сердце страждет за других,
Они должны тебе невольно.

XIII.
Тебе, Липа, пусть солнце светит,
Соловьи весной песни поют;
Пусть мимозы к тебе принесут,
И теплом тебя лето встретит.

Лучи солнца на листья эти
Потом осенью злато прольют;
А зимою тебя обовьют
Снежной шубой в холодном свете.

Для тебя, деревцо дорогое.
Давний дедов обычай живет:
Тебя вспомнят под новый год.

Да, меня ты счастливей вдвое:
Будешь слышать ты шепот ее;
«Вечно, вечна сердце мое!»

XIV.
Прекрасны нравы, что взрастила
Природы сельской простота.
Мне их понятна красота:
Она собой меня поила.

Мне в песнях муза возвестила
Мечту, которая чиста!
Для тех, душа чья не пуста,
В ней животворная есть сила;

Для тех, кому звук скорби краткий
Дороже, чем веселый, сладкий –
Поскольку сердцу ближе он.

Так слушайте его вы звон,
Подобный речи вашей милой,
Когда она еще любила.

XV.
Летнее время стрелой пролетает;
Осень токайским вином нас дарит;
Нежным покровом зимой снег лежит,
Лед под полозьями санок не тает.

Но когда только весна расцветает —
Лучшее из времен года на вид
Нам о веселье оно говорит
Сколько нам песен оно обещает!

Ныне весна мне прошедшая стала
Памятной вечно за сладкие дни,
В кои судьба мне любовь даровала.

О, если бы снова вернулись они,
Жаром наполнили сердце священным,
С этой поры для меня незабвенным!

XVI.
На холме меж безмолвных руин
Вьются тонкие травки колечки.
Под холмом городок. В том местечке
В тени лип стоит домик один.

Над ним неба раскинулась синь,
Солнце греет его словно печка.
В этом домике бьется сердечко,
Что дал Славии господа сын.

На холме средь руин по ночам
В прошлом слышались крики и стоны...
А теперь мир, спокойствие там.

Или зла уже исчезли законы?
И любимой не страшны теперь
Ни «медведь», ни «иной хищный зверь!»

XVII.
Как ходит несчастная мать.
Умерших детей вспоминая
И траур с себя не снимая,
К гробам своих милых рыдать

Так я должен ныне стонать,
Идя к градам сербского края,
Где Лобды, Куницы, и Крайи
Развалины будут встречать.

От вас понесу я, родные,
Все горькие слезы святые,
Что немец исторг у славян.

Пусть очи покроет туман,
Но к Ретре, Венете пути
Поможет Белбог мне найти.

XVIII.
Все земное с небесным всецело
Воплотилось в лице ее милом.
Красоты ее тайна и сила
В совершенстве и духа и тела.

Она боль смягчить лаской умела.
Когда нас с ней судьба разлучила;
Ее очи любовь освятила
В те часы звезд сиянием белым.

ВедьВ
Ведь печаль, что присутствует всюду,
Самим богом ниспослана нам;
Потому я ее не избуду.

О, скажи мне, подобная чуду,
Ты – мираж ли, мелькнувший глазам,
Или ангел, нас любящий сам?


XIX.
Вокруг нее всегда светло,
Как у весталок в римском стане.
Тот, кто не знал ее заране,
Все ж склонит перед ней чело.

При ней невольно жизни зло
Как бы скрывается в тумане.
Прекрасной чешской, «белой пани»
Не даром имя ей дано.

Она в одежде белоснежной
Бела, как алебастр нежный:
Ведь белый цвет — ее эмблема.

Он символ светлого Эдема
Нежнейшей лилии побега,
Иль чистоты и блеска снега.

XX.
Страшно видеть, когда красотой
Золота Татры день одевает;
Ум тогда чувства не постигает,
Окрыленного гор высотой.

Страшно, когда в дуб вековой
Молния ночью вдруг ударяет;
Словно Этна зев раскрывает
Перед звездами и пред луной.

Все же я это легче снесу.
Чем ее неземную красу.
Что меня одним взглядом пленила.

Взгляд ее! Нет во мне уже силы,
Чтобы я сердце высказать мог. —
Это знает один только бог!

XXI.
Меня мысль давно занимала:
Отчего круглы лица славян?
На них не так виден изъян,
Чего в иных лицах не мало.

«Знай, злоба всегда искажала, —
Ответ мне был Милеком дан, —
Лица тех, кто любит обман,
И при этом их удлиняла.
Можно признать, без сомненья,
Что смех и веселье и пенье
К округлости лица ведут.

Все это в славянском обличье:
Таков наш издавна обычай —
Мы любим веселье и труд».

XXII.
Парис легко избрал богиню
Из трех сестер: ведь ей была
За красоту и ум хвала;
И тем славна она поныне!

Когда же был я на чужбине.
Меня иная в плен взяла;
О ней в пучине бед и зла
Навеки память не покинет.

Кто мог еще так видеть смело
В сиянье тесном дух и тело,
Что были равны красотой?

При ней глаза свои рукой
Я прикрывал: прекрасней втрое
Она богинь, что были в Трое.

XXIII.
Ведь красота - людей созданье!
То был вечерний званный бал,
Я видел, как входила в зал
Она в лучах ее сиянья.

Затмив всех дев очарованье,
Она сверкала как кристалл.
Там, на балу, ей отдавал
Мужчина каждый все вниманье.

Все девы на балу уныло
Пред ней поникли головой:
Так красота ее слепила!

Тысячеустою молвой
Тогда толпа с восторга силой
О ней повсюду говорила.

XXIV.
Милый образ чарует тревожно;
Он у ангелов взял красоту:
И души неземной чистоту
В земном теле увидеть возможно!

На земле он ласкает не ложно.
Хотя очи стремит в высоту.
В нем найдешь воплощенной мечту, -
Без него все на свете ничтожно.

Два венца из волос, плотно свитых,
Словно нимб над святой головой,
И румянец на нежных ланитах;

Сама женственность образ в нем свой
В красоте несравненной явила
И славянству его подарила.

XXV.
Любовь на всю жизнь ведь не сказка,
Любовь не покорна невзгодам,
В ней все, что ценимо народом:
И правда и совесть и ласка.

Ей лишь добродетель указка;
Ее не воспеть нашим одам.
Застенчивость вовсе не мода
Для истой любви и не маска.

Надежда и робость в ней слиты.
Как роза цветет она ало;
И тайные вздохи в ней скрыты.

В ней дел всех великих начало;
А кто не любил, разве тот
Отдаст свою жизнь за народ?

XXVI.
Не думай: кто смел, тот узнает
Сокрытого чувства тайник.
Любовь только любящим вмиг
Себя без труда открывает.

Она зло добром заменяет,
В лучах ее тает ледник.
И всех веселит ее лик,
Он труса в бойца превращает.

Любовь меня жить научила
И с теми людьми подружила,
Что служат бестрепетно ей.

Сам сделавшись духом сильней,
Я с неба на землю спустился
Иль лучше сказать, вновь родился.

XXVII.
Что с любовью сравнится на свете?
Похожа собою любовь
На цвет солнца — пурпур и кровь;
Ценят ее даже дети.

Любовь ловит сердца в свои сети;
Властно имя ее. Вновь и вновь
Вырастает она, как новь,
Когда греют лучи солнца эти.

Любовь сеть свою ставит бездумно,
Как сама ей природа велит,
Даже днем среди улицы шумной.

Жаль, что время не лечит обид,
Нанесенных рукой ее смело;
И не розы несут ее стрелы.

XXVIII.
Да, будет время, и в награду
Ее увижу пред собой,
Как в миг счастливейший былой.
Она пройдет опять по саду;

Цвет белый яблонь тут с досады
Ей ветер дерзкою рукой
Навстречу бросит. Й грудной
Услышу голос я с отрадой,

Подобный голосу сирены.
Поющей в море среди пены —
А ныне в Чехии родной,

Где Краледворские баяны
Когда-то пели, осиянны
Славянской древностью седой.

XXIX.
Никто еще любовь не постиг,
Ее свойства и очарованье.
Сам господь это свое созданье
Над всем миром, как светоч, воздвиг.

Потом плотью на краткий миг
Облек дух ее для страданья,
Дал ей чистых бериллов сиянье,
Осветив им прекрасный лик.

И с тех пор она всюду реет:
В звездах, в крылатой пыльце,
Что с цветка на цветок ветер веет.

Вдалеке ее вижу в венце.
И всю жизнь буду к ней стремиться
Так, как к Сале хочу возвратиться.

XXX.
Сердце не знает: когда и где
Жизни его наступит упадок;
В тысячный раз счета порядок
Стуком оно ведет в суете.

Дождь стих. Птицы запели везде.
В сад я иду. Покой будет сладок.
Если в грязь оступлюсь между грядок,
Милек мне руку подаст в беде…
...
Н. Водовозов. Ян Коллар и его поэма Дочь Славы. Историко-литературный очерк

Знаменитый чехословацкий поэт Ян Коллар родился в 1793 году в Турчанской столице Словакии в семье крестьянина-скорняка. Его отец с детства предназначал сына к деятельности простого ремесленника, и только благодаря настойчивым просьбам мальчика отдал его в начальную школу. Неудержимая тяга к знанию привела позднее к ссоре будущего поэта с его отцом, когда юноша захотел продолжать учение и, вопреки воле отца, поступил с помощью своих друзей в лицей в городе Братиславе.
Словак по рождению. Ян Коллар уже в детстве мог наблюдать бесправное положение своих земляков, угнетавшихся в течение многих столетий чужеземными захватчиками. Словаки - славянское племя, наиболее родственное чехам, с которыми объединяется в одну племенную группу под общим именем «чехо-славян» («Cecho-Slawen»), было завоевано венграми в X столетии во время вторжения мадьяр в Дунайскую равнину. Первые венгерские короли, подчинившие своей
власти славянское население Паннонии. а также закарпатскую территорию древнерусского государства, сами испытали культурное влияние со стороны покоренных ими славянских народов. Но уже при венгерском короле Стефане I (975-1038) положение славян в образовавшемся венгерском королевстве резко ухудшилось. Стефан I. женившийся на дочери боварского герцога Гизеле, привлек в Венгрию множество немцев и, опираясь на немецко-латинское духовенство, повел борьбу с византийским влиянием среди славянского населения Венгрии, которое еще с IX столетия, благодаря просветительной деятельности двух ученых братьев из города Салуни, Кирилла и Мефодия, были тесно связаны в культурном и политическом отношении с Византией.
Однако славянское население на северных и южных окраинах венгерского королевства упорно сопротивлялось насильственной мадьяризации и, несмотря на постоянные преследования, сохранило свой язык, свои национальные особенности и свою культуру...











...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 1672
Зарегистрирован: 29.08.05
Откуда: Русь
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.17 18:30. Заголовок: Для чего Кулиш создавал украинский язык и почему отрёкся от него


Для чего Кулиш создавал украинский язык и почему отрёкся от него

…Пантелеймон Кулиш в письме к Якову Головацкому от 16 октября 1866 года предельно ясно обозначает цель создания им украинской грамматики:

«Вам известно, что правописание, прозванное у нас в Галиции «кулишивкою», изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я и придумал упрощённое правописание».


…«я придумал упрощённое правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я… Теперь берёт меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими «кулишивки». Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства».


…Русификация Украины — это фальсификация и ЛОЖЬ. Речь можно и должно вести не о русификации, а о насильственной «украинизации» Малороссии. Потому как это правда.

А в Правде и Единстве — сила Великой Руси.

Степан Михайличенко

Источник:
http://pandoraopen.ru/2017-03-20/dlya-chego-kulish-sozdaval-ukrainskij-yazyk-i-pochemu-otryoksya-ot-nego/

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2572
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.17 11:24. Заголовок: Основы изучения лите..


Основы изучения литературного развития Карпатской Руси
Почему историки русской литературы были ленивы и не любопытны к вопросам развития Карпатской Руси?
Русское образованное общество в России, не имея национального лица, вообще не знало как надо разсматривать карпатороссов
Важность разработки карпатоведения для всестороннего развития общерусской науки
Ф.Ф. Аристов. Карпаторусская библиография. Львов, 1930, 27с.
https://vk.com/doc134366420_455668331 от Сергея Шарапова

...В Подкарпатской Руси литературное развитие, на основе общерусской культуры, совершается успешно, но чувствуется не достаток Ужгородского университета, который бы дал научно-подготовительных изследователей в различных областях карпатоведения. Зато в Буковинской Руси, захваченной румынами, русское культурное движение разгромлено, а в Галицкой Руси, находящейся под польской властью - лишь былые признаки развития. Но нельзя убить культуру великого многомиллионного народа. Искусственные преграды могут лишь затормозить культурное развитие, которое после временногго упадка снова воспрянет в прежней силе. Жизнь есть борьба. И такую порой неравную, но упорную, поистине героическую борьбу ведут карпато-русские писатели, неизменно веря в торжество национальной идеи над чужою, иноземною силою. Поэтому жизнь и творчество писателей Карпатороссии имеют такое воспитательное значение для русских читателей их ближайшей родины, поучительны для всей необьятной России, ибо эти мирные деятели литературы и науки и являются светочами общерусской национальной культуры
Ф.Ф. Аристов. Основы изучения литературного развития Карпатской Руси. Из книги Карпаторусская библиография. Львов, 1930
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_719.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2716
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.18 22:21. Заголовок: http://f5.s.qip.ru/C..



Зубрицкий, Денис Иванович (1777-1862)
История древнего Галичско-Русского княжества : С прил. родословной картины. Ч. 1-3 / Соч. Дениса Зубрицкого. - Львов : типом Ставропигианским, 1852-1855. - 3 т. от Сергея Шарапова
https://vk.com/doc134366420_463562992
https://vk.com/doc134366420_463563923
https://vk.com/doc134366420_463561122

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2718
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.18 20:09. Заголовок: Обсуждение вопросов ..



Сперанский Велимир Николай Николаевич (18.03.1958 - 16.04.2018)

Обсуждение вопросов формирования отделения Славянского движения России
Николай Сперанский (Велимир), Дионис Георгис (Любомир), Арина Веста.
Опубликовано - Москва 24. 02. 2018 г.
https://www.youtube.com/watch?v=iPR1Iv4Awew&t=0s&list=PLKhNzYd-gsVWHfK9n5UmSG9jq8I1892NN&index=95
Велимир, Николай Николаевич Сперанский - волхв объединенной языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей" или просто "Коляда Вятичей".
Родился весной 18 марта 1958 года в Москве, на Кутузовском проспекте, на территории, где в историческом прошлом кончалась деревня "Фили" и начинались отроги Поклонной горы. В детстве, с этих отрогов ему доводилось кататься на санках. Теперь на этом месте Кутузовского проспекта стоит Триумфальная арка.
Отец: Сперанский Николай Михайлович, потомок русского дворянства.
Мать: Медведева Мая Павловна - из белорусских крестьян, из деревни Городок, что рядом с г. Шкловом.
Окончил физический факультет МГУ в 1982г. В настоящее время профессиональный физик, кандидат физ- мат наук. С 1984 года осознал ключевое значение этнической традиции и языческой веры для личной и общественной жизни. Автор ряда книг и серии картин по русскому язычеству. Основал капища в Москве в парке Царицыно, в Лосином Острове, под г. Троицком М.о. В 1998 г. зарегистрировал на территории Москвы славянскую языческую религиозную группу "Коляда Вятичей".
В 1996 году написал и опубликовал первую книгу "Слово почитателям древней культуры". Она выходит в 1996 году тиражом 350 экземпляров, и остается не переизданной до сих пор. "Книга природной веры". была написана в 1998-2002 годах. В 2000-е годы Велимиром написана книга "Волхвы против глобализма", которая оопубликована с сокращениями в сборнике: Велимир, Велеслав, Власов «Путь Волхва», Донецк, издательство «Каштан», 2007г.
http://www.slavya.ru/trad/velimir/kpv_aut.htm
Художник-славянист Н.Н. Сперанский (волхв Велимир) картины
http://web-kapiche.ru/301-speranskiy-velimir-kartiny.html
https://vk.com/id168960104
https://www.youtube.com/playlist?list=PLKhNzYd-gsVWHfK9n5UmSG9jq8I1892NN

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2719
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 10:12. Заголовок: Сперанский Велимир Н..



Сперанский Велимир Николай Николаевич (18.03.1958 - 16.04.2018) Этапы развития родноверия, последние 30 лет. 15-я международная научно-практическая конференция «Мировой Лад - противовес мировому господству!» 11–13 марта 2016г. Секция Конференции «Многополярный мир: идея Лада и русского Миропорядка»
По результатам Конференции была принята за основу новая и уникальная концепция, которую можно выразить одним, чётким и ёмким, образным и всеобъемлющим славянским словом «ЛАД». Именно ЛАД как основа будущего миропорядка и мироустройства, а также здорового и жизнеутверждающего мировоззрения станет главным смыслом предстоящей целенаправленной и созидательной работы русской и славянской общественности на ближайшие годы.
https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=fEcO9pQARWE
http://forum.samoteka.su/viewtopic.php?f=3&t=361&p=14236#p14236
https://www.youtube.com/watch?time_continue=28&v=0vDrcALC4sc
Велимир. Сперанский Николай Николаевич (2013.08.12)
https://vk.com/video-57313653_167935898

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2721
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 20:40. Заголовок: Славянское Язычество..


Славянское Язычество вчера и сегодня. Доклад прочитан на "Мировом Конгрессе Этнических Религий" в Вильнюсе, июнь 1998
Третье тысячелетие может стать последним в истории человечества, если оно не вернется к своим природным религиозным началам. Это обусловлено экологическими и социальными причинами. Нам отпущено какое-то время для восстановления своих природных, начальных верований в необходимом сегодня качестве. Сколь велико это время и не истекло ли оно - мы не знаем. В любом случае, мы обязаны действовать, ибо видим в этом свое призвание.
В этом докладе, делается краткий обзор эволюции славянского язычества во втором тысячелетии. Он необходим для правильного понимания современного статуса язычества в России. Русские язычники являются продолжателями длительного исторического процесса. Современное языческое движение России нельзя рассматривать как либо однозначно: как старо- или нео- язычество. Исторический экскурс позволяет яснее понять - что в славянском язычестве было утрачено в результате христианизации, что надо искать, и что из того следует возрождать сегодня.
Здесь так же рассматриваются некоторые этические положения русского язычества, которые делают его духовным учением. Эти положения находятся в соответствии с волшебной русской сказкой, и в согласии с народной традицией, которая восходит к "Ригведе", наследниками которой являются славяне.
1. Одно из первых летописных упоминаний о волхвах связано с крещением Новгорода. Тогда волхвы организовали открытое выступление против княжеской дружины. Это самый ранний факт, подтверждающий, что на Руси, в первом тысячелетии, существовала развитая языческая религия, носители которой обладали реальной властью и авторитетом. Летописи упоминают о появлении волхвов в различных городах, в течении трех столетий, после официального крещения Руси и до монгольского нашествия.
В это время, во Владимирской земле, происходил странный и до сих пор не изученный симбиоз язычества и христианства. Там языческие образы попали на стены христианских храмов. К этому времени относится и мало известное четырехгранное каменное изваяние, ныне хранящееся в Боголюбове. Это изваяние отличается от известного "Збручского идола" тем, что сзади голов языческих божеств помещены нимбы святых. Похоже, что владимирских князей устраивал такой синтез. Домонгольская христианская церковь была слаба и не могла противостоять языческой оппозиции.
К этой же эпохе относится и шедевр древнерусской литературы "Слово о полку Игореве"- произведение насквозь языческое по своему содержанию.
2. Ситуация заметно изменилась с нашествием татар. По-видимому, в первое же Батыево нашествие погибли многие носители языческого знания, в традиционную задачу которых входило отстаивать культурную и политическую независимость своего народа. Каменная резьба владимирских храмов, после Батыевого нашествия, никогда и нигде не повторялась более.
С другой стороны, известно, что христианская церковь пошла на предательство, на сговор с татарами. В церквях запели молитвы во славу и здоровье татарских ханов. Всякое сопротивление татарам осуждалось церковью. За это татары не грабили монастыри.
На первые сто лет татарского владычества приходится самый быстрый рост богатств монастырей во всей истории христианской церкви Этот факт для нас имеет значение потому, что именно на это время приходится надлом в русском язычестве.
Надлом не означает, что язычество пресеклось как традиция. В новгородской земле, еще в пятнадцатом веке, умерших хоронили в курганах. Под Псковом, в семнадцатом веке, стояли каменные статуи богов и всем были известны их имена. На Русском Севере, былины и сказки с языческим содержанием дожили до начала двадцатого века. До этого времени дожили и русские магические обряды, и некоторые почитаемые предметы, (например, статуэтки домовых). Многие следы языческого наследия живут в народе и ныне.
Надлом язычества проявился в том, что с монгольским нашествием погибло и выродилось жреческое сословие Руси. Исчезли просвещенные и сознательные носители языческого знания - те, кто осознанно поддерживал культ и хранил память о богах и их деяниях. Надлом проявился в том, что в сознании людей, утратилась целостность языческого видения мира.
В это время (14-15 век), народ под "волхвами" начинает понимать уже не людей, способных говорить с богами и почти повелевающих миром, а просто колдунов, целителей от болезней. Утрачивается вера в то, что за волхвами стоят великие боги - творцы мира, что волхвы владеют истинным знанием, что волхвы имеют право на власть и суд, и могут стоять выше княжеской власти. Мысль, что выше волхова только боги, трансформируется в мысль, что выше царя только христианский бог.
Волхвами начинают звать всех, кто занимается магической практикой, кто разговаривает с духами, ворожит, лечит снадобьями. Этих волхвов пытают и казнят не как противников христианской религии, а как вредителей. Делают это светские власти, по согласию, но не по прямой воле церкви. Церковь уже не видит в них соперников, и они сами не мыслят себя таковыми.
В это же время, философская религиозная мысль оставляет язычество и начинает жить разбором образа Христа. Бессознательная память о язычестве начинает в обязательном порядке увязываться с христианством. Это время отмечено появлением первой русской ереси (ереси стригольников).
Таким образом, явление, которое названо надломом в язычестве, связано с потерей народом сознательной памяти о языческих богах, мифологии и обрядах. Надлом есть утрата целостности языческого мировоззрения. После этого, язычество продолжало жить, но перестало осознавать себя как религию. Память о нем сохранилась в бессознательном воспроизводстве традиции, в христианских ересях, в практике "колдунов".
Судя по вопросам Ивана Грозного к Стоглавому собору, (1551г.), царь догадывался что представляет собой язычество, но не говорил этого открыто. Видимо, в его эпоху, были и другие грамотные люди, способные понять язычество как древнюю религию, но заявлять об этом было смертельно опасно. В России, приговоры по делам, связанным с волхованием, выносились еще в середине восемнадцатого века. Шестнадцатый, семнадцатый век - эпоха наиболее полной утраты сознательного понимания языческой веры.
3. Возрождение сознательной мысли о русском язычестве началось в восемнадцатом веке. Фактически, оно началось с Пером I, который ввел в светский оборот эстетические представления о богах античности. После этого, дворянам было достаточно лишь провести некоторые аналогии между мифами древней Греции и тем, что делали их крепостные по праздникам, и получить выводы.
Поэтому, нет ничего удивительного, что возрождение язычества началось в восемнадцатом веке, в форме научных изысканий историков, научно-популярной фантастики Чулкова. В самом начале девятнадцатого века А. Кайсаров создает свою "Славянскую и российскую мифологию", одновременно Г. Глинка пишет "Древнюю религию славян". В середине века А. Афанасьев собирает волшебные сказки и относится к ним как к славянским языческим мифам, пишет свои "Поэтические воззрения славян на природу". Все эти труды хотя и носят характер как бы бесстрастного взгляда на предмет исследования, в действительности, несут мощный духовный заряд. Весь девятнадцатый век проходит в эстетизации и поэтизации язычества.
4. Начало двадцатого века сопрягается с откровенным переходом от эстетизма к потребности быть язычником и жить языческой идеей. В это время, христианин Н. Гальковский собирает все, с его точки зрения, документальные факты, и в своем строгом исследовании делает вывод о невозможности восстановления древнерусского язычества. Ему вторит профессор Аничков. В это же время, масса исследователей раскапывают курганы - ищут "подземную Русь". Н. Рерих пишет языческий цикл картин. А. Блок создает программный текст "Поэзия заговоров и заклинаний", где говорится, что мы должны вернуться к изначальному духовному пониманию Природы. Тогда никто не заметил, что "научное" заявление о невозможности буквального восстановления язычества, не оказало препятствия духовной потребности прочувствовать и вернуть свою древнюю веру.
В различных городах России, в последнее десятилетия, возникают языческие общины, которые ставят перед собой цель восстановления веры предков во всей ее полноте и соответствии современному пониманию. Сегодняшнее языческое движение России не имеет политической и финансовой поддержки. Оно гонимо политическими и религиозными силами и едва ли может быть почвой для бизнеса. Несмотря на это, оно развивается. Развивается медленно, но поступательно. Характер развития говорит за то, что это естественный процесс, а не возбужденный отработанными методами искусственный рост чуждой для России религиозной организации. Лидеры славянского язычества не имеют того, что можно было бы назвать религиозным профессионализмом в организации секты. Это замедляет рост численности общин, но это является и некоторой гарантией от социальных трафаретов.
Так, за тысячу лет, язычество прошло путь от распада и забвения до научного, а после эстетического и, наконец, духовного возрождения. В свете этого, процесс становления славянского язычества кажется необратимым.
5. Теперь рассмотрим некоторые духовные идеи, которые сегодня развиваются языческими общинами России.
Язычество наследует все многообразие общения человека с духами и силами Природы, к которым обращались волхвы и простые люди прошлых веков. Все эти практики имеют место и в наше время. Мы оставим их в стороне, потому, что они сохранятся при любой официальной религии. Эти практики сохранились именно потому, что утратили ту духовную ценность язычества, которая была конкурентной христианству.
В нашу задачу входит описание идей такого типа, что оказывались конкурентны христианству в домонгольской Руси. Нас интересует современная реконструкция идей, погибших при надломе язычества семь веков назад. Изложим некоторые из них в форме тезисов.
6. По славянским языческим представлениям, Мир и другие боги были сотворены двумя древнейшими богами в результате творческого состязания. Один из этих богов создал человеческие тела, другой вдохнул в них душу, и после смерти душа и тело разделяются, возвращаясь к своим творцам.
Этих богов звали Белбог и Чернобог. Оба они являются равноценными творцами Вселенной. (В некоторых позднейших традициях, Чернобог иногда стал пониматься как антибог, противник основного творца; Белбог же стал пониматься как основной творец мира. Эта версия иделазации условно "добра" и "зла" была следствием влияния монотеистических представлений о боге\богах; в изначальном же язычестве не существовало, а в современном не существует - разделения на "добро" и "зло" по отношению к богам).
Безликий и двойственный первобог Род (Белбог+Чернобог и\или Сварог+Лада) не нуждается в молитвах, песнопениях и жертвах. Ему не ставили статуй, не было его календарных дней. Его, по-видимому, и не персонифицировали. Понимали, что он присутствует в Мире, но есть и вне Мира и, возможно, наблюдает за ним.
Мир вечен, как вечен ПервоТворец. Условная вечность мира обусловлена действием в нем "нравственного закона" (Прави). В ведах, этот закон называется Рита, и дал его бог - творец Варуна, он отделил небо от земли и установил смену дня ночью, установил круговорот бытия.
В древности, славяне так же понимали, что в мире действует нравственный закон, и мир цикличен: За ночью следует день, за смертью рождение, и так далее. Хранители нравственного закона Рода (Прави) проходят через все временные циклы. Они вечны. Их задача состоит в контроле над бытием Природы и устранения из нее всего того, что впадает в беззаконие (Кривь), (что, согласно ведам, называется Анрита). Хранителями нравственного закона являются боги Природы. Вместе с ними, эту роль исполняют еще и духи, которые регулярно встречаются с людьми и ставят им нравственные задачи, разрешить которые люди могут только на основе определенного "ПРАВильного" поведения. Не имея должного "нравственного" начала, исходящего из Прави, человек может погибнуть, (поскольку попадает во власть духов Анриты). Поучительными примерами такого рода изобилуют волшебные славянские сказки.
7. Условно "нравственность", которую боги и духи требуют от человека, состоит во-первых в признании равенства себя с другими живыми существами Природы, признание себя с Природой единым целым.
Во-вторых, человек должен брать от Природы только то, что ему необходимо. Всякое излишество обязательно наказывается Природой. Расплата может прийти не сразу, но прийдет обязательно. По высшему закону Природы, человек отвечает за экологические последствия своей деятельности.
В-третьих, человек должен (если ему нравится) проявлять помощь и поддержку своих близких и товарищей. (Это хорошо отражает русская пословица: сам погибай, а товарища выручай).
В-четвертых, человек обязан (если ему хочется) уметь находить радость жизни и продолжить свой род. Это - "требовательная рекомендация" Рода, ибо он заинтересован в бессмертии своего творения. Искусства созданы богами для того, чтобы человек получал здоровые положительные эмоции. Занятия ими должны поощряться. Через искусства и чувства происходит связь человека с богами.
В-пятых, до того, как создать семью и включиться в годовые циклы домашней жизни, мужчина обязан был пройти инициацию. Ее роль могло выполнить и торговое путешествие и военный поход. В любом случае, он обязан был узнать о величине и разнообразии мира и удовлетворить свой познавательный интерес об иных странах и народах. Он должен был пережить некое столкновение с другим этносом, другим образом жизни, чтобы умудренный опытом, вернуться к своей традиции. Именно такой поход - инициация разворачивается в подавляющем большинстве волшебных сказок. По тем же волшебным сказкам, женщины проходили инициацию в большей степени нравственного характера.
В-шестых, человек обязан (если ему нравится) почитать своих предков, продолжать и заканчивать их дела.
В-седьмых, и самое главное - не существует судьбы как неизбежного будущего. Человек обладает свободой выбора между следованием нравственному закону и не следованием ему. Задача язычества как "веры", состоит в том, чтобы убедить человека следовать нравственному закону (Прави). Поэтому язычество говорит и на примерах показывает, что тот, кто следовал нравственному закону, получает смысл жизни и чувство удовлетворения. Тот же, кто всю жизнь нарушает этот закон, счастливым возможно никогда не будет, и его жизнь может оказаться недостаточно полноценной, какой бы богатой или содержательной со стороны она не казалась.
В-восьмых, славянское язычество учит, что патриотизм - это своеобразное религиозное чувство к предкам, к богам - прародителям своего народа, к своей кормилице - Земле. Потому большинство русских язычников ставят вместе три слова: Природа, Родина, Народ. Эти слова оказываются однокоренными, в их основе лежит корень - имя божества: Род.
... Таковым представляется круг так называемых "нравственных идей", ушедших в народное подсознание при надломе и воспрянувших вновь вместе с нашим современным язычеством.
(Здесь не рассматриваются реконструкции наших славянских мистических и культовых начал по причине обширности темы и различий взглядов у наших языческих общин по этим вопросах).
автор: Велимир - Община "Коляда Вятичей"
http://forest.clan.su/forum/9-39-1

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2722
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 21:15. Заголовок: Русский языческий ма..


Русский языческий манифест
издание общества “Вятичи”, Москва, Царицыно, 1997г., 44с.

В манифесте указаны главные цели, стоящие перед языческим движением России, с точки зрения общества “Вятичи”. Дан прогноз развития европейской цивилизации и России на ближайшее столетие. Рассмотрено положение, согласно которому, демографический, культурный и экологический кризисы могут быть преодолены путем развития в обществе нового способа мышления, основанного на природном языческом мировоззрении. Излагается одна из концепций современного русского язычества.
© М.С. Васильев © Д.Ж. Георгис © Н.Н. Сперанский © Г.И. Топорков
© обложка – И.А. Сперанской
Издание подготовлено при поддержке Детской творческой организации “ДЕТИ ЗА СОХРАНЕНИЕ ПРИРОДЫ И ЧЕЛОВЕЧНОСТИ”
Содержание
Введение
1. Пророчество о гибели европейской цивилизации
2. О Ригведе и учениях восточной ориентации
3. О христианстве
4. Языческое мировоззрение как мировоззрение третьего тысячелетия
5. Истоки славянского язычества
6. Концепция русского язычества
7. Прогресс и человеческое сознание
8. Великая богиня Россия
9. Что можно сделать?
Культурный центр “Вятичи”
Введение
Этот манифест исходит из природного славянского мировоззрения. Мы обращаемся к древнейшим пластам нашей культуры потому, что этого требует наше кризисное время.
Называя манифест русским и языческим, мы вовсе не имеем в виду, что это манифест всех русских язычников. Манифест был согласован на собрании культурного центра “Вятичи” 15 сентября 1996г. в Москве, в царицuнском парке. Так что манифест принадлежит небольшой группе энтузиастов. Но, при этом, разработка манифеста велась с учетом практически всей известной языческой культуры России и славянского мира вообще. Именно поэтому мы полагаем, что этот манифест имеет значение не только для нас, но и для других культурных движений России, а также Белоруссии и Украины. A возможно, и всей Европы.
Присваивая этому документу название манифеста, мы ясно понимаем, что по своей сути язычество – это такое явление, при котором регламентированного единства быть не должно. Объединение людей в нем происходит не по требованиям сектантского единомыслия, а на основе общности духовных и природных ценностей.
Поэтому, предлагаемый манифест не относится к разряду aieoiaioia, созданных для принудительного исполнения, а является мистическим обзором будущего развития славянского (и, шире, индоевропейского) сознания, обусловленного противоречием между прогрессом и Природой.
II
Цель данного манифеста состоит в том, чтобы максимально глубоко объяснить смысл всякой частной деятельности, направленной на развитие языческого миропонимания. Здесь указывается, что такая деятельность оправданна и крайне своевременна для нашего народа, природы и страны в целом.
Объясняя это, мы не можем не коснуться некоторых политических вопросов. Мы постараемся сделать это кратко, тaк как наша деятельность лежит в иной сфере.
Нас, русских людей, в первую очередь, волнует будущее России. Будущее в глобальном смысле, на несколько веков вперед. Мы будем всматриваться в это будущее с позиций традиционной русской культуры и национальных ценностей.
Национальные, российские ценности нам ближе и понятнее, чем ценности общемировые. Поэтому они оказываются для нас высшими ценностями. Говоря о будущем, мы естественно исходим из них. Иначе нам не дано, как и ни одному честному человеку в мире.
III
В манифесте мы говорим, что технократическая цивилизация Запада, в которую вовлечена и Россия, гибельна для человечества. Ценности технократической цивилизации падут вместе с ней, и России, да и всей Европе, для выживания понадобится духовное основание для выживания и развития в течение третьего тысячелетия. Мы показываем, что такой идеей не может быть, например, христианство, как и любая принесенная извне идея.
Есть два основных идейных направления, которые, на наш взгляд, должны определzть будущее России. Это, во-первых, развитиt экологических идеологий и восхождения их до государственного уровня. Во-вторых, признания ценности культурного наследия наших предков, почитание своего рода, и осознание необходимости его продления. Род объединяет людей через кровные и духовные связи.
Если наши предки в течении тысячелетий смогли выжить, noaou единыi народii и создать свою государственность, то значит они владели неким знанием, открывшим им смысл бытия. Этот смысл должен был быть запечатлен в религиозно-нравственном учении, которое мы называем народной верой, или язычеством. Одно из назначений такой веры – спасать общество в критические моменты истории.
Спасение России, и человечества вообще, состоит в возвращениe людей к природной среде обитания и восстановлениe языческих систем восприятия Природы. Это положение раскрыто в манифесте.
IV
Данный манифест не означает появления новой партии, ибо нам не требуется власть как таковая. Мы ставим целью осуществить современную реконструкцию древнего языческого миропонимания, чтобы мобилизовать и сохранить веками наработанные в народе защитные свойства. Мы хотим восстановить природный, языческий способ мышления, чтобы он мог самостоятельно развиваться и в конце концов проник на государственный уровень.
Государственное мышление должно стать природолюбивым. Это значит, что высшей ценностью для государства должны являться интересы сохранения природной среды России и сохранения ее народа, а не экономические интересы.
Такое мышление не свойственно современному чиновнику, и оно не может быть привито насильно. Но оно естественно присуще язычнику – человеку, признающему Природу и бытие человека в ней высшей ценностью.
Высшие ценности всегда находили свое воплощение вере. Поэтому природолюбивое мышление невозможно без языческой веры.
Мы обращаем наш манифест ко всем русским людям. Обращаем его ко всем руководителям экологических движений, ко всем творцам национальной культуры, к уединенным мыслителям и к волхвам, стоящим во главе языческих общин России и Европы.
Мы решили сформулировать основные идеи цивилизации будущего. Эти идеи, в разных формах, неизбежно появляются в сознании тех людей, кто не переложил свою ответственность на какую-то религиозную конфессию.
Мы все лично ответственны перед своими потомками и перед Природой. Для нас главным является именно этa ответственность, и она побуждает нас к действию.
V
Нам известна категория людей, которая объявит нас фашистами, только потому, что мы язычники. Мы не хотим перед ними в чем-либо оправдываться, но мы должны дать ответ тем, кто может быть ими обманут.
Фашизм – это идеология, характерная в первую очередь тем, что следует цепочке положений, с которой мы согласиться не можем. Вот эти положения.
1. Справедливо, когда низшие нации подчинены и обслуживают высшую нацию.
2. Интересы нации выходят за пределы ее государства.
3. Нация, объединенная фашистской идеей, превосходит иные нации, поэтому имеет естественное право на расширение жизненного пространства.
4. Высшая цель требует ведения войны за территорию.
5. Нация создает внутри себя строгую иерархию, и руководящие должности занимают лучшие представители нации, выбранные посредством некоего механизма социальной и биологической селекции.
6. Высшие интересы государства и личности – это интересы нации.
Эти положения могут быть прикрыты различными добропорядочными устремлениями, или просто политической говорильней на иные темы, суть этого не измениться.
Бывает и наоборот – эти положения приписывают тем, кто им не собирается следовать. Рассмотрим пример. Объединим два положения, взятые нами из разных источников. 1. Россия – сосредоточие Мирового Добра. 2. Русские смогут улучшить свое благосостояние только в результате борьбы за мировое господство.
Оба положения спорны. Но, если их принимать за аксиомы, то надо будет еще долго уточнять – что же есть добро, и о какого рода господстве идет речь? Об экономическом господстве, или о военном, или о духовном? Как эти аксиомы реализуются практически? Эти аксиомы, сами по себе, не дают основания заявлять о появлении фашистской идеологии.
Иерархическое строение фашистского общества просматривается сверху вниз. При этом во главе нации всегда оказывается не просто несколько человек, а высшая элитарная группа – тайный орден, истинные цели которого оказываются высшей тайной и, одновременно, высшим злом нации. Таков результат искушения властью.
В Германии этот орден назывался Черным орденом, и был рожден магическим обществом Туле, в которое объединялась известная верхушка фашистской Германии. Черный орден формировался из представителей дивизии СС “Мертвая голова”.
Неполноценными нациями фашисты считали славян, в частности, русских. Россия рассматривалась как жизненное пространство, а русские как естественные рабы.
История показала несостоятельность этих положений. Русский мужик оказался сильнее германского сверхчеловека, пусть даже монаха-воина. Сильнее в первую очередь духом, который и решил исход Великой Отечественной войны. Мистический смысл нашей Победы имеет непреходящее значение.
Этот важный факт ведет нас к пониманию того, что Родная Земля и волшебная сказка закладывают в душу зерна такой светлой силы, которая превосходит черную магию Туле и магию Черного ордена.
Мы обладаем силой качественно отличной от силы, даваемой фашизмом. Мы не механические сверхчеловеки, а сыны Даждьбога. Это накладывает на нас определенные обязательства, воспринимаемые как голос совести, разума.
Наше языческое миропонимание основано на том, что в Мире невозможно господство одного существа – только одной силы. Из этого следует, что и мировое господство централизованной нации также невозможно. Поэтому устремление к такому господству всегда оканчивается катастрофой.
Мы хотим видеть Россию богатой и независимой страной, населенной здоровым, мудрым и сильным народом, чутким к бытию Природы, и осознающим свое место на Земле.
1. Пророчество о гибели европейской цивилизации
Известно, что люди принимают всерьез только дурные пророчества. В своих заключениях мы исходим из положений, содержащихся в теории этногенеза Л.Н. Гумилева, в трудaх И.Р. Шафаревича (“Два пути к одному обрыву”) и Аятолы Хомейни (“Завещание”).
Мы так же принимаем во внимание пророчества Ванги и картен Нострадамуса, который изрек, что:
… и век двадцать первый с тягчайшей войной
Тираны своих устыдятся народов ….
Шах Персии смят ненавистной враждой.
И еще опираемся на наш здравый рассудок.
1.1 Сегодня на Земле мы находим малочисленную, вымирающую и требующую все больших благ белую расу, и – в противовес ей – многочисленную, устойчиво растущую, осваивающую все достижения белой, желтую расу. Желтая раса многие века была в рабстве у белой, и состояние подчиненности сохраняется до сих пор.
Какого исхода можно ожидать от такой ситуации в ближайшее время?
Под желтой расой тут мы условно понимали мусульманский мир, Индию, Китай, Японию. Под белой расой – Европу, Америку и, возможно, Россию.
1.2 Современная промышленная цивилизация неустанно потребляет сырьевые ресурсы планеты, оставляя после себя химические и радиоактивные отбросы. Экономисты посчитали, когда ресурсы – нефть и уголь- иссякнут. Наверное, оценено время, когда могут отбросы цивилизации задушат Землю, ибо уровень надежности их хранения – сколько бы ни был он высок – не является абсолютным.
Выходом из этой ситуации представляется сокращение потребления, остановка и свертывание промышленного развития, переориентация человеческого сознания на непотребительские ценности. Т.е. требуется самоограничение промышленной цивилизации сразу во всем мире, с предварительной разработкой законодательных актов о запрете развития не уникальных производств, рекламы предметов потребления, всеобщего сокращения и уничтожения вооружений и т. д.
Это было бы наименее болезненным актом для человечества по сравнению с тем, что ожидает нас в реальной действительности.
В реальной действительности капитал обладает инстинктом самосохранения и никакие порожденные им ужасы не принудят его к самоограничению. Поэтому ожидаются войны между белой и желтой расами за экономическое господство в третьем тысячелетии.
Чтобы выстоять в этих условиях, народу России важно иметь нравственное, жизнеспособное мировоззрение. Только в этом случае может наступить “эпоха России” – эпоха, когда Россия будет первой мировой державой.
1.3 С позиций теории этногенеза, европейский и американский суперэтносы стары и переходят от фазы инерции к фазе обскурации. Это означает, что “золотая осень” цивилизации, которая сейчас наиболее наглядна в Швейцарии или в Финляндии, в течении века сменится распадом культуры.
В рамках теории, это проявляется в росте массового стремления к потреблению без желания что-либо производить, в утрате людьми способности глубоко мыслить и творить, в расцвете учений – антисистем, уводящих из общества людей, еще способных к самостоятельной деловой активности.
Этот распад культуры, деградация, на пороге которой стоит Европа, называется фазой обскурации.
Россия на три-четыре века этнически моложе Европы. Это всегда определяло наши различия в способе мышления. И это определяет наш резерв пассионарности относительно Европы.
При спокойном дальнейшем развитии, в третьем тысячелетии Россия должна i?aiaieaou все попытки Запада накинуть на нее экономическое ярмо. И вместо этого стать наследницей западной цивилизации и aa попечителем, обеспечив тем самым Европе возможность существовать в стадии реликта.
1.4 В действительности, этносы не доживают до глубокой старости. Рядом с Европой вновь встает на ноги молодой мусульманский суперэтнос. В середине следующего века появятся новые Хомейни и Хусейны, которые укажут своим народам на Запад, и скажут примерно следующее:
– Они ограбили нас. Потом они выкачали нашу нефть. Они всегда сеяли рознь между нами, они хотели, чтобы мы были их рабами. Они неверные. Аллах велит восстановить справедливость!
И Восток ринется утолять свою многовековую жажду мести. И мусульмане наводнят Европу своими ордами.
1.5 Кто поможет Европе? Америка? Частично, да. Но ученый к тому времени Восток не начнет войны, если будет видеть, что техническое превосходство Америки над ним остается значительным. Он дождется технического паритета, и тогда решающим будет уже воля к победе.
Америка, как и Европа, воюет опираясь на техническую мощь. Теория говорит, что эта тенденция будет только усиливаться. Мужества, которое может решить исход этой великой битвы, у них не будет.
Америка не подходит. Остается Россия.
1.6 Надо ли выступать России на стороне держав, объединенных сейчас блоком НАТО, в третьей мировой войне против Востока?
Если Россия позволит Европе окончательно втянуть себя в систему своего производства в качестве поставщика ресурсов и помойной ямы, то ее вынудят участвовать в этой войне – она станет и поставщиком пушечного мяса. Это будет смертельно опасно, поскольку от увязнувшей в войне России постараются оторвать куски Средняя Азия, а за ней Китай и Япония. Тогда спасти Россию сможет только чудо. Но это чудо не обойдется без гибели половины населения страны.
Мощь Китая и Японии возрастает неуклонно с каждым годом, и сейчас ее рост превосходит рост мощи стран мусульманского мира.
1.7 Следовательно, России жизненно необходима экономическая и идеологическая независимость от Европы. (И это при всей близости наших культур и общности экономических связей.) Только при этом условии Россия может стать настолько сильной, что с ней будет считаться вся желтая раса.
Только тогда станет возможен путь к непромышленному развитию цивилизации, который бы не грозил гибелью всему живому.
Это возможно при условии, когда Россия будет руководствоваться собственными идеями духовного развития, а не будет переносить их с Запада.
Россия должна иметь свой индивидуальный путь, а не повторять Европу, не быть ее придатком.
Нам незачем мечтать о судьбе такого придатка, ибо придет время и лучшие европейские умы сами побегут к нам спасаться и искать себе применение. И будет у нас, что есть в Европе лучшего, в избытке. Главное – это хранить и развивать исконно свое.
Нет ничего более исконно своего, чем учения о своей Земле. Учения, вобравшие в себя опыт наших предков, их научно обоснованные знания, художественную и религиозную культуру.
Учения, по которым народ живет на своей земле можно без особой натяжки отнести к языческим учениям.
1.8 Кризис России конца двадцатого века невольно заставляет задуматься над тем, что описанная выше ситуация уже просчитана в Европе. Почему нашему нынешнему государству не хочется содержать свою интеллектуальную элиту? Почему стране вдруг стали не нужны ученые, врачи, учителя, мастера искусства? Не выполнение ли это тайной программы западных идеологов по пристегиванию бездуховной и беспромышленной России к своим проблемам в грядущем веке? Русские своей кровью будут искупать грехи Запада перед Востоком? Близорукие хитрецы Запеда не хотят видеть дальше перспективы личного обогащения.
1.9 Россия может выстоять в грядущей катастрофе европейской цивилизации только благодаря своему национальному духу. Благодаря ему она сможет и перейти от цивилизации промышленного типа к цивилизации более экологичной.
Русский дух всегда был миролюбив и проистекал из самых древних начал мировой культуры.
Его осознание и поиск является нашей сверхзадачей.
1.10 Наши предсказания находятся в согласии с предсказаниями болгарской прорицательницы Ванги: “… Запомни: через двести лет человек установит контакт с братьями по разуму из других миров… До тех пор человечество переживет много бурных событий, изменится и сознание людей. Придут трудные времена, люди разделятся на группы по вере. В мир придет самое старое учение. “ (запись сделана в мае 1979 года, напечатана в приложении к журналу “Эхо планеты” за 1990г.)
По нашим понятиям, самое старое учение – это природное языческое учение. Учение, которое учит любви к своей земле.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2723
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 21:29. Заголовок: 2. О Ригведе и учени..


2. О Ригведе и учениях восточной ориентации
Здесь, сперва, мы вынуждены сделать небольшое отступление, чтобы пояснить причину появления как этого, так и следующего параграфа манифеста.
Конфликт между Природой и цивилизацией промышленного типа характерен тем, что по мере развития мощи цивилизации, обществу становится все легче нарушать экологическое равновесие с последствиями, самыми опасными для жизни на Земле. Из этой ситуации возможны два выхода: первый – это прекращение прогресса вследствие самоуничтожения человечества. Второй – качественное изменение характера технического прогресса, так чтобы он не aucuaae нарушения экологии, но и не приводил к упадку мощи цивилизации.
Каким бы ни казался сложным или утопическим второй вариант, пока есть силы, мы обязаны выбирать именно его.
По-видимому, он не имеет решения с выгодой за приемлемое для экономики время. Его экономическая выгодa может начать проявляться в течение десятилетий, и столько же a?aiaie может занять воплощениa экологических идей в промышленность страны или ряда стран.
В силу этого, создание любым человеческим обществом экологичной цивилизации невозможно без сознательного самоограничения, которое будет неприемлемо без должного изменения человеческого сознания. Поэтому возникает проблема идеологии экологичного общества будущего.
Здесь мы произведем очень краткий анализ идей и учений, которые оказываются претендующими у индоевропейцев на ведущую роль в третьем тысячелетии и могут привести расу к гибели или возрождению. Мы укажем, что существует исторически обоснованный критерий отбраковывания учений, когда заранее можно сказать, что учение гибельно.
Поскольку на всяком социальном движении сказывается его предыстория, то нам сперва нужно вспомнить и заново осмыслить культурные начала нашей цивилизации.
2.1 Начала русской и вообще европейской культуры восходят к некоему очень древнему общеиндоевропейскому культурному пласту. Это проявляется на языковом уровне, на уровне этнографическом и археологическом.
Условимся этот древнейший культурный пласт называть ведическим. Он принадлежит древнейшей цивилизации, являвшейся ровесницей цивилизации древнего Египта. Традиции этой цивилизации развивали и продолжали многие народы, ведшие полукочевой образ жизни. Историческим центром этой цивилизации являлись Южнорусские степи. По крайней мере, там располагаются наиболее древние и наибольшие по величине курганы. Символика захоронений в этих курганах находится в согласии с Ригведой – книгой гимнов древних иранцев, откочевавших на границу ареала индоевропейской культуры – в Северную Индию. (Об этом см., например, книгу археолога Ю. Шилова “ Космические тайны курганов”, 1990г.)
2.2 Идея культурной общности индоевропейских народов Запада в Востока известна давно. Самым известным носителем этой идеи был Н.К. Рерих. Для поиска начал цивилизации он предпринял попытку проникнуть в сердце Азии и найти там славянские культурные начала. Азиатская экспедиция Рериха являет собой беспримерный духовный подвиг. Но следует отметить, что Рерих отклонился от своей цели, поскольку поиски начал славянской культуры в Индии не дали положительного результата. Положительный результат непременно был бы отражен в его позднем творчестве, это не мелочь, которую можно всю жизнь откладывать “на потом”. Результатом исканий Рерихов стала “Агни Йога”- учение, не отражающее интересы и устремления России.
2.3 “Агни Йога”, как и все современные учения восточного происхождения неприемлема для славянского миропонимания. Все эти учения строятся на пластах восточной культуры, возникших самостоятельно и во многом независимо от “Ригведы”. Они не совместимы с тем, что мы здесь называем индоевропейской культурой. Эти учения легко узнать по их номенклатурной фразеологии, в основном взятой из религиозных учений Индии. К числу типичных терминов относятся слова: карма, прана, пуруша, медитация, мантра, йога, Будда, освобождение сознания, последующее рождение и другие.
Принципиальная несовместимость этих учений со славянским миропониманием состоит в следующем:
В этих учениях по сути признается равноправие добра и зла. Божественно важным признается лишь эволюция. Боги или иные высшие сущности проводят эволюцию мира, при этом они являются как в ипостасях добрых созидателей и охранителей мира, так и в ипостасях его страшных разрушителей.
На Руси равноправие добра и зла никогда не признавалось. За добро и зло ответственны совершенно разные духовные сущности.
Соответственно, славяне признают жизнь и чувственное начало как данное богами благо. В восточных учениях жизнь повторяется в перевоплощениях и, как процесс, жизнь не существенна, а чувственное начало в человеке не заслуживает внимания, это как бы нечто вроде пены.
Восточные боги являют образцы своего гигантизма: они колоссы по своему внешнему виду и по длительности сроков исполнения ими эволюции мира. Славянские боги, в своих деяниях, оказываются доступны человеческому разумению, не демонстрируют власти над сонмищами духов, и тем самым не стремятся доказывать человеку его ничтожество.
Согласно восточным учениям, конец бытия вселенной запрограммирован. Это не соответствует представлениям славян.
Этих различий достаточно, чтобы понять несовместимость восточных учений со славянским миропониманием. Славянское миропонимание отражено в сказках, былинах, песнях. Мы все с ним знакомы и можем отличить свое от чужого уже на интуитивном уровне.
2.4 Многие восточные и иные учения обладают одним общим качеством. Они являют собой антисистемы. Антисистемы открыл Л.Н. Гумилев и завещал борьбу с ними. Антисистемы смертельно опасны для любого этноса, потому что они исчерпывают его пассионарность и приводят к гибели цивилизации. Особенно опасны антисистемы для старых этносов, каковым является в настоящее время Западная Европа. Мы приведем ссылку из книги Л.Н. Гумилева (“Древняя Русь и Великая степь”, 1992г., стр.170), где приводится определение позитивных учений, названных системами, и негативных – антисистем.
“Поскольку мы избрали отправной точкой природу, как окружающую нас, так и заключенную в нас самих, следует признать, что отношение к ней возможно двоякое, что проявилось в религиозных учениях, философемы которых можно охарактеризовать как диаметрально противоположные:
(система) Человек признает себя частью природы, верхним звеном биоценоза – тогда он не противопоставляет себя животным, своим меньшим братьям, и, подобно им убивает, чтобы поесть, или защитить себя, или отстоять свое право на воспроизводство детей, а умирая, он отдает свое тело на съедение растениям и червям.
(антисистема) Человек противопоставляет себя природе, в которой он видит сферу страданий. При этом он обязан включать в отвергаемую им биосферу и собственное тело, от которого необходимо освободить “душу”, т.е. сознание. Пути для этого предлагались разные, но принцип был всегда один – отрицание мира как источника зла. Антисистема всегда предлагает комплекс изящных, обольщающих идей, которые должны увести человека в некий условный мир света из тьмы его земного бытия.
Народы, принимавшие антисистемы, быстро теряли их адептов, а также свою славу, независимость и вымирали.
2.5 Очевидно, природная религия должна, по своему определению, быть системой. Как пример антисистемы, рассмотрим учение Агни-Йоги. В этом учении, за смысл бытия принимается служение иерархии огненных существ, производящих эволюцию жизни Земли. Жизнь рассматривается не более как средство эволюции.
Приведем несколько характерных утверждений этого учения:
“Агни йог должен отрешиться от условностей народностей, хотя временно и остается принадлежать к одной из них… Агни йог заменяет родство кровное родством духовным”, (Знаки Агни Йоги, 171). “Конечно, невникание в существенную связь между Миром Огненным и земным лишает жизнь значения. Каждое жизненное проявление становится без смысла… Человеческая нетерпимость ко всему высшему превратила людей в выродков”, (Мир Огненный, ч.III, 108, 337). “Урусвати знает еще врагов эволюции, а именно равнодушных двуногих… Они содействуют гибели планеты… Они приносят с собой тесные границы земного быта, который вообще не должен отягчать возвышенную сферу Тонкого Мира”, (Надземное 593).
Делая пропуски в ссылках и выстраивая их в определенной последовательности, мы стремимся не менять их содержания. Двуногие – это люди, живущие своим традиционным укладом и не интересующиеся Агни Йогой.
Таких замечаний, объявляющих, что ориентация человека на естественное бытие есть зло, в Учении очень много. Пласт Учения, позволяющий отнести его к системе, естественно противоречит приведенным цитатам, но выглядит значительно беднее.
3. О христианстве
Мировые религии, которые стремятся делать людей одинаковыми независимо от их этнических особенностей, очевидно, “работают” на промышленную цивилизацию. В этом причина их мирового успеха. Промышленная цивилизация, через плоды технического прогресса, так же стремится выработать у всего человечества единый стереотип мышления и поведения за счет развития стремления к коммерческому успеху и потребности в безудержном потреблении.
Очевидно, промышленная цивилизация и мировые религии поддерживают друг друга.
Из мировых религий мы рассмотрим только христианство. Хотя считается, что современную промышленную цивилизацию стимулировало протестантство, мы все же уделим основное внимание близкому нам православию.
3.1 Неприемлемость христианства состоит в том, что оно несет в себе семитскую идеологию мировосприятия, несовместимую с мировосприятием индоевропейцев. Эта несовместимость подобна заложенной бомбе. Ключевой в ней является идея нетерпимости.
В обыденном состоянии, нетерпимость проявляется как двойная мораль, которой христианство всегда пользовалось, и которая всегда ставилась ему в упрек. Уничтожающую критику христианства можно найти в остатках сочинений Цельса, в “Монахине” Дидро, в “Антихристьянине” Ницше, в наше время – в “Русском ответе на еврейский вопрос” Доброслава.
Мы различаем четыре источника христианства. Первый – это текст Библии. Именно он несет семитскую идеологию. Именно он разъясняет, что бог нетерпим, и что есть страх иудейский.
Второй – русская православная церковь. Сразу после появления на Руси, церковь старалась жить по Библии (по Христу). Это оказалось невозможным.
Так, например, первый настоятель Киевской лавры Антоний был аскет и считал, что братия должна жить так же. Второй – Феодосий -о хозяйстве лавры очень заботился. Оба святые, но настоятелей – аскетов после Антония не было. Движение нестяжателей так же оказалось нежизнеспособным.
Церковь берет деньги, владеет вполне мирской собственностью и служит государству. Это все не по Христу. Это всегда порождало массу внутрицерковных противоречий. Для оправдания такой ситуации, церковь, вместе с Библией, признает каноническими и труды своих лучших представителей – отцов церкви.
Третий источник – миссионерская деятельность иных направлений христианства. В России она активизировалась только в последнее время, но уже имеет большие успехи.
Четвертый источник – русское народное христианство, которое всегда оказывалось на проверку двоеверием, и которое, насколько было возможно, вытравило из христианства семитскую идеологию. Оно сделало это быстрее и много более последовательно, чем церковь.
Идейная ориентация, происходящая от этих источников, по одним и тем же вопросам может быть совершенно различной. Мы критически относимся к первым трем источникам. По сути, именно они всегда и подвергались критике противников христианства.
Четвертый источник последовательно критиковался только лишь самой церковью. Этот источник самый нравственный, его носителем являлся и является русский народ, и, как всякое явление народной духовности, он не сводим к одной книге или одному логическому построению.
3.2 Как же прижилось христианство в сознании Русского народа?
Христианствующая интеллигенция в лицах Достоевского, Соловьева, ныне И. Глазунова, Солоухина и других рыцарей Бетонного храма, заявляет, что русский народ – христоносец. Это, разумеется, неправда. Неправда потому, что сам Достоевский не смог дать в своих произведениях конкретные позитивные образы этих христоносцев. Неправда потому, что сам народ под именем Христа понимал совершенно другого бога, вовсе не того желчного нигилиста, который представлен в Библии.
Красноречив и сам факт того, что Библия для мирян, с разрешения церкви, была напечатана только в середине девятнадцатого века. До этого в течении девяти веков церковь боялась давать читать Библию народу.
Русское народное христианство всегда было устным и наполовину языческим.
Интуитивно чувствуя в церкви источник опасности, но не будучи способным осмыслить его, русские мужики всегда охотно наделяли служителей церкви простыми пороками в самой развитой форме. Так в сказках попы всегда предельно жадны и скупы, их жены развратны, дети глупы и трусливы. Попам исповедовались, но они же служили и посмешищем. Народ – христоносец не простил бы Пушкину сказку “О попе и его работнике Балде”. Для этого нужна индоевропейская терпимость.
3.3 Понимание народом Христа и святых отражено в “Народных русских легендах”, собранных А.Н. Афанасьевым. По этом легендам, Христос и апостолы, (один или два, но не оравой в двенадцать человек), ходят по Руси и помогают праведникам. Помогают иногда чисто материально, чего русская церковь никогда не делала. В общем, они всем дают понять, что человек вознаграждается за праведность бытия. По легендам, праведники это те, кто честно работает, у них крепкие семьи, они вежливы, не богаты, но всегда готовы помочь нуждающимся.
В крестьянском сознании Христос и апостолы уместились в образе странников, которыми была в прошлые века полна Русь. Такие странники подняли Илью Муромца, вдохнули в него силу и дали жизненное назначение. Странники были носителями волшебного языческого знания перемешанного с христианскими ересями.
Таковыми из-за гонений вынуждены были стать жившие в середине шестнадцатого века Федор Косой с товарищами. По сути, они отказались от христианства. Например, они утверждали, что всякая вера хороша в своей земле и что плотские отношения, сами по себе, являются чистыми. Они ходили по деревням и учили людей.
Анализируя легенды, мы находим, что русское народное сознание использовало библейские персонажи, чтобы выйти из-под давления церкви.
Тема поиска выхода из сетей христианства бесконечна. Русское сознание не пожелало принять христианство до конца и до сих пор пребывает в состоянии двоеверия. Мы предлагаем читателю ознакомиться с книгами Г.А. Носовой “Язычество в православии”, 1975г., и Б.А. Рыбакова “Язычество древней Руси” 1987г.
3.4 Таким образом, мы не можем рассматривать первые три источника христианства источниками духовности третьего тысячелетия, потому что они за тысячу лет так и не были приняты нашим народом. Они несут чуждое славянскому сознанию миропонимание, чреватое конфликтами.
Библейское христианство не согласуется со славянской индоевропейской культурой. Оно изобилует противоречиями, так что церковь вынуждена запрещать пастве самостоятельно разрешать их.
Оно утверждает, что человек раб.
Оно утверждает, что люди порочны и ничтожны в своих земных устремлениях.
Оно утверждает, что люди должны бесконечно каяться перед высшим существом.
Все это неприемлемо для природной религии.
Христианство также не экологично. Из него следует, что мир проклят, мир временен, мир будет уничтожен с большинством людей, и это угодно богу. Земля временно дана человеку в пользование, и в отношении нее он безответственен.
Мы считаем, что народное христианство, с одной стороны, порождено как защитная реакция на христианство писанное, с другой – оно вынужденiо формировалось самой церковью как компромисс между языческим сознанием и писанным христианством. Народное христианство не самостоятельно, оно не осознает своей конфликтности с церковью.
Все лучшее и жизнеспособное, что несет народное христианство, по сути есть замаскированный пласт дохристианской языческой культуры. Мы считаем, что народное христианство с течением времени будет сдвигаться в сторону языческого миропонимания, а институт церкви окончательно выродится.
Этнографы считают доказанным, что в народном сознании, христианские боги и святые выполняют ту же роль, которую ранее выполняли славянские языческие боги. Так пророк Илья встал на место Перуна-громовика, Никола на место Велеса, Прасковья-Пятница на место Мокоши. Ладу подменила Мария, Даждьбога- Солнце подменил Христос.
Поэтому, отказывая христианству, мы не совершим ошибки и не понесем какой-либо утраты.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2724
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 21:36. Заголовок: 4. Языческое мировоз..


4. Языческое мировоззрение как мировоззрение третьего тысячелетия
4.1 В первое тысячелетие Европа вошла языческой. Человек был более всего зависим от сил природы. И силы природы веками понимались как силы божественные, и им поклонялись.
Это древнее язычество, было по нашим понятиям бессознательным. Называя его так, мы не хотим принизить его значимость, мы указываем этим, что оно родилось вместе с человеком и не стремилось к самоанализу.
Богам поклонялись потому, что знали, что они есть и что люди живут с ними вместе. Богов редко спрашивали о разрешении социальных конфликтов. Люди считали, что сами знают, что есть добро и зло. Люди не чувствовали за собой тотальной слежки со стороны богов, и говорили с ними, как с соседями. Сознательноai распространениy жрецами сложных религиозных учений, связующих природу и нравственные представления, не наблюдалось. Имели место лишь объяснения божественного происхождения власти князей и вообще правителей.
Из за особенностей нашего образования, эпоха первого тысячелетия понимается нами, как эпоха античного мира. Представления о миропонимании славян первого тысячелетия всегда строились на основе миропонимания античного. Общность миропонимания безусловно имела место, но имели место и отличия, понять которые оказывается сложнее.
В отличие от народов Средиземноморья, славяне не реализовали и не растратили исторически столь быстро потенциал своего природного миропонимания. Они дольше сохраняли в неприкосновенности пласты древнейшего знания, унаследованного от ведической эпохи. В то время, как в начале тысячелетия, античный мир уже погряз в разврате и мистике герметических учений, славяне вели здоровый образ жизни в рамках своих древних традиций.
4.2 Когда значимость социальных связей превзошла зависимость от природных явлений и боги в сознании развращенных римлян снизошли до уровня императоров, а императоры поднялись до уровня богов, появился еще один бог, бог социальной несправедливости – Христос. К нему взывали там, где продавали в рабство или садились за решетку. Иные бежали в пустыни и там, вместо того, чтобы жить бок о бок с богами своей земли, терзались христианством, и устремлялись мыслями в города, где им было нехорошо.
Христианство возникло как протест укладу всякого бытия, следовательно – возникло как антисистема. Императоры, князья, первосвященники и жрецы естественно боролись с этой антисистемой, справедливо усматривая в ней опасность для своих народов. Как известно, исторически дело кончилось тем, что первоначальное христианство было извращено и приспособлено для нужд Римской империи.
Вся дальнейшая история христианства, как на Руси, так и в Европе, может быть описана как результат его колебаний между системой, утверждаемой сверху, и антисистемой, которую горячие головы отстаивали снизу. Эти горячие головы очень часто христианство знали лишь устно, и путали его со своими языческими представлениями. Их казнили как еретиков наравне с волхвами и колдунами. Для Руси, это явление заняло второе тысячелетие, мы знаем его под названиями, например, раскола или ереси стригольников.
4.3 В конец второго и начале третьего тысячелетия кончается ночь Сварога. Настает утро нового великого дня богов, и все, уже в новом качестве, должно вернуться на прежние круги жизни.
Конец второго тысячелетия ознаменован возрастающей ролью природной среды в жизни людей. Как-то неожиданно выяснилось, что наш мир очень хрупок, и если древний человек боялся вызвать на себя гнев богов, то и современный человек начинает осознавать, что он тоже может пострадать от этого гнева. Пострадать справедливо. Его мировая религия рассуждает непременно о всей Земле и оai всем человечестве, а он, человек, вдруг оказывается жизненно зависим от здоровья той малой части Земли, где он сам живет!
И при этом никакие законы по охране природы, оказываaтся, не имеют для общества экономического стимула, их соблюдение возможно только благодаря нравственным идеям, преобладающим в обществе. И эти нравственные идеи, оказывается, чисто языческие: люди признают ценность своего бытия на земле и признают, что для этого требуется относиться к природной среде обитания как к ценности, равной их жизни.
Так, высшие духовные ценности из области спасения своей души в грешном теле на грешной Земле, переходят в область охранения жизни и в духе и теле на святой Земле.
Вдобавок, человеческий мир осознал и поставил перед собой задачу решить проблему с так называемыми правами человека, когда каждый должен иметь реальную возможность быть сытым, иметь жилье, работу, свободу передвижения и высказывания. Разрешение этих проблем наполовину обессиливает религии, эксплoaтирующие идеи социальной несправедливости.
Угрозы человечеству, которые несет третье тысячелетие переместятся в иные сферы. Мы говорили о них в первом разделе.
4.4 Поэтому мы считаем, что уже в ближайшее столетие сознательная часть населения России обязана будет возвратиться к своему дохристианскому языческому миропониманию, более всего соответствующему бытию на своей земле. Это ожидается и от других народов Европы. В противном случае, европейской цивилизации грозит гибель как от исчерпания ресурсов и разрушения среды обитания, так и от практики гибельных учений, не соответствующих характеру жизни на Земле и не отражающих психологические начала индоевропейского сознания. В этом смысле выглядят неприемлемыми учения, порожденные семитским сознанием, а также учения опирающиеся на идеи, рожденные в Индии, и вообще на идеи Азии или Африки. Надо понимать, что это иные миры. С ними можно знакомиться, их можно уважать, но переливание духа кончается трагедией.
Естественно, что всякая разлагающаяся цивилизация становится военной добычей соседей. Поэтому ожидаемый закат европейской цивилизации может оказаться сопряженным с третьей мировой войной.
Интуитивное ощущение этого заставляет задуматься об источнике силы, который мог бы удержать мир в равновесии. Таким источником является древнее ведическое знание, дошедшее до нас через природные языческие религии. Так что мы должны восстановить свое древнее языческое миропонимание и свою древнюю веру.
Здесь мы хотим изложить ряд принципиальных положений, которые, на наш взгляд, лежат в основе такого миропонимания.
5. Истоки славянского язычества
5.1 Сегодня, очевидным источником нашего знания является знание этнографическое. Оно, в основном, получено путем анализа волшебных сказок, пословиц, языковых выражений, обрядов, поверий. С другой стороны, мы анализировали нравственные нормы бытия нашего народа. Мы пользуемся трудами этнографов мифологической школы.
Следует отметить, что в течении века в этнографии наблюдается борьба школ. При этом, в задачу мифологической школы, по сути, входит реконструкция языческого знания на основе всех доступных источников. Христианствующие же школы, наоборот, заявляют о принципиальной невозможности восстановления языческого знания. Для этого, они сознательно отрицают такие источники знания, как, например, фольклор, (профессор Аничков). Или, наоборот, приписывают славянскому язычеству и культуре самые извращенные формы. Так, будто бы русский хоровод возник из того, что в его центр родственники ставили стариков и, ходя кругом с песнями, убивали их дубинами, (Велецкая).
5.2 Здесь, в манифесте, мы не можем давать описаний русских богов, святилищ, праздников, языческих норм бытия и примеров чувственного познания мира духов природы. Об этом, в частности, написано в книге Н.Н. Сперанского “Слово почитателям древней культуры”, изд. в г. Троицке, в 1996г.
Мы хотим дать лишь концепцию русского язычества, которая понята нами, и которая не содержится в других источниках.
В отличии от этнографических школ, мы придерживаемся мистической позиции. Суть ее в том, что языческое знание является волшебным. Волшебство его позволяет ему появляться там, где к нему обращаются, где к нему стремятся.
Поясним это в терминах современного сознания. Языческое знание появилось здесь, среди нас, на нашей земле. Оно обусловлено нашей природой, географией, климатом, соседями, образом естественной жизни, психологией и историей народа. Кое что из этого за тысячу лет изменилось, но основное осталось прежним. Даже история, по сути, сохранила свой характер – русские защищаются.
Плюс к этому, у нас сохранилось достаточно много фрагментов языческих представлений, хотя полной картины, содержащей хотя бы одну языческую концепцию, в документальном виде сохранить не удалось.
Эти сохранившиеся представления являются для нас указателем, куда идти, чтобы прийти верно, а все остальные условия природного бытия не дадут свернуть с дороги.
Поэтому, если человек достаточно русский – это русский по крови, и еще он имеет достаточную связь со своей Природой, знает и почитает свою историю и культуру, то ii прийдет к верным языческим представлениям, которые будут в согласии с мировосприятием его предков. Он их наследник, и потому наследует родную землю и веру. Осознавать себя язычником – значит осознавать себя наследником.
5.3 Археология и этнография дают понять, что систем языческого мировосприятия на Руси должно было быть много. Они находили свое выражение в пантеонах богов, наиболее приемлемых для каждой земли. Сам факт этого заставляет нас считать, что природа языческого знания настолько увязана со средой обитания и психологией народа, что волхвы формулировали новое знание в непосредственном общении с Природой. Так на древнее индоевропейское знание накладывались новые пласты.
В этом смысле, язычество – открытая система миропонимания, поэтому наше современное стремление восполнить языческое знание есть законное и традиционное желание.
Oi, насколько восполнено языческое знание, подлежит спокойному обсуждению среди наследников этого знания. Многообразие язычества, очевидно, предполагает его терпимость.
5.4 Мы считаем, что традиция языческого знания на Руси не пресекалась. Происходило лишь забвение того, что вот именно это знание вот таким образом входило в религиозную систему миропонимания предков.
Поэтому современный поиск в области природного миропонимания традиционен и современные язычники, оказываются именно наследниками, а не какими-то случайными чудаками, безголовыми людьми, фашистами или некими неоязычниками-выскочками.
Язычники имеют свои осознанные цели бытия и осознанную картину мира, его прошлого и будущего.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2725
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.18 21:37. Заголовок: 6. Концепция русског..


6. Концепция русского язычества
Русские языческие системы не сводимы к единому началу подобно тому, как не сводима “Ригведа”.
Мы усматриваем в этом принципиальную особенность.
Общими характеристиками русских (славянских) языческих систем, является признание действия нравственного закона в Природе, самоценность чувственного начала в человеке, признание жизни как божественной ценности, признание активной роли человека в мироздании.
Концепция, которой мы владеем, состоит в следующем.
1. Старейший бог Род сотворил Мир и живую Природу, создал души людей и утвердил нравственный закон в Природе для богов, людей и духов. После этого он вручил это творения своим потомкам: Святовиту, Сварогу, Даждьбогу, Перуну, Велесу, Мокоши, Ладе, Живе и другим великим богам, чтобы они заняли свои места в Природе, управляли Миром, и заполнили его многообразием жизни.
2. При сотворении Мира Род обнаружил возле себя Чернобога. Чернобог сказал ему: “Я часть тебя”. Род взял Чернобога в помощники при сотворении Мира. С первых моментов творения, Чернобог начал противоречить Роду, и сейчас он враждебен жизни на Земле, которая вся сотворена Родом и его потомками. (Мы понимаем жизнь как дух, облaченный плотью.)
3. Для выполнения своих замыслов, Чернобог сотворил богов погибели: Кощея, Марену, Лихо и враждебных жизни духов, среди которых как духи болезней, так и духи человеческих пороков.
4. Порождения Чернобога слабее потомков Рода, но их задача в Мире оказывается более простой, поэтому в Мире уже давно сложилось равенство сил.
5. Ежегодно потомки Рода приходят в мир и наполняют его живым многообразием. Им принадлежит теплое время года. К осени боги устают и поднимаются на небо, в белое царство Святовита для совета, отдыха и обретения новых сил. В это время на Земле наступает холод и мрак, который творится потомками Чернобога. После зимнего солнцеворота, боги вновь возвращаются с Неба на Землю, переламывают зиму и вновь начинают свою работу.
6. По воле Рода, Чернобог не может уничтожить жизнь на Земле. В создании вечного, бессмертного Мира усматривается мудрость Рода и его потомков.
7. Эволюция, развитие Мира, по нашим человеческим понятиям, есть очень медленное явление, которое определяется изначальным замыслом Рода, а также изменением характера отношений между потомками Чернобога и Рода. Вследствие равновесия их сил, человечество, как третья сила, может относительно легко смещать это равновесие в ту или иную сторону.
8. Природа, являющая собой единство стихий, духов и жизни на Земле, вездесуща. Бог Род ограничен в пространстве и не всеведущ. Он предоставил свободу воли своим потомкам, потомкам Чернобога и людям, и наблюдает лишь за исполнением нравственного закона на Земле.
9. Человек был задуман, и тело его было сотворено Чернобогом. Но он не смог оживить людей, и души вдохнул в них Род. Вместе с этим, Род дал людям и совершенные черты. Человек получил право выбора – служить ли ему потомкам Чернобога, или Рода.
10. Смысл жизни человека сводится к этому выбору. Цель язычества как народной веры в том, чтобы убедить человека посвятить свою жизнь служению потомкам Рода, или иначе творению добра.
11. Добро понимается как поступки и события, ведущие к утверждению жизни на земле. Жизни как людей, так и Природы в целом. Зло – это то, что, в конечном итоге, становится гибельным для людей и жизни вообще.
12. Потомки Рода великодушны. Они не требуют от людей обязательных себе восхвалений, молитв, жертв или иных культовых форм признания. Но боги велят человеку совершать действия в защиту жизни и Природы и могут наказывать, если человек становится их противником.
13. Утверждение идолов и жертвования богам нужны в первую очередь самому человеку, чтобы он через это развивал свою веру и служил добру.
14. Человек, творящий зло, получает сиюминутную выгоду, но не чувствует себя счастливым и, обычно, кончает жизнь преждевременно. Душа его может более не вернуться на родную землю, а быть сожженной в пекле Чернобога.
Творящий добро думает о будущем и получает в награду осмысленность своего бытия на Земле, это переживается как обретение счастья. Так исполняется нравственный закон Рода.
15. Самый обычный человек, всю жизнь возделывавший свой огород, посадивший сад, вырастивший детей, построивший дом – жил в согласии с волей Рода, а, значит, имел смысл бытия и был счастлив.
16. Исполнение нравственного закона Рода изложено в славянских волшебных сказках. Они ненавязчиво, с детства вкладывают в человека ощущение действия этого закона. Поэтому интуитивно, он всем нам хорошо знаком. Его исполнение понимается как работа сил, утверждающих правду, справедливость, обязанную существовать в самых запутанных случаях.
Русский человек во все времена мог пожертвовать собой за правду, потому, что он интуитивно понимал ее связь со смыслом своей жизни.
17. Боги развивают мир и разворачивают во времени свои замыслы. Будущее существует настолько, насколько оно богами задумано. Судьбы, или навсегда запрограммированного будущего, не существует. Из этого следует, что не существует и абсолютного знания. Его нет у людей, богов, и вообще нет в Природе. Мироздание в принципе не может познать самое себя целиком, и Род , видимо, не знает до конца как возник Чернобог.
18. Боги решают судьбу человека после того, как он пройдет через испытание, и по сути, сам выберет свою долю.
Если некоторое событие будущего уже предопределено богами, его нельзя изменить волхованием, и о нем можно только гадать. Но если не предопределено, то волхование может иметь силу, а гадать бесполезно.
Поэтому волхов, в первую очередь, должен уметь понимать волю богов.
Владеющий волшебным знанием так же, как и владеющий любым другим видом искусства, стоит перед выбором между добром и злом. (Это волшебное знание, конечно, славянское по происхождению. От кабалистического, западного или восточного знания, может быть только одно зло, поскольку оно чуждо нашей земле).
Суть нашего язычества не во владении магией, а в правильном жизненном выборе между добром и злом, в обретении опыта ощущения бытия Природы.
7. Прогресс и человеческое сознание
7.1 В последние триста лет белая раса испытывает поступательное развитие науки, техники и средств потребления. Это явление названо прогрессом. Постепенно оно захватывает весь мир. С одной стороны, прогресс привел отдельные страны к господству над миром, с другой – к угрозе экологической катастрофы.
Вместе с этим, прогресс изменяет человеческое сознание, и среди этих изменений есть опасные. Здесь мы хотим описать их.
7.2 Опасность прогресса для человеческого сознания, мы, в первую очередь, связываем со становлением технической среды обитания людей.
Техническая среда – это среда характерная для больших городов, созданная искусственно для жизни человека в условиях промышленной цивилизации. Это среда наполненная электроникой, транспортом, стеклом, железобетоном, различными приспособлениями для комфортности бытия.
Новое качество технической среды максимально проявляется тогда, когда она нарушает контакт человека с естественной средой.
Казалось бы, человеку, на асфальте, вокруг бетонных и стеклянных строений, остается Небо. Но и оно, обычно содержит в себе облака смога, в нем дуют искусственные ветра, не приносящие свежести, летают различные аппараты, висят плакаты рекламы. Газоны с травой и насаждения в таких условиях выглядят, как арестанты, лишенные права выполнять роль естественной среды.
7.3 Под естественной средой мы понимаем “дикую” природу. Человек потому и человек, что всегда создавал жилище и предметный мир, который можно было бы называть технической средой. Но, выходя за дверь дома, человек попадал в Природу – шел по земле, дышал естественными запахами, видел поля, лес, горы, озера, мог всего этого коснуться. Его орудия были большей частью приспособлены для работы в естественной среде.
Человек в природной среде- не человек без дома и орудий. Но остается ли он человеком без Природы, только в технической среде обитания? Мы находим, что при этом он медленно изменяется. Происходит с ним следующее:
1. Утрачивается смысл понятий родная земля, нация, народ, история, традиция, культура.
2. Появляется абстрактно-безразличное отношение к Природе. Выходя “на природу”, такой человек калечит ее и засоряет.
3. Ценностным ориентиром становятся деньги и потребление.
4. Мотивы поведения упрощаются, человек становится легко предсказуем.
5. Не создается семьи, не рождаются дети.
6. В сознании закрепляется установка “после меня хоть потоп”, “на наш век хватит”. Результатом таких изменений в ориентации сознания является вымирание, которое сейчас наблюдается у всей белой расы.
7. Следующим качественно новым шагом в отчуждении человека от естественной среды обитания является виртуальная реальность. Здесь человек уже полностью отделен от естественной среды обитания. При этом юношеское сознание может быть сформировано виртуальной реальностью в извращенных формах. Мы обращаем на это самое серьезное внимание.
Развитие этого направления электроники, будет столь же ощутимо по последствиям, как открытие распада атомного ядра. Вымирание общества, погрузившегося в виртуальную реальность, будет идти ускоренными темпами.
7.4 Для того, чтобы быть подверженным изменениям сознания, которые мы перечислили, достаточно даже не жить в технической среде, а стремиться к ней, видеть в ней высшую ценность. Такую ориентацию сознания производит сам прогресс, привлекая возможностью потребления благ цивилизации.
Мы считаем, что периодически возникающее желание человека выходить из технической среды и стремиться к пребыванию в естественной среде обитания – не просто желание сменить обстановку. Это – биологическая потребность.
Человек имеет потребности, удовлетворение которых ему жизненно необходимо. К числу таких потребностей относится потребность в еде, сне, жилище, продлении рода. К ним относится и потребность пребывания в контакте со своей естественной средой обитания. До сих пор почему-то считается, что это важно только для животных.
К биологически важным условиям обитания человека мы относим и визуальную плотность населения – то, как часто люди вынуждены видеть друг друга. Техническая среда способствует большой плотности населения. По-видимому, отсутствие легко достижимых мест, где визуальная плотность населения низка (например леса), способствует прекращению рождаемости. Такой механизм регулировки численности отмечен у животных, он работает на уровне инстинкта, и он должен быть присущ и человеку.
7.5 Качественное отличие пребывания человека в природной среде от пребывания в среде технической, состоит в том, что в природной среде человек ведет диалог, беседует с Природой, а не посылает команды или выполняет их. Беседа с Природой происходит на чувственном бессознательном уровне. При этом внешне человек как бы пассивен. Но после этого остается чувство радости, появляются новые силы.
Беседа с Природой всегда имеет характер духовного общения. Духовная связь может быть только с духовным. В языческом понимании, это беседа с духами и предками своей земли. Эта беседа удается только в том случае, когда человек (пусть бессознательно) проявляет к ним уважение, ставит свою связь с Природой в разряд высших ценностей, поскольку признает себя с нею в родстве. Тогда он склонен к словосочетанию: родная природа.
7.6 Сознательное языческое миропонимание говорит, что общение с Природой – это состояние единения со своими предками и духами родной земли, с великими богами. Это молитвенное состояние для язычника. В нем ломается всякий душевнй сор, всякие случайные психические связи, а восстанавливается правильное начало.
Так, что основная заповедь язычества – не отделяться от своей Природы. Мы пояснили здесь, что ведет к такому отделению и что мы понимаем под единством с Природой.
Исполнение этой заповеди спасает как человека, так и Природу от гибели. Ее следует выполнять человеку независимо от уровня технического прогресса.
Эта заповедь означает, что связь человека со своей естественной средой обитания должна входить в число высших ценностей. При этом человек более чем теперь должен стать созерцателем, aie?ai учиться работать в Природе душой и радоваться этому. Должен ставить себя в равные отношения с Природой. Быть более поэтом и снова научиться слагать простые песни о том, что видят его глаза.
7.7 Отметим еще, что Природа дает не только психическое и нравственное здоровье, но она содержит и массу лекарственных средств. В случае болезни надо в первую очередь прибегать к этим средствам, и только во вторую идти к врачам и в аптеку за таблетками. Этот раздел языческого знания уцелел достаточно хорошо, и его значимость признается почти всеми. В настоящее время он успешно развивается, и здесь нам достаточно лишь упомянуть о нем.
8. Великая богиня Россия
8.1 Для нас является важным раскрыть содержание первого утверждения предыдущего пункта, ввиду его большой значимости:
1. Утрачивается смысл понятий родная земля, нация, народ, история, традиция, культура.
Фактически это означает, что в технической среде обитания утрачивается понятие патриотизма. Действительно, одна и та же техническая среда при желании может быть создана в любом месте, в любой стране. Язык обслуживания и эксплуатации этой среды является международным и состоит из отдельных команд, не несущих в себе чувственного начала ни одной нации, (таковы, например, языки программирования).
Природная среда, как правило, уникальна, и если человек к ней привязан, то он неизбежно становится ее патриотом.
8.2 Понятие природной среды в действительности более широкое, чем мы до сих пор использовали, поскольку человек вступает в отношения с ней совместно с другими людьми, и он знает, что так же поступали и его предки, и, через совместную жизнь в Природе, человек находит родство со всем своим родом. На чувственном уровне складывается представление об общей кормилице – Земле. Которая так и зовется: Мать Сыра Земля. Поклонение Земле является древнейшей человеческой традицией.
Находя свое единство не просто с людьми, а с людьми своей крови, языка, традиций, норм мышления, мы понимаем, что есть своя Земля, которая кормит нас, и чужая, которая существует для других. Своя земля это Русская Земля, и, как Мать Сыра Земля, она кормит нас, надо думать потому, что мы ей ближе всех. Значит, она наша общая Мать, Родина Мать, и мы зовем ее Россия.
8.3 Такие простые рассуждения на самом деле являются очень важными и древними. Достоверное упоминание о нашей общей Матери найдены в “Повести о Меркурии Смоленском”, датируемой тринадцатым веком. В одном из вариантов повести, некая богатырка, надо думать, что она и есть Мать, посылает Меркурия защитить землю от нашествия Aaouy. Меркурий смог защитить только Смоленск. Все его воины пали, а ему самому отрубили голову. Меркурий, благодаря вложенной в него волшебной силе, возвращается к пославшей его и умирает. После этого в тексте приведен плач нашей общей Матери по своим погибшим детям.
Историки до сих пор гадают, какая сила смогла защитить Смоленск в то время?
Аналогичный образ богини, поминающей своих героически погибших детей, есть и в книге белорусского писателя восемнадцатого века Яна Барщевского “Шляхтич Звальня, или Беларусь в фантастических рассказах”. Книга писалась на основе народных легенд.
Эти данные позволяют ясно понять, что хорошо нам знакомый образ Родины – Матери не выдумка последнего столетия, а образ богини России, осознанной по-язычески еще в давние времена.
Так же и чувство патриотизма. Yто не какая-то государственная выдумка. В рамках языческого миропонимания это – религиозное чувство. В понятие служения России вкладывается единственно приемлемый смысл – служение богине, подарившей жизнь народу. Это служение не надо путать со служением российскому государству как механизму власти, ибо за это дают деньги, хотя часто бывает так, что человек служит и государству и России. Служение богине России бескорыстно, здесь человеком движет любовь. И это же чувство он получает как награду за свой труд и веру. Таких людей очень много.
8.4 Задача потомков Чернобога не дать возможности детям России служить ей. В ход идет все. И прямая хула на богиню, и совмещение ее образа с государственным аппаратом, и усиленная пропаганда завлекательных идей, несовместимых с ее образом, и активное восхваление прелестей технической среды обитания. Есть и чисто экономическое удушение патриотов, когда создаются условия, чтобы для финансового оборота непременно потребовалось бы изменить России.
История дает понять, что такие попытки предпринимались не однажды, но всякий раз они находили бесславный конец. По этому поводу А. Блок в известном стихотворении, писал: “… не пропадешь, не сгинешь ты, и лишь забота опечалит твои прекрасные черты.”
С верой в бессмертие богини России, в мудрость Рода и его потомков, мы вступаем в третье тысячелетие.
9. Что можно сделать?
9.1 Мы обосновали необходимость развития нового способа мышления, когда главным для человека становится бытие в равновесии с силами Природы своей земли, а не экономические интересы. Мы сказали, что для этого необходимо развитие природной религии, которая есть древнее язычество в его современном понимании. После этого, мы должны сделать переход от програмных заявлений к конкретным действиям. Этот переход является самостоятельной сложной проблемой, которая не может быть отложена на какой-то срок.
В нашей ситуации, когда повсеместно наступают потомки Чернобога, естественно задуматься – что могут сделать славяне, поклоняющиеся богине России, Роду и другим добрым богам?
Надо спасать жизнь на своей земле и спасать свое Отечество. Запад грозит превратить Россию в пространство с нарушенной экологией и разрушенной экономикой, с паразитической ценностной ориентацией населения. Азия – мусульманский мир, Китай, Япония, ждут распада России, чтобы завладеть ее восточными территориями. Америка грозит атомными ракетами и приближает НАТО к нашим границам. Сама Россия полна воров и предателей, хищнически присваивающих ее богатство и готовых бежать нa Запад. Средства информации покрывают все это бессовестной ложью.
Пока мы видим только одну возможность: разъяснять и развивать то языческое миропонимание, которое всегда служило славянам как спасительное, даже когда христиане вытравили осознанное языческое знание. Надо развивать, применительно к прикладным вопросам, языческий способ мышления, когда за главное безусловно принимается Природа и человеческая жизнь. Надо так же налаживать контакты с единомышлиниками, быть терпимым и признавать иные языческие концепции.
Физик П.Н. Лебедев показал, что есть давление света. Мы находим, что есть давление мысли. Давление языческой мысли кажется малым, но оно постоянно и неотвратимо, и всякое социальное движение в пространстве этого давления, неизбежно будет иметь смещение в сторону утверждения жизненных начал на нашей земле, в сторону противоположную той, куда зовут учения- антисистемы и техническая среда обитания. Такова воля Рода.
Роду и богине России слава!
Текст написал Н.Н. Сперанский.
В текст вошли замечания и дополнения М. С. Васильева, Д.Ж. Георгиса, Г.И. Топоркова
Культурный центр “Вятичи”
Человек, сложившийся в рамках своей национальной культуры, может понять общемировые ценности только через свою культуру. Поэтому для него культурно-нравственной основой всегда будут являться не общемировые ценности, а ценности свои, национальные.
Центр, (общество) “Вятичи” строит свою деятельность, исходя из идеи, что для человека живущего на земле своих предков первоочередной ценностью являются ценности национальные.
Древнейшей системой понимания духовных ценностей славян была языческая система, которая своими корнями уходит ко временам древних ариев (третье тысячелетие до н.э.). Эта отработанная тысячелетиями система миропонимания включила в себя правила жизни и нормы социального поведения, позволившие славянским племенам создать свои самобытные культуры, объединиться в народы, создать государственность и отстоять свою независимость.
Сегодня, как и во все эпохи перемен, нам приходится отстаивать свою независимость. Речь в первую очередь идет о духовной, культурной независимости как от опасных внешних влияний, так и от собственных, внутренних распадных процессов. В связи с этим, созданный в Царицыно центр, (общество) “Вятичи”, ведет работу в области восстановления славянской языческой культуры. Работа ведется на добровольных началах.
Ориентировочные направления работы:
1 Изучение древнейших славянских обычаев, в частности обычаев вятичей.
2 Изучение истории происхождения славян.
3 Изучение по археологическим образцам древнейших предметов, орнаментов, декоративных форм, заклинательных знаков и предметов, освое ние древних ремесел.
4 Знакомство с древним оружием и боевыми искусствами.
5 Производство использовавшихся в древности предметов и одежды, разработка орнаментов на основе данных этнографии и археологии.
6 Изучение древнейших пластов фольклора, воссоздание песен и гимнов.
7 Изучение заговоров и магических действий их сопровождающих.
8 Изучение риторики и накапливание опыта ведения диспутов.
9 Изучение, с целью дальнейшего развития, языческого мировосприятия предков- изучение и реконструкция древних религиозных систем, iiciaiea роли богов в мироздании, обрядов, славянской магии, народных праздников.
10 Осознание облика славянских богов.
11 Изучение песен южных славян, Калевалы и скандинавских саг, Старшей Эдды.
12 Освоение элементов экстрасенсорики и лозоходства.
13 Знакомство с народными методами лечения, изучение свойств трав, времени их сбора и применения.
14 Проведение народных праздников и обрядов.
15 Изучение древнейших сказок и былин с целью: сформулировать языческие нравственные правила и изложить их в специальной книге.
16 Отыскание единства и различий между экологически обоснованными и архаическими правилами земледелия и жизнеустройства.
17 Поддержание связи с языческими общинами России и зарубежья.
18 Чтение популярных лекций, издание своих трудов. Всяческое информирование общественности о своем существовании.
19 Участие в решении экологических вопросов царицынского парка.
20 Стремиться жить по законам и обычаям предков.
Деятельность центра не является герметической. Это значит, что работа не должна сводиться к отрешению от бытия и накапливанию тайного знания в кругу посвященных.
В перспективе, предполагается издание методического пособия, содержащего минимальный объем знаний по всем пунктам. Вообще же сотрудники центра будут специализироваться в интересующих их направлениях.
Решение о создании центра было принято 14 июня 1995 г., в Царицынском парке, у курганов вятичей, при установлении идолов богу Велесу и богине Ладе.
Нам можно писать по адресу:
125319, г. Москва, ул.Черняховского, 9-1-6, для Общества “Вятичи”.
https://vk.com/doc399489626_463995983
http://slavya.ru/delo/docum/manifest.htm

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2855
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.10.18 14:22. Заголовок: Свободное слово Карп..


Свободное Слово Карпатской Руси, авг. 1966. Друзьям

Апостольская администратура на Лемковщине 1935 — 1944 (С. Медведцкий)
Римский Престол, за все время своего самостоятельного существования, после отделения его от Церкви Восточной, не оставлял мысли подчинения себе этой же Восточной Церкви.
Идея оставалась неизменной, менялась только тактика.
Большим успехам для Рима была Брестская уния 1596г. Но уния эта сопровождалась невероятными насилиями, поэтому и существование ее не могло быть долговечным. Как только области, подвластные унии очутились под властью Русского монарха, порочная уния, без всякого толчка развалилась разсеялась, как дым.
Только на областях Червенских Городов, оставшихся под польским, затем под австро-венгереким, и опять под польским игом, уния с Римом сохранилась вплоть до занятии этих областей коммунистами в 1944г.
На Галичской Руси и на Закарпатьи (Угорская Русь), было униатов всего около четырех миллионов душ. На эти 4 мил. униатов Рим возлагал большие надежды. Об этом свидетельствует одна из папских булл, в которой говорилось: "Rutheni. per vos Orientem revertere spero" (русские, посредством вас надеюсь возвратить восток).
В 19 столетии униатскими иерархами на Галичской Руси назначались Римом (с согласия австрийского монарха) люди, высоких моральных качеств, преданные своему народу, лойяльные как Риму так и австрийской короне. Иерархи эти созывали церковные соборы духовенства и мирян, строго соблюдали церковный устав, сохраняли полностью церковно-славянский язык во всех Богослужениях, не вводили никаких новшеств из римско-католического обряда. Униатская церковь подвергается коренным переменам в начале 20 столетия, с момента назначения на униатскую митрополичью кафедру во Львове графа Андрея Шептицкого…
...

Друзьям

Когда в невзгодах и мученьях
Весь край мой стонет под ярмом,
И мой народ во всех стремленьях
Всё вечным кажется рабом.

И жизнь так жалобно уныла –
Едва, едва ещё горит,
Отчизна будто бы застыла,
И всё кругом безумно спит, -

Тогда, мои, вставайте, братья
Проснитесь, смелые друзья,
Идите в жизненны объятья,
Где спит старинная семья, -

Оковы рабства разбивая,
Будите жизнь в родной стране,
Где спит она, ещё зевая,
В глубоком, застоялом сне…

Будите дух родного края,
Где луч души едва горит,
Пусть всюду, хмары разбивая,
Весна свободы заблестит!

Пусть мрак холодный исчезает,
Над утомившейся страной,
И луч свободы засверкает
Святой, божественной красой…

Друзья, не бойтесь притеснений,
Не бойтесь каменной тюрьмы,
Ведь раз придёт конец мучений,
И раз в борьбе окрепнем мы.

Не бойтесь вражеских руганий,
Не бойтесь вражеской руки,-
Вперёд, друзья, без упований,
Вперёд без горя, без тоски!

Пока надежда между нами,
Пока струится в жилах кровь,
Готовы биться мы с врагами,
С отважной силой вновь и вновь.

И раз придёт пора святая,
Настанет многожданный час,
Проснётся сторона родная, и братья не забудут нас!...

Друзьям. Андрей Васильевич Карабелеш (1906-1964) - русский поэт Закарпатья, педагог, автор нескольких поэтических сборников, писатель
Свободное слово Карпатской Руси, авг. 1966
https://vk.com/doc399489626_478820414

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2856
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.10.18 20:00. Заголовок: http://sh.uploads.ru..



А. Карабелеш. В Карпатах (Сборник стихотворений). Пряшев, 1955, 239с.

Тебе, карпатский край родной...

Тебе, карпатский край родной,
Я посвящаю эти песни,
Не знаю я страны иной
Тебя милее к чудесней.

Ведь жизнь тогда лишь хороша
И дружба пополам с борьбою.
Когда и сердце и душа
Живут и дышат лишь тобою




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 2858
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.18 09:45. Заголовок: http://s8.uploads.ru..



Русский народный календарь 1928г. Общ. им. А. Духновича. Выпуск 31. Ужгород
https://vk.com/doc399489626_478834623
http://rusyns-library.org/russkij-narodnyj-kalendar-1928-god-obshh-im-a-duxnovicha/

А. Карабелеш: Два края 88 Молитва 89 Разлука 89
Любовь к отечеству 106
Вздох по домашним 111
Вечный пастух 128
Белладонна 136
Новая жизнь 162
Разсвет над родиной 189

Молитва

Прости меня, Творец Всевышний,
И не вини за то меня,
Что я доныне жил, как лишний,
В груди без веры и огня.

Что в шуме суетного света,
Во мгле доныне я блуждал
Без дружества и без привета
И часто гимн твой забывал.

Идя на пламенную битву
Я быль с холодною душой
И забывал свою молитву,
Твой лик божественно святой...

Прости, прости меня Всевышний,
В Твоей руке моя судьба,
Храни меня от жизни лишней
На веки верного раба.
Ужгород 6 янв. 1927. Андрей Карабелеш


Любовь к Отечеству

Люблю я край родной горячею любовью
Всем крепким русским сердцем и душой.
Люблю я сей простор, омытый темной кровью
Оплаканный заветною мольбой.

Тут долго бури выли, кочевали,
Кипела тут старинная борьба
И мраки серые в ущельях ночевали...
Что-жъ, такова железная судьба!

Но я люблю отчизны край лесистый,
Простор родных темнеющих долин,
Под черною скалой поток сребристый
Вершины голых, синих полонин.

Люблю я бедные крестьянские деревни,
Прелестный вид соломенных домов,
Когда развеевается дымок вечерний
Над кущами темнеющих садов…

Люблю я старые дремучие дубравы
И цепи длинные высоких гор,
Люблю я сей народ, то добрый, то лукавый.
Его прелестный русский разговор.
18 XII 1926. Андрей Карабелеш

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3015
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.19 15:58. Заголовок: https://i.postimg.cc..



В.В. Квачков. Кто правит Россией? М.: Алгоритм, 2013. 336с. (Тайная сила). — Включена в Федеральный список экстремистских материалов
...Книга писалась в течение двух тюремных лет, и тексты уходили на свободу по частям, то есть первые разделы работы были отправлены на волю еще в 2011 году. Структурно работа состоит из семи разделов, или глав.
В первых разделах излагается система понятий и приводится толкование терминов, употребляемых автором при исследовании явления революции в современных условиях, а также указывается методологический подход к решению проблемы подготовки и осуществления грядущей Русской революции.
Суть метода заключается в том, что будущая революция рассматривается как явление двух миров: низшего видимого материального — в общественно-политической и хозяйственно-трудовой сферах, и высшего невидимого идеального — в духовно-религиозной сфере. При этом общественно-политические и хозяйственно-трудовые явления низшего мира являются вторичными по отношению к духовно-религиозным явлениям мира высшего...Указанный метод использован автором на протяжении всей работы при исследовании сущности революционного процесса, основных причин возникновения в России революционной ситуации, материального и идеального содержания национальности, а также при изучении и оценке противника, его происхождения, характера действий и основных направлений подрывной деятельности. используя данный метод, автор пришел к выводу, что национально-освободительный этап будет первым и необходимым этапом грядущей Русской революции, установил возможный ход Русской национально-освободительной революции и определил основы восстановления и учреждения Русского образа жизни в переходную эпоху после революции.
ОГЛАВЛЕНИЕ:
ВВЕДЕНИЕ
I. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛОГИЧЕСКИХ И ВОЛЕВЫХ СОБЫТИЙ
1.1. Логическая цепь: бунт (мятеж) - восстание - революция
1.2. Волевая цель: соотношение ума и воли
II. ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ
2.1. Возможности эволюционного развития существующей политической системы исчерпаны
2.2. Несоответствие темпов политических изменений процессам, объективно происходящим в обществе и государстве
2.3. Неизбежность национальной катастрофы при сохранении оккупационных типов внешнего воздействия и внутренней иностранной зависимости
III. МАТЕРИАЛЬНОЕ И ИДЕАЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОСТИ
3.1. История народа - материальное содержание его национальности
3.2. Национально-духовное поле как форма идеальной сущности национальности
IV. СВЕДЕНИЯ О ПРОТИВНИКЕ. ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИЕ, ХАРАКТЕР ДЕЙСТВИЙ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПОДРЫВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
4.1. Происхождение и ветхозаветная история противника
4.2. Закулисная деятельность масонов после распятия Богочеловека Иисуса Христа
4.3. Основные направления действий противника
4.4. Краткие выводы из оценки противника
V. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП - ПЕРВЫЙ И НЕОБХОДИМЫЙ ЭТАП ГРЯДУЩЕЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
5.1. Особенности революционной ситуации, сложившейся в России
5.2. Замысел национально-освободительной войны-революции
5.3. Состав и характер действий национально-освободительных сил при подготовке революции
5.4. Грядущая революция как чудо русского духовного Преображения
VI. ХОД РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ВОЗМОЖНОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ
6.1. Основы планирования и проведения первоначального революционного восстания
6.2. Содержание последующих военно-политических, организационно-мобилизационных и оперативных (оперативно-стратегических) задач военно-революционных сил и возможный порядок их выполнения
...В первой главе — «Революционный процесс как взаимодействие логических и волевых событий» — исследуются цели, задачи и содержание различных форм революционных действий и их взаимосвязь с личной волей людей...При анализе соотношения и взаимосвязи ума и воли делается предположение, что воля есть способ существования мысли и, соответственно, пределы действия человека задаются не границами его ума, а границами его воли...В волевой цепи революционного процесса величины личной воли людей изменяются в обратно-пропорциональном порядке. наиболее мощные волевые усилия требуются от инициативной группы самых первых борцов, принявших решение на начало революционного восстания и личное участие в нем. Автор утверждает, что первоначальный бунт, мятеж или восстание — это, прежде всего, явление воли, достаточной, даже избыточной для того, чтобы бросить вызов обстоятельствам заведомо непреодолимой силы для всех и только кажущейся таковой для революционеров...По мере разрастания революционного восстания волевой порог принятия решения на личное участие будет уменьшаться, однако при этом увеличение числа восставших происходит не столько от снижения порога риска, сколько за счет расширения территории, охваченной восстанием. По данным социологических исследований и личного практического опыта автора, первоначальные революционные действия пользуются активной поддержкой не более 1—2% населения. По мере развития успешных действий эта цифра достигает 3—5% и на максимуме — 10% взрослого мужского населения, призванного в добровольном и мобилизационном порядке.
...Во второй главе — «основные причины возникновения революционной ситуации в России» — доказывается, что необходимость революционного скачка из одного состояния нации, общества и государства в другое возникает в следующих случаях: 1) когда возможности эволюционного развития в духовной, общественно-политической или хозяйственно-трудовой сферах в рамках существующих форм либо исчерпаны по имманентным, природно-сущностным причинам, либо искусственно пресечены какой-то внутриполитической силой; 2) когда возможности эволюции имеются, но темпы государственно-политических изменений явно не достаточны и недопустимо отстают от нарастающих темпов позитивных или негативных изменений, объективно происходящих в жизни нации, общества и государства, а также в окружающем мире; 3) когда эволюционный процесс стабилен, но в ходе его реализации становится очевидной его регрессивная направленность и неизбежность конечной национальной и государственной катастрофы, а требуемые коренные и решительные изменения в образе жизни нации и в государственном устройстве не могут быть осуществимы в силу их непримиримых, антагонистических противоречий с действующими духовной, политической и социальноэкономической системами и их зависимостью от внешних сил.
В результате исследования автор пришел к выводу, что революционная ситуация в России возникла и существует по всем трем указанным причинам и основаниям.
...В третьей главе — «материальное и идеальное содержание национальности» — утверждается, что история народа есть материальное содержание его национальности, а формой бытия идеальной сущности национальности является национально-духовное поле. исследование материального и идеального содержания понятия «национальность», по мнению автора, стало необходимым в связи с тем, что русский национальный вопрос реально стал основным стержнем общественно-политической ситуации в России, ведущей причиной возникновения революционной ситуации и главным основанием неизбежности Русской революции...Обезсмысливание русской истории стало одним из самых важных направлений информационно-психологической обработки народа нынешним режимом, потому что он сам является ее непримиримой противоположностью. история русского народа (великороссов, малороссов и белорусов), как и любого другого народа, есть основное материальное содержание его национальности, есть видимое, овеществленное и объективированное явление народного духа. Пресечение любой исторической связи нынешних русских со своими предками есть пресечение корней, питающих русское национальное чувство. История русского народа есть главная и решающая материальная составляющая нашей национальности, определяющая нас как русских. Это касается любого народа: какая история, такая и национальность. Верно и наоборот: какая национальность, такая и история.
...Фальшивая переделка русской истории влечет за собой расщепление внутреннего русского типа личности, уничтожение в русском человеке русского мира, ликвидацию сакральной связи русского человека с его родом и со всеми его предками. мы — нынешние русские люди — есть продолжение исторического Русского мира и несем личную ответственность за прохождение выпавшего нам участка русского пути и перед нашими пращурами, и перед нашими потомками
В четвертой главе — «Сведения о противнике: происхождение, характер действий и основные направления подрывнойдеятельности» — рассматриваются происхождение и история врага,..Изучая направления подрывной деятельности неприятеля, автор выявил следующие. Первоосновой и исходной позицией их тайного проникновения во власть и другие необходимые им структуры чужого государства является сокрытие самого факта их личной принадлежности к противнику. Главным образом, это осуществляется посредством утайки своих корней, имен и фамилий и прикрытие себя именами и фамилиями тех стран и народов, в тело которых они намерены проникнуть и притвориться своими. Этот чисто шпионский прием внедрения в чужую страну.
Вторым направлением является сокрытие факта наличия преступного сообщества и его закулисная деятельность в высших эшелонах управления, в органах законодательной, исполнительной и судебной ветвей государственной власти, в церкви, в армии и других первостепенно важных организациях, учреждениях и иных структурах политической, экономическо-финансовой и культурной жизни чужого государства, народа и общества. Ни один народ, ни одна иная этническая группа в России не ставит перед собой задачу изъятия государственной власти от русского народа и овладения управлением всей страной. Такую цель имеет только вражеская диаспора, вражеский отряд мировой закулисы в России. Это направление их деятельности в России является системообразующим...
https://vk.com/doc399489626_492629048

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3104
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.19 12:25. Заголовок: Кто сделал Львов укр..


Кто сделал Львов украинским городом?

Леонид Соколов. Львов под русской властью (1914-1915). - Алетейя. 2019
https://vk.com/doc399489626_502808977
Предисловие 6
Введение. Перед войной. Сараево, 28 июня 1914. От выстрелов в Сараево до мировой войны 9
Глава 1. Галиция, начало воины 31
Глава 2. Занятие Львова русскими войсками 63
Глава 3. Военный губернатор С. Шереметев. Первые распоряжения 75
Глава 4. Новая администрация. Возобновление
деятельности галицко-русских обществ 94
Глава 5. Обеспечение населения продовольствием и топливом 113
Глава 6. Экономическое положение Галиции. Помощь населению 129
Глава 7. Взаимоотношения с местным населением.
Обращение с пленными 152
Глава 8. Высылка митрополита Шептицкого 165
Глава 9. Украинский вопрос 175
Глава 10. Вероисповедный вопрос. Церкви. Холм Славы 198
Глава 11. Организация народного образования 210
Глава 12. Кино. Театр. Музеи. Пресса 225
Глава 13. Запрет алкоголя. Кафе и рестораны. Против разврата 235
Глава 14. Полицейская хроника 249
Глава 15. Будни и праздники 256
Глава 16. Взятие Перемышля 284
Глава 17. Император Николай II в Галиции 307
Глава 18. Отступление русских войск. Сдача Львова 323
Эпилог 341
Приложение 368
Кто сделал Львов украинским городом?
Леонид Соколов, Вестник Русской линии
Русинский вопрос / 01.05.2001

За Львовом прочно укрепилась слава "самого украинского из украинских городов". Именно отсюда Украину постоянно учат, как ей быть на самом деле Украиной, а не "Малороссией". Но вот интересный факт: сам Львов стал украинским городом относительно недавно и исключительно благодаря советской власти, которую галицкие национал-патриоты при каждом удобном случае клянут на чем свет стоит. В перечне этих обвинений важное место занимает русификация - пришли, мол, "москали-окупанти и русификували украинське место Львив".
Например, в 30-х годах во Львове проживало всего лишь несколько сотен выходцев из России, а к 1989 г. число русских в городе достигло 127 тыс. человек; до 1939 г. во Львове не было ни одной русской школы, а через 50 лет их насчитывалось 24. Вот она - русификация "украинского Львова"! А кое-кто даже жалуется, что "москали" заняли роскошные квартиры в престижных районах города, выселив оттуда... украинцев.
И приток русского населения, и появление русских школ при советской власти, все это было. Но проходил ли этот процесс в ущерб украинцам? Сопровождался ли он сокращением численности украинцев в городе, понижением их социального и профессионального статуса? Да и был ли вообще Львов украинским городом до установления в Галичине советской власти?
27 января 1938 г. на заседании статистической комиссии "Наукового Товариства им. Шевченка" во Львове д-р Владимир Огоновский выступил с докладом на тему "Национальная, социальная и профессиональная структура населения Львова по переписи населения 9.12.1931 г." Текст этого доклада был опубликован в 1938 г. в виде брошюры под названием "Львив у цифрах". На основе данных, приведенных в этой брошюре, общая численность населения города по состоянию на 9.12.1931 г. составляла 312.231 человек. По конфессиональному признаку это население распределялось следующим образом:
греко-католиков 49.747 чел. или 15,9%
православных 1.077 чел. или 0,3%
римо-католиков 157.490 чел. или 50,5%
моисеевых (т.е. иудаистов) 99.595 чел. или 31,9%
прочих 4.322 чел. или 1,4%
Что касается распределения по национальному признаку, то следует учесть, что национальность тогда, как и прежде во времена Австрии, определялась по разговорному языку. Состав населения Львова "щодо мови найближчо" выглядел так:
украинцев 24.245 чел. или 7,8%
русинов 10.892 чел. или 3,5%
поляков 198.212 чел. или 63,5%
евреев 75.316 чел. или 24,1%
прочих 3.566 чел. или 1,1%
Здесь требуется пояснение, почему отдельно указана численность украинцев и русинов, и что это означает. В прошлом термин "русские" являлся обобщающим названием для великороссов, малороссов, белорусов, т.е. для всех восточных славян, живших некогда на территории древней Руси. (В России после революции 1917 г. большевики оставили название "русские" только за одной из ветвей русского народа - за великороссами, а украинцев и белорусов официально признали отдельными народами, чем оказали неоценимую услугу местным националистам.)
Также и коренное население Галицкой Руси называло себя русинами, русскими. Во второй половине XIX в. в среде галицких русинов произошло размежевание на так называемых старорусинов, которые, оставаясь на почве исторической традиции, признавали себя частью единого русского народа (поляки называли сторонников этого движения "москвофилами") и на молодорусинов или украинофилов, которые приняли идею отдельности малорусского (украинского) народа. Постепенно украинофилы отказались от названия "русины", вначале именуя себя русинами-украинцами, а затем и просто украинцами. Во времена Австрии термин "украинцы" не признавался официально как обозначение национальности и служил названием определенного политического движения в среде галицких русинов. Только в ходе Первой мировой войны, когда галицко-русское ("москвофильское") движение в Галиции было разгромлено, австрийские власти признали термин "украинцы" как обозначение национальности.
Но после Первой мировой войны галицко-русское движение снова возродилось, и в Польше в 1931 г., как видим, употреблялось и то и другое наименование. Преобладали тогда уже украинцы, которые во Львове более чем вдвое превышали число тех, кто продолжал считать себя русинами.
В то же время по данными переписи населения 1931 г. по трем воеводствам - Львовскому, Тарнопольскому и Станиславовскому общий перевес украинцев над русинами был не столь велик, так как среди греко-католиков в этих трех воеводствах к украинцам себя причислили 1.660.826 человек, к русинам - 1.116.166 человек.
Также требует пояснения тот факт, что в сумме численность украинцев и русинов меньше численности греко-католиков. Это следствие того, что национальность определялась по языку, и означает, что остальные греко-католики подали своим разговорным языком польский и причислены к польской национальности. Этим же объясняется то, что евреев меньше, чем лиц моисеевого вероисповедания, а поляков больше, чем римокатоликов.
Среди жителей Львова людей, сознательно считавших себя украинцами, было всего лишь 7,8%, но в подсчетах, проведенных д-ром В.Огоновским за основу взят конфессиональный признак, и термин "украинцы" применяется ко всем греко-католикам, составлявшим, как указано, 15,9% всего населения Львова.
Какова же была тогда социальная и профессиональная структура населения Львова?
Количество грамотных среди поляков и евреев старше 10 лет достигало во Львове 92%, среди украинцев - 77%. Среди работающих украинцев 73% были работниками физического труда, среди поляков - 50%, среди евреев - 32%. Работников умственного труда среди работающих поляков и евреев было по 20%, в то время как среди украинцев только 7%.
Поляки во Львове преобладали в администрации (71%), на транспорте и в связи (76%), в сфере образования и промышленности. Евреи доминировали в торговле - 62%; поляков в торговле было занято 27%, украинцев 11%. В адвокатуре, нотариате, среди практикующих врачей евреи составляли 71%. тогда как украинцы по 7%.
Зато 45% всех украинцев было занято в домашней прислуге, евреев - 4%. Из работающих украинок домашней прислугой работали 64%, из работающих полек - 25%, евреек - 5%.
Что касается наиболее богатых жителей города, тех, которые использовали наемную рабочую силу, то они с членами семей составляли 6% всего населения города, 11% еврейского, 4% польского и 2% украинского населения.
Подводя итоги, докладчик так характеризовал положение украинцев во Львове (перевод с украинского языка):
"Следовательно, украинцы во Львове - это, в основном, молодой, свободный (т.е. не состоящий в браке, - Л.С.), наплывающий, не очень грамотный, преимущественно рабочий элемент. На 30.000 всех украинцев и украинок, которые зарабатывают во Львове, есть 9.700 слуг, 2.000 сторожей, 1.400 неквалифицированных рабочих и 9.000 квалифицированных рабочих и ремесленников. Кроме домашней прислуги, украинцы нигде не имеют относительно большого числа, а что касается 11% в торговле, то там на 4.000 украинцев половина сторожа... Об интеллигентных профессиях и говорить нечего. Еще в промышленности украинские рабочие и ремесленники играют некоторую роль, но как наемная сила".
Каждый, кто способен объективно проанализировать приведенные цифры, легко поймет, какое место занимали украинцы во Львове в 30-х годах XX века. По национальному составу Львов был тогда польско-еврейским городом, а ни в коей мере не украинским. Украинцы уступали полякам и евреям не только в численности, но и значительно отставали от них по своему социальному и профессиональному уровню...
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2001/05/01/kto_sdelal_l_vov_ukrainskim_gorodom/

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3105
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.05.19 09:22. Заголовок: Львов под русской вл..


Львов под русской властью. Высылка митрополита Шептицкого

Леонид Соколов. Львов под русской властью (1914-1915). - Алетейя. 2019
https://vk.com/doc399489626_503031562
Глава 8. Высылка митрополита Шептицкого
Митрополит граф Андрей Шептицкий не эвакуировался вместе с австрийскими властями Галиции, что могло бы скомпрометировать его как перед Ватиканом, так и перед его галицкой паствой, а остался в занятом русскими войсками Львове. Поначалу русские власти, хотя и осведомленные об антирусских настроениях Шептицкого, были готовы согласиться с тем, чтобы он и далее оставался в городе, конечно, при условии, что митрополит ограничится только выполнением своих духовных обязанностей, и не станет заниматься враждебной деятельностью. Однако Шептицкий не был намерен выполнять такие условия. Как вспоминал генерал Брусилов:
«Униатский митрополит граф Шептицкий, явный враг России, с давних пор неизменно агитировавший против нас, по вступлении русских войск во Львов был по моему приказанию предварительно подвергнут домашнему аресту. Я его потребовал к себе с предложением дать честное слово, что он никаких враждебных действий, как явных, так и тайных, против нас предпринимать не будет; в таком случае я брал на себя разрешить ему оставаться во Львове для исполнения его духовных обязанностей. Он охотно дал мне это слово, но, к сожалению, вслед за сим начал опять мутить и произносить церковные проповеди, явно нам враждебные. Ввиду этого я его выслал в Киев в распоряжение главнокомандующего».
Шептицкому было объявлено о его высылке из Галиции утром 6 (19) сентября. Вскоре после 12 часов к резиденции митрополита у собора св.Юра подъехали два автомобиля. Первый предназначался для пассажиров, а второй для багажа. Вместе с Шептицким уезжали его духовник Боцян, личный секретарь Гродский и слуга. Вначале им не говорили, куда их отправляют, и только когда выехали за ворота св.Юра, капитан Сонин сказал, что они едут автомобилем в Броды, а оттуда поездом в Киев. После трех часов езды по забитым обозами дорогам прибыли в Броды, где пересели в салон-вагон, предоставленный русскими властями для поездки митрополита. В Киеве Шептицкого и сопровождавших его лиц поселили в гостинице “Континенталь”.
Спустя несколько дней после высылки Шептицкого в газете Прикарпатская Русь" под заголовком "Митрополит Шептицкий и русское дело" была опубликована статья М. Глушкевича в которой автор, излагая биографию Шептицкого, отмечал, что когда Шептицкий был назначен митрополитом, его аристократическое происхождение, огромное влияние во властных кругах, блестящие манеры и умение говорить всем сладкие слова, привлекли к нему симпатии чуть ли не всего галицко-русского духовенства ошибочно видевшего в нем смелого и сильного защитника восточного обряда галицкой униатской церкви.
«Но вот, – продолжал М. Глушкевич, – вслед за словами пошли дела, не оставившие ни в ком сомнения относительно стремлений изворотливого иезуита. Со свойственной этой касте решительностью, не останавливаясь ни перед какими средствами, он стал насаждать и укреплять как среди подчиненного ему духовенства, так и в народных массах мазепинский сепаратизм. Епископами он назначал рьяных приверженцев украинского сепаратизма, злейших врагов всего русского. Управление униатскими духовными семинариями он вверил тем же мазепинцам, отрекшимся от русского имени. Кандидатов духовного звания, не скрывавших своего русского происхождения, перестали принимать в духовные семинарии, а поступивших начали исключать оттуда. Дошло до того, что в львовской духовной семинарии из общего числа 216 воспитанников осталось только 11 человек, не желавших преклониться перед “украинской” идеей, но и те немногие подвергались, с ведома и одобрения Шептицкого, бойкоту, побоям, и всякого рода издевательствам со стороны товарищей украинцев.
Молодых русских людей, для которых мечтой жизни было сделаться священниками и работать для просвещения и экономического блага народа, Шептицкий исключал из духовной семинарии после того, как они прошли четыре курса, нарочно для того, чтобы вычеркнуть из их жизни несколько лет».
Одновременно с такой чисткой в рядах духовенства и семинаристов митрополит Шептицкий стал вводить разные новшества в униатское богослужение, чтобы приблизить его к латинскому, причем первыми новаторами явились реформированные на иезуитский манер монахи-василиане, «у которых ненависть к русскому православному обряду доходила до бешенства». Русофобский характер носила и издательская деятельность василианских монастырей.«Издания эти были переполнены исступленной хулой православной веры в роде той, что Иуда, предавший Христа, тем самым перешел из католической веры в православную веру».
Шептицкий также задумал порвать такую сильную связь униатской церкви с православной, какой были славянские богослужебные книги. «Расчет был весьма прост: сколько ни убеждали галицкие мазепинцы галицко-русские крестьянские массы в культурной и национальной самостоятельности малорусского племени, все доводы их разбивались о священные книги, общие во всех русских землях. Поэтому-то и нужно было изменить язык церковных книг. Граф Шептицкий начал с молитвенников, которые приказал впредь издавать на галицко-русском простонародном наречии, испещренном полонизмами. Наконец, после этих подготовительных работ граф Шептицкий созвал совещание из своих единомышленников-священников, решивших славянский язык богослужебных книг униатской церкви заменить “украинским” языком».
Военные события застигли Шептицкого в самом разгаре его вышеизложенной деятельности. В связи с этими событиями М.Глушкевич приводил факт, который ярко характеризует не только поступки, но и внутренние качества Шептицкого:
«Тысячи галицко-русских крестьян и интеллигентов всех сословий, в том числе свыше 600 священников, заподозренных в сочувствии русскому делу, были арестованы австрийскими властями тотчас по объявлении мобилизации. Всех их отвозили и отводили в тюрьмы, при чем уличная озверевшая толпа жестоко их избивала. На улицах Львова евреи били по лицу русских священников, плевали им в лицо, бросали в закованных цепями камни. Некоторые, каким-то чудом избежавшие такой же участи русские священники, тюремные врачи (поляки), видевшие в тюрьмах наших узников в крови и ранах, наконец даже польское высшее духовенство обратились к митрополиту Шептицкому с просьбой прекратить подобные ужасные сцены, унижающие достоинство духовенства вообще. Шептицкий хладнокровно и резко отказал, добавив, что русское дело в Галиции окончательно погибло и что оставшихся на свободе русских священников может спасти только скорейшее отречение от русского имени и переход к “украинцам”».
После занятия Львова русскими войсками граф Шептицкий был арестован и увезен вглубь России. «Причиной его ареста была, однако, не его, крайне вредная России деятельность, предшествовавшая падению Львова, а факт, что он не счел нужным, хотя бы в видах простого приличия, несколько уняться, умерить свою неслыханную вражду и ненависть к вере победоносных русских войск», – отмечал М.Глушкевич.

Прикарпатская Русь. N 1419-1420 Львов, четверг 18-19 сентября (1-2 октября) 1914
М. Глушкевич. Митрополит Шептицкий и русское дело.

I. 6-го сентября бывший галицкий униятский митрополит граф Андрей Шептицкий по распоряжению русских властей вывезен из Львова в глубь России. Мера решительная и в тоже время вполне справедливая, вызванная всей преступной деятельностью гр. Шептицкого носившего, как бы в насмешку, древнее историческое звание митрополита галицкого и киевского...
Для того, чтобы мера, принятая по отношению к бывшему галицкому духовному сановнику стала вполне ясна и понятна, мы считаем долгом хотя бы вкратце, насколько позволяет газетная статья, изложить всю столь вредную для русской церкви, русской народности, русского государства и, значит, русского дела вообще, деятельность гр. Шептицкого.
В 1882 году австрийское правительство, конечно, не без благословения Рима, решило пойти на последний решительный приступ против галицко-русской, хотя и униатской, но все таки русской церкви. Нельзя ведь забывать, что галицко-русский народ, совращенный со своей родной православной веры в унию многовековыми усилиями польской м сомнения относительношляхты и иезуитов, сохранил в своей душе прежнюю преданность православной вере. Ведь разница заключалась в сущности только в том, что униятская церковь сохранив полностью весь православный церковный обряд и славянские богослужебные книги, признала главенство папы и католический догмат о происхождении св. Духа от Отца и Сына. Фактически народная масса, не входя в догматические тонкости, считала себя по прежнему православной. Таким образом давнишняя польско-иезуитская идея - оторвать Галицкую Русь сперва в религиозном, а потом и в национальном отношениях от остальной православной Руси все еще была далека от осуществления. Поэтому врагам русского дела нужно было принять более решительные меры для скорейшего окатоличения и значит, денационализации Прикарпатской Руси и даже всей Малороссии.
С этой целью австрийское центральное и польское областное правительство решило в 1882г. все русские монастыри чина св. Василия Великого передать в руки иезуитов для окончательного преобразования их в дух католического фанатизма и для изгнания из униятскаго богослужения всего, что в нем осталось чисто православного.
В это время граф Андрей Шептицкий, блестящий драгунский офицере, неожиданно почувствовал сильное влечение к монашеской жизни. Потомок когда-то русского дворянского рода, окончательно ополяченного уже несколько веков тому назад, сам рьяный поляк, не знавший ни слова по-русски, так-же загадочно-неожиданно полюбил русский народ, русский язык и его галицкое наречие. Поступил скромным монахом в василианский монастырь в Добромиле. Офицер превратился вдруг в монаха, поляк в русского...
Прошло несколько лет и гр. Шептицкий был назначен униатским епископом в Станиславове, а немного спустя, по смерти митроп. Куиловского, - митрополитом Галицкой Руси. Его аристократическое происхождение, огромное влияние в решающих кругах, блестящие манеры и умение говорить всем сладкие слова, привлекли к нему симпатии чуть ли не всего галицко-русского духовенства, ошибочно видевшего в нем смелого и сильного защитника восточного обряда галицкой униятской церкви.
Но вот, вслед за словами пошли дела, не оставившие ни в ком сомнения относительно стремлений изворотливого иезуита. С свойственной этой касте решительностью, не останавливаясь ни перед какими средствами, он стал насаждать и укреплять как среди подчиненного ему духовенства, так и в народных массах мазепинский сепаратизм. Епископами он назначал рьяных приверженцев украинского сепаратизма, злейших врагов всего русского. Управление униятскими духовными семинариями он вверил тем же мазепинцам, отрекшимся от русского имени. Кандидатов духовного звания, не скрывавших своего русского происхождения, перестали принимать в духов. семинарии, а поступивших начали исключать оттуда. Дошло до того, что в львовской униятской духовной семинарии из общего числа 216 воспитанников осталось только 11 человек не желавших преклониться перед украинской идеей, но и те немногие подвергались, с ведома и одобрения Шептицкого, бойкоту, побоям и всякого рода издевательствам со стороны товарищей украинцев.
Молодых русских людей, для которых мечтой жизни было сделаться священниками и работать для просвещения и экономического блага народа, Шептицкий исключал из духовной семинарии после того, как они прошли четыре курса, нарочно для того, чтобы вычеркнут из их жизни несколько лет.
Одновременно с такой чисткой в рядах русского духовенства и русских семинаристов б. митрополит Шептицкий стал вводить pазные новшества в униятское богослужение, дабы приблизить его к латинскому, как-то, супликации, ..., молебны к Иисусову Сердцу, майские молебствия, коронки, шкаплержи, монстранции и пр. причем первыми новаторами явились те же реформированные на иезуитский манер монахи-василиане, у которых ненависть к русскому православному обряду доходила до бешенства. Руссофобский характер носила и издательская деятельность василианских монастырей. Издания эти были переполнены изступленной хулой православной веры в роде той, что Иуда, предавший Христа, тем самым перешел из католической в православную веру. Приведенные до сих пор примеры деятельности Шептицкого явились только первым этапом для осуществления его более широко задуманного плана: совратить в унию а потом в католичество и наконец ополячить всю Малую и Белую Русь.
Для более успешного достижения этой цели б. униятский митрополит с одной стороны притворился восторженным поклонником возвышенной идеи обьединения всех церквей и стал принимать самодеятельное участие организации и трудах кирило-мефодиевских сьездов в Велеграде. На этих сьездах, блистая своей образованностью, знанием русского языка и догматов православной церкви, он всячески старался привлечь живые симпатии русских теологов, чтобы тем вернее обмануть высшее русское общество относительно своих замыслов. С другой стороны Шептицкий изследовал почву в самой России. Сперва он послал туда своего доверенного монаха-василиянина ксендза Ломницкого, а затем уже стал ездить сам.
Ввиду того что истинная цель посещений Шептицким России должна была оставаться скрытой, также как и его деятельность там, поездки его были окружены тайной, он ездил в Россию инкогнито, с подложным паспортом под видом представителя какой-либо торговой фирмы.
II. Резко отличается деятельность гр. Шептицкого в России, когда он бывал там официально, - от той, которую он проявлял при посещениях России инкогнито.
Однажды многих поразило сообщение газеты Час, органа краковской польской шляхты, ставленником которой являлся на галицко-русской митрополичьем престол ея брат по духу и крови - польский граф Шептицкий.
В названной газете сообщалось, что львовский митрополит, поставивший себе задачей жизни заботу о своей пастве, обратился к русским правительственным кругам с ходатайством о разрешении скупать землю в Белоруссии и поселять на ней галицко-русских крестьян. Благодаря знакомству с высокопоставленными лицами ему удалось получить разрешение приобретать землю в Минской губернии.
Графу Шептицкому удалось своему ходатайству придать вид особенной заботливости с его стороны не только о материальном благе галицко-русских крестьян; он доказывал, что переселение более просвещенных и в национальном отношении более сознательных галицко-русских крестьян в области, населенные ополяченными римо-католиками белоруссами, принесет пользу русскому делу и будет способствовать переходу белоруссов из католицизма в унию и тем самым возвращать их русской национальности.
В действительности цель гр. Шептицкого была совратить в унию неополяченных римо-католиков белороссов, а именно православных мало-велико- и белороссов. Для этого Шептицкий заблаговременно позаботился подготовить в Львове, Инсбрук и других местностях агитаторов, набранных как из числа местных украинофилов так и из числа русских неудачников, выгнанных из России пропагандистов и даже уголовных преступников. Все они, получив здесь в Львове поверхностное духовное образование и, главное, пройдя курс религиозно-политической пропаганды, должны были вместе с крестьянами-переселенцами отправиться в Россию для распространения среди русского населения религиозного и политического сепаратизма т.е. унии и мазепинства.
Теперь вспомним о том, что делал гр. Шептицкий в России, когда являлся туда под чужим именем на пр. в качестве агента велосипедной фирмы.
Не стесняясь ничем, уверенный в том, что ему удалось обмануть деятельность русских властей, он шел наверняки, проникая всюду, куда ему было нужно. Закон, правила общественной жизни, для него не существовали.
Была только цель: пропагандой унии нанести удар православию, разделить русское общество, русский народ на два враждующих стана, отравленных сильнейшей из страстей: религиозной. В тонко разсчитанную игру вовлекались им и русский идеалист, мечтающий о примирении всего человечества, конечно прежде всего в области религиозной; и озлобленный на весь русский мир революционере; и оскорбленный в своих чувствах ханжа; и самый обыкновенный аферист. Таинственность, вернее подпольность этой организации придавала какой то особый отпечаток именам ея членов.
Ксендзы Верцинский в Москве, Дейбнер в Петрограде, Траче в Львове. Но и Буковина не была оставлена Шептицким без внимания; и туда он сумел проникнуть, совратив в католичество нескольких липован (православных сектантов, переселившихся туда из России), которым он обещал создать церковную иерархию под главенством папы.
Найдя себе поддержку как со стороны австрийского правительства так и со стороны поляков, видя сравнительно немалый успех своей деятельности, Шептицкий стал мечтать о том, чтобы сделаться патриархом всех униатов. Мысль эту ему нашептывали круги, мечтавшие разбить Россию, и присоединить к будущей, Великой Габсбургской монархии всю Южную и Западную Русь, воскресить и освободить от московского ига Украину.
Привлекая к унии возможно большее число приверженцев, Шептицкий одновременно задумал порвать еще одну сильную связь униатской церкви с православной: а именно изьять славянские богослужебные книги. Разсчет был весьма прост: сколько ни убеждали Галицкие мазепинцы, галицко-русские крестьянские массы в культурной и национальной самостоятельности мало-русского племени, все доводы их разбивались о священные книги, общие во всех русских землях. Поэтому-то и нужно было изменить язык церковных книг. Гр. Шептицкий начал с молитвенников, которые приказал впредь издавать на галицко-русском простонародном наречии, испещренном полонизмами. Наконец, после этих подготовительных роботе, гр. Шептицкий созвал совещание из своих единомышленников, священников, решивших славянский язык богослужебных книг униатской церкви, заменить украинским языком.
Военные события застигли гр. Шептицкого в самом разгар его вышеизложенной деятельности. До чего непоколебимы были его надежда на разгром России, доказывают, в числе многих других, хотя бы следующие факты. Накануне открытия военных действий он издал воззвание своей пастве, в котором в весьма неизысканных выражениях говорил о московском царе, готовящемся наложить кайданы рабства на галицко-русский народ, его веру, его духовную и материальную культуру. Узкие рамки настоящей статьи не позволяют нам привести это воззвание полном виде, но это будет сделано в отдельной статье в одном из ближайших номеров нашей газеты.
Другой факт ярко характеризует не только поступки, но и внутренние качества Шептицкого.
Тысячи галицко-русских крестьян и интеллигентов всех сословий, в том числе свыше 600 священников, заподозреваемых в сочувствии русскому делу, были арестованы австрийскими властями тотчас по обьявлению мобилизации. Всех их отвозили и отводили в тюрьмы, при чем уличная озверевшая толпа жестоко их избивала. На улицах Львова евреи били по лицу русских священников, плевали им в лицо, бросали в закованных цепями камни. Некоторые, каким то чудом избежавшие такой же участи русские священники, тюремные врачи (поляки), видевшие в тюрьмах наших узников в крови и ранах, наконец даже польское высшее духовенство обратились к б. митрополиту Шептицкому с просьбой прекратить подобные ужасные сцены, унижающие достоинство духовенства вообще. Шептицкий хладнокровно и резко отказал, добавив, что русское дело в Галиции окончательно погибло и что оставшихся на свободе русских священников может спасти только скорейшее отречение от русского имени и переход к украинцам.
Через неделю после занятия г. Львова русскими войсками, гр. Шептицкий был арестован и увезен в глубь России. Причиной его ареста была, однако, не его, крайне вредная России деятельность, предшествовавшая падению Львова, а факт, что он не счел нужным, хотя бы в видах простого приличия, несколько уняться, умерить свою неслыханную вражду и ненависть к вере победоносных русских войск.
Хитрая игра Шептицкого с иезуитско-ловким разсчетом окружить себя ореолом мученичества, потерпела, вместе со всей его разрушительной работой, полную неудачу. Он увезен, не оставив по себе сожаления и вызвав своим отьездом не сочувствие в русском народе, а глубокий вздох облегчения.
М. Глушкевич

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3106
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.05.19 12:09. Заголовок: Ять пишет: Глава 8...


Ять пишет:

 цитата:
Глава 8. Высылка митрополита Шептицкого


Когда в августе 1914 года католические епископы, поляки Бильчевский и Теодорович обратились к митрополиту Шептицкому с просьбой настоять на том, чтобы австрийские власти не допускали издевательств над арестованными священниками, Шептицкий ответил: “Я не бавлюсь политикой” (“Я не забавляюсь политикой”).
Насколько таким поведением Шептицкого были возмущены все мало-мальски совестливые люди, показывал выразительный ответ епископа Бильчевского, к которому Шептицкий после своего ареста обратился с просьбой о заступничестве.
“Я не бавлюсь политикой”, – ответил Бильчевский и отказался от какого бы то ни было содействия и помощи арестованному митрополиту…
И вот Шептицкий, такой убежденный, закоренелый враг России, каковым он являлся на протяжении всего периода своей деятельности, Шептицкий, который совсем недавно, в своем пастырском послании к верующим Галичины, датированном 21 августа, заявлял, что “у нас общая судьба с австрийской державой и династией Габсбургов”, и призывал до последней капли крови быть верным цесарю, по прибытии в Киев проделал трюк, которого едва ли кто от него ожидал. Хотя для истинного воспитанника иезуитов такого рода поступки, надо полагать, являются нормальным делом.
Из верного цесарско-королевского патриота граф Шептицкий вдруг превратился в неслыханного энтузиаста царя-батюшки. Он отправил государю императору Николаю II приветственное послание, в котором выражал свою “радость” по поводу “объединения разорванных частей Русской земли” и заявлял, что он готов и желает всегда “из любви к Вашему Императорскому Величеству и святой Руси” – положить “свою жизнь и душу на жертвенный алтарь”. Однако государь не принял всерьез эти излияния Шептицкого и написал на его послании: “Аспид”.
Из Киева Шептицкого перевели в Нижний Новгород, однако он не пожелал оставаться в этом городе и возбудил ходатайство о разрешении переехать в Курск. Это ходатайство было удовлетворено, и граф Шептицкий был направлен в Курск, куда прибыл 17 (30) сентября в 12 часов ночи. С вокзала в сопровождении жандармских властей Шептицкий отправился в гостиницу Полторацкого для временного поселения, пока предназначенная для его жительства трехкомнатная квартира спешно ремонтировалась. На другой день по прибытии граф Шептицкий посетил Знаменский монастырь, а 24 сентября (7 октября) был принят начальником губернии Н.П.Муратовым. Пресса отмечала, что «граф Шептицкий – шатен, высокого роста, на вид лет 40. Хорошо владеет русским языком, с малорусским и польским акцентом. Держит себя утонченно вежливо и предупредительно».
Несмотря на то, что государь император не принял всерьез заверения Шептицкого о его радости по поводу объединения русских земель и о готовности служить Святой Руси, Шептицкий из Курска продолжал посылать письма подобного содержания другим высокопоставленным лицам, а также членам св.Синода.
В декабре 1914 года газета “Прикарпатская Русь” поместила заметку под заголовком “Превращение графа Шептицкого в русофила”. В заметке говорилось:
«Возвратившийся из Галичины член Государственной Думы священник Митроцкий сообщил сотруднику “Биржевых Ведомостей”, что, находящийся в плену в Курске униатский митрополит, граф Андрей Шептицкий, посылает в настоящее время письма членам Св.Синода и другим высокопоставленным особам. В этих письмах он выставляет себя горячим приверженцем России, видящим светлую будущность для Галичины только в единении с Россией и осуждающим так называемое мазепинское движение в Галичине, которое могло погубить русскую идею в Галицкой Руси и отдать ее в полное рабство австрийцам.
Священник Митроцкий, отмечая такой поворот в образе мыслей митрополита Шептицкого, указывает, что, на основании собранных им в Галичине документов, граф Андрей Шептицкий являлся, наоборот, главой украинского движения, и что накануне занятия Львова русскими войсками он издал воззвание, призывающее русских к кровавой борьбе с московскими войсками.
В беседе с сотрудником о.Митроцкий прямо называл митрополита Шептицкого злым гением Галичины».
В феврале 1915 года в Киеве М.В.Митроцкий сделал доклад о Галичине, в котором также упомянул о митрополите Шептицком:
«Сейчас Шептицкий и его друзья пишут письма в Петроград к очень высоким особам, и в этих письмах выражают свою радость по поводу победоносного вступления русских войск в Галичину и объединения всего русского народа. Не так думал Шептицкий в августе, когда он сидел во Львове, а не в Курске.
Накануне вступления русских во Львов, Шептицким было выпущено архипастырское воззвание к народу, с призывом к борьбе против России.
Когда жена священника Монцибовича пришла к Шептицкому просить заступиться за ее мужа, арестованного австрийскими властями, то Шептицкий ей сказал:
– Ты дурная жена, ты поддерживала русофильские идеи в голове своего мужа. Убирайся вон!
Русским львовским священникам, пришедшим к Шептицкому также за защитой, он сказал, что до тех пор он им не поможет, пока они не сделаются “украинцами”».
Тем временем в защиту Шептицкого выступили его высокопоставленные покровители, приближенные к Ватикану, австрийскому и германскому дворам. Трогательное письмо Николаю II послала теща бывшего канцлера Германии Гогенлоэ княгиня Витгенштейн. Киевский магнат граф Михаил Тышкевич направил множество писем министрам и разным влиятельным лицам. Принимал меры к освобождению Шептицкого и король Испании Альфонс. Но активнее всего действовал Ватикан.
Однако вскоре вся кампания по освобождению Шептицкого провалилась.
Уже после высылки Шептицкого из Львова русской контрразведке стало известно о том, что все документы митрополит приказал замуровать в стену собора св. Юра. Поиски продолжались долго и безрезультатно, пока тайну не выдал один из ближайших друзей Шептицкого, архитектор и предприниматель Иван Левинский. 11 февраля 1915 года в тайнике подвального помещения был найден секретный архив.
28 апреля 1915 года начальник жандармского управления военного генерал-губернаторства Галиции полковник Мезенцов, в присутствии своих помощников подполковника Покрышинского и ротмистра Злобина, который был командирован по распоряжению военного генерал-губернатора Галиции, чиновника по особым поручениям при военном генерал-губернаторе С.А. Лабенского, и понятых Е.К. Зубкова и Я.Е. Шевчука - принял и раскрыл пакет, вынутый из ящика № 7 вещей бывшего митрополита графа Л. Шептицкого, найденных при обыске, который был проведен 11 февраля в доме митрополита при церкви св. Юра в специально замурованном помещении и теперь осмотренном специальной комиссией, назначенной военным генерал-губернатором.
В пакете были обнаружены семь отдельных конвертов, пронумерованных римскими цифрами от I до VII.
В конвертах находились документы, среди которых - докладные записки Шептицкого и других руководителей галицко-украинского движения австрийскому правительству, протоколы заседаний "Головной Украинской Рады", "Союза Освобождения Украины", "Боевой Управы Сечевых Стрельцов", полномочия, выданные Шептицкому Ватиканом, на право организовывать и руководить униатской церковью на территории всей России и др.
Наибольший интерес представлял документ из конверта №2. В этом конверте находились листы писчей бумаги, пять страниц которых было исписано. В заголовке первой страницы имелась дата "12 августа [1]914", а на пятой странице в конце под текстом рукописи стояла дата: "Львов 15 августа [1]914 г.", и подпись "Андрей Шептицкий". Это был черновик докладной записки Шептицкого правительству Австро-Венгрии о военном, правовом и церковном устройстве Украины после захвата ее австрийскими войсками. Записка была написана от руки чернилами на немецком языке.
В записке говорилось о том, что после вступления австрийских войск на территорию российской Украины придется решать тройную задачу: военной, правовой и церковной организации в крае, «не только для того, чтобы поддержать действия нашей армии предусмотренным восстанием украинцев, но также для того, чтобы эти области на всякий случай самым решительным образом отделить от России и придать им характер национальной области, независимой от России, враждебной державе царей...».
Военная организация, по мнению Шептицкого, должна была базироваться на традиции запорожских казаков. Один из военачальников австрийской армии может быть назначен гетманом.
«Будучи в ранге фельдцейхмейстера, он должен, при сохранении нашей военной администрации получить определенную самостоятельность, чтобы во время руководства данными ему войсками мог формировать отряды, в которых восставшие украинцы нашли бы себе надлежащее место». Рекомендовалось, чтобы в названиях командных лиц (атаманы, есаулы, сотники), в одежде, по возможности и в языке команды отразился национальный характер.
Правовая организация предусматривала введение австрийских законов.
Церковная организация должна была иметь ту же самую цель: «отделить украинскую церковь как можно более основательно от российской». Для этого надлежало издать целый ряд церковных декретов, которыми, в частности, должно быть предусмотрено, что украинская церковь изымается из подчиненности Петроградскому синоду, также предусматривался запрет молиться за царя, и приказ молиться за австрийского императора, устранение соответствующих (великорусских, московских) примечаний в календарях т.д. Все эти декреты должны были исходить от "митрополита Галича и всея Украины". «Если мои распоряжения найдут сочувственное отношение, а, без сомнения, оно так и будет, то таким образом будет создано центральное церковное управление на Украине, и церковь будет отделена от российской. Определенное число епископов, именно тех, которые являются уроженцами Великороссии, и тех, которые не пожелают подчиниться распоряжениям, можно будет немедленно устранить и на их место назначить других, настроенных проукраински и проавстрийски». Далее Шептицкий выражал уверенность, что Рим, со временем, одобрит все эти декреты и назначения.
Факт обнаружения данного документа и его содержание были зафиксированы в соответствующем протоколе. Документ был сфотографирован, и его снимок приобщен к протоколу. Протокол подписали: полковник Мезенцов, подполковник Покрышинский, ротмистр Злобин, чиновник для особых поручений при военном генерал-губернаторе Галиции Лабенский, понятые: Евстигней Куприянович Зубков, Яков Ерофеевич Шевчук.
Среди документов был также обнаружен список лиц, которых австро-венгерское правительство должно было назначить на административные должности после оккупации Украины.
Эти документы попали в руки русской контрразведки как раз тогда, когда Ватикан вел переговоры с царским правительством о предоставлении Шептицкому разрешения на выезд в Рим или в какую-либо нейтральную страну. Когда же министерство иностранных дел России удовлетворило просьбу Ватикана о "предъявлении документальных оснований" для дальнейшего содержания Шептицкого как интернированного лица, и отправило фотокопии некоторых из найденных документов, то апостольская столица больше этого дела не затрагивала.

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3107
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.19 10:00. Заголовок: Заворушились понад Д..


Львов под русской властью. Украинский вопрос

Леонид Соколов. Львов под русской властью (1914-1915). - Алетейя. 2019
https://vk.com/doc399489626_503158586
Заворушились понад Дніпром пьяниці,
Мазепині сыны, Хмельницкого унуки.
Почули свіжу кровь сі людожерні птиці,
Химерні идолы химернои науки.
(П.А. Кулиш - создатель «кулишовки» — одной из ранних версий украинского алфавита)
Глава 9. Украинский вопрос
Если после прихода во Львов русских войск деятельность галицко-русских обществ, закрытых в начале войны австрийцами, была возобновлена, то галицко-украинские общества были, наоборот, закрыты.
Русские власти и до войны были достаточно хорошо осведомлены о резко антироссийской направленности галицкого украинофильского движения, и, естественно, что после вступления русских войск в Галицию не имели намерения содействовать продолжению деятельности этого движения. Но оставшихся во Львове галицко-украинских деятелей, за исключением высланного в Россию митрополита графа Шептицкого, не трогали.
Однако со временем все более и более стала проясняться картина и определяться масштабы тех репрессий, которым подверглись деятели галицко-русского движения и тысячи простых русских галичан после начала войны. Комиссия, созданная Народным Советом для расследования этих злодеяний, обнаруживала в архивах наместничества и дирекции полиции документы, тексты доносов, получала все новые и новые свидетельства о массовых арестах, издевательствах, расстрелах и повешениях. Эти материалы публиковались в газете "Прикарпатская Русь" под рубрикой "Австрийские зверства в Карпатской Руси". Выяснялась и роль, которую сыграли в австрийских репрессиях против галицко-русского населения галицкие украинцы.

Прикарпатская Русь. N 1433 Львов, Суббота 4 (17) октября 1914
С. Бендасюк. Австрийские зверства в Карпатской Руси

Как писал уже после войны М.А. Марко:
«Жутко и больно вспоминать о том тяжелом периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только всецело на стороне физических мучителей части своего народа, но даже больше - требовал этих мучений, настаивал на них. Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны. В их низкой и подлой работе необходимо искать причин того, что карпато-русский народ вообще, а наше русское национальное движение в частности, с первым моментом войны очутились в пределах Австро-Венгрии вне закона, в буквальном смысле на положении казнимого преступника».
Стало известно и о том, что галицкие украинцы сформировали легион "Украинских Сечевых Стрельцов" для вооруженной борьбы против России. Особое возмущение вызывал тот факт, что они собирались проливать кровь своих же братьев-малороссов, потому что в состав армий Юго-Западного фронта входили преимущественно малороссийские полки.
Факты своего активного сотрудничества с австро-венгерским и германским политическим и военным руководством не скрывали и сами украинские деятели.
В сентября 1914 года приехали в Вену члены редакции галицко-украинской газеты "Дiло" д-р Василь Панейко и д-р Михайло Лозинский. После этого в Вене было организовано издание газеты "Дiло", первый венский номер которой вышел 19 сентября 1914 года. Венское "Дiло" подписывал Кость Левицкий как издатель, а В. Панейко как главный редактор.
Газета выходила в Вене раз в неделю. Вот отрывки из некоторых статей, опубликованных в тот период в газете "Дiло". В статье под названием "Гросс-Габсбург" речь шла о будущих владениях Габсбургов, простирающихся от Адриатики и Альпийских гор до Черного моря и Кавказа. Чтобы достичь этой цели, необходимо «нанести смертельный удар Российской империи созданием украинской державы как составной части Габсбургской монархии».
О России говорилось следующее:
«Конституционные или социально-революционные стремления внутри России ударяют в форму государственного правления России, но не несут в себе опасности подрыва этой державы и ее мирового значения в самом корне. Кадетская, трудовицкая или социалистическая Россия останется все равно великой Россией, как и абсолютистская, националистическая или октябристская. Россия без Финляндии, Кавказа или Польши останется все-таки грозным чудовищем для европейских соседей. Совершенно другое дело Россия без Украины, без большой полосы от Буга и Нарева до Дона и Кубани, от Припяти и Сейма до Черного Моря, без Киева, Полтавы и Харькова, без украинского чернозема, без Одессы, Херсона и Ростова-на-Дону, и без Черного Моря. Так обкроенная Россия перестает быть европейской величиной, а становится азиатским государством, отброшенным далеко на северо-восток на Волгу и под Урал, отделенным от Европы, от Балкан и Австрии могучим украинским валом, возвращается к тому, что было перед Петром I и перед полтавским боем -московское царство. […]
…мы верим, что окончательная победа будет за Австрией и Германией, что после покорения Парижа придет черед Петербурга, и что на Крещатике в Киеве будут развеваться на торжественном параде флаги обоих императоров вместе с украинским флагом Сечевых Стрельцов».
По мнению автора, все украинцы «ждут победы Австрии и Германии как победы своей собственной. Нет ни одного Украинца в Европе, который думал бы иначе».
В статье под названием "Германия и Россия" отмечалось:
«А Россия должна выйти из этой войны разбитой, чтобы не стать в будущем непобедимой опасностью. […] Российскую опасность можно окончательно уничтожить лишь одним способом: разделом российского колосса на его природные, исторические и этнографические составные части. Этими частями есть: Финляндия, провинции над Балтийским морем, Литва, Польша, Бессарабия, Украина, Кавказ и Туркестан. То, что остается - Великороссия или Московщина с Сибирью. [...]
Победа над Россией должна поэтому быть такой большой, чтобы ее организм рассыпался на целый ряд единиц второго ряда. Если этого не произойдет, то безуспешными будут победы союзных войск и через короткое время придется начинать сизифов труд снова. Каждый мир, который добровольно щадит Россию, есть преступлением против будущего Германии».
Спрашивается, могла ли русская власть на занятой русскими войсками территории допустить деятельность организаций, принадлежащих к политическому движению такой ориентации и разрешить выпуск газет подобного содержания?
Результатом установления значительного количества фактов, неопровержимо свидетельствовавших о последовательной и непримиримой антироссийской политике, проводимой галицко-украинским движением, как до, так и во время войны, о непосредственном активном участии галицких украинцев в репрессиях против сторонников русского движения в Галиции, стали аресты ряда галицко-украинских деятелей, проведенные в середине февраля 1915 года.
В начале марта 1915 года в Восточной Галиции была проведена вторая серия арестов, в ходе которой, как упоминает Кость Левицкий, было арестовано около трехсот украинских деятелей -
интеллигентов и крестьянских руководителей. Некоторые из арестованных были затем вывезены в Россию.
В целом масштабы репрессий русских властей в Галиции против неблагонадежных элементов среди местного населения украинский историк И.П. Крипьякевич оценивает так: «...за "неблагонадежность" вывезено в ссылку десятки и сотни Украинцев, Немцев, Жидов; среди Поляков аресты были редкостью, - массового характера не имели нигде».
Таким образом, сами украинцы оценивали количество арестованных и высланных из Галиции украинцев в сотни человек, причем речь идет об активистах движения. О расстрелах, повешениях не говорится ничего, как и о массовых расправах с простыми селянами и горожанами, ибо таких фактов не было.
Даже галицко-украинский деятель К. Левицкий, рассказав об арестах украинской интеллигенции, далее признавал, что «с нашим селянством обходились российские власти достаточно мягко, и даже помогали ему продовольствием так, что наш народ в целом ладил с Москалями и не было больших нареканий»...

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Пост N: 3108
Зарегистрирован: 27.08.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.19 15:06. Заголовок: Львов под русской вл..


Львов под русской властью. Украинский вопрос
Процесс по делу С. Бендасюка и товарищей


Леонид Соколов. Львов под русской властью (1914-1915). - Алетейя. 2019
https://vk.com/doc399489626_503189905
А как в то же самое время обращались австрийские власти с русскими галичанами на своей территории?
Незадолго до начала войны, с 9 марта по 6 июня 1914 года во Львове был проведен судебный процесс по делу С.Ю. Бендасюка и товарищей. Перед судом предстали обвиняемые в государственной измене активист русского движения Семен Бендасюк, студент Василий Колдра, и православные священники Максим Сандович и Игнатий Гудыма. В ходе длившегося почти три месяца судебного процесса обвинение полностью развалилось, и присяжные заседатели, далеко не будучи сторонниками русского движения, на вопрос о виновности обвиняемых в преступлении государственной измены единогласно дали отрицательный ответ, после чего председательствующий на процессе советник Высшего краевого суда Роман Левицкий огласил оправдательный приговор.
Выйдя на свободу, все четверо решили обратиться к властям с просьбой о выдаче паспортов для выезда за границу. С. Бендасюк и В. Колдра, как жители Львова получили паспорта во Львовской дирекции полиции и в четверг 25 июня (за три дня до убийства Франца Фердинанда) выехали в Киев. М. Сандович и И. Гудыма, которые должны были получать паспорта в староствах по месту своего жительства, первый в Горлице, а второй в Бродах, не успели этого сделать.
Как только началась война, австрийские власти сразу же арестовали М. Сандовича, его жену с маленьким сыном на руках, его отца, брата и других родственников. В тюрьме М. Сандовича продержали без следствия и допроса до 6 сентября, а затем расстреляли. Его родных вскоре после этого заточили в концлагерь Талергоф.
За что же был расстрелян Максим Сандович, всего лишь несколько недель назад оправданный всеми голосами присяжных?
На этот вопрос С. Бендасюк отвечал: «Его так невинно и ни за что расстреляли, как расстреляли и повесили, и убили тогда австрийские власти многих-многих русских людей. Вся его вина была, вероятно, лишь в том, что он был русский православный священник, расстреляли его за то, что был ревностный пастырь Православной Церкви и верный сын Руси».
Игнатий Гудыма был арестован и отправлен в Талергоф; после перенесенных в концлагере лишений сошел с ума.

Польско-Австрийский процесс над Бендасюком и товарищи. На скамье подсудимых (слева на право) сидят: С.Ю. Бендасюк, о. М. Сандович, о. Гудима и г. Колдра
Православный Русский Календарь (Кaлендарі Лемко Союза) за 1921 с.195
https://vk.com/doc399489626_503183290
http://lemko.org/books/index.html
Л. Соколов. Процесс по делу С. Бендасюка и товарищей
Когда украинским авторам приходится затрагивать весьма неудобную для них тему существования в Австро-Венгрии во второй половине XIX – в начале XX века русского движения, объединявшего в своих рядах галицких, буковинских и угорских (закарпатских) русинов, исповедовавших идею культурно-национального единства всей Руси, эти украинские авторы обычно, называя сторонников русского движения в Австро-Венгрии польским термином “москвофилы”, заявляют, что это была “московская агентура”, действовавшая по заданию российского правительства и на российские деньги. Об этом же в свое время постоянно твердила польская и украинофильская пресса в Австро-Венгрии. Однако, когда в 1882 году австрийские власти организовали показательный судебный процесс над сторонниками русского движения (вошедший в историю под названием процесса по делу Ольги Грабарь и товарищей), обвиняя их в государственной измене, то суд присяжных не признал подсудимых виновными в этом преступлении, и лишь потому, что процесс, имевший столь важное политическое значение, не мог завершиться вовсе безрезультатно, четверо из одиннадцати обвиняемых были осуждены по статье о “нарушении общественного спокойствия” и приговорены к тюремному заключению на срок от трех до восьми месяцев.
К примеру, современный украинский историк Валентин Мороз, говоря о судебном процессе по делу Ольги Грабарь и товарищей, указывает: «Это был уникальный случай для украинства разбить одним махом москвофильское движение». По словам В. Мороза: «Именно в этот момент было легче всего доказать общественности, что вся эта политическая группа – это просто агентурная мафия на чужой (платной) службе. После такого удара москвофильство просто исчезло бы с политической арены как заметная величина». Упоминая далее редактора украинофильской газеты “Дiло” Владимира Барвинского, В. Мороз так пишет о галицких украинофилах-народовцах: «Конечно, Барвинский и все народовцы считали москвофилов врагами. Но когда появился случай начать против них войну на уничтожение (и действительно уничтожить их) – у народовцев не хватило характера».
Народовцам тогда и в самом деле не хватало, даже не то что характера, а вообще политических сил для одоления русского движения. Ведь в начале 80-х годов XIX века украинофильское движение в Галиции еще не располагало сколько-нибудь серьезным влиянием, безусловно уступая движению русскому, для подрыва которого властями и был организован судебный процесс по делу Ольги Грабарь и товарищей. Главное же, чего не хватило организаторам данного процесса для достижения желаемого результата, так это фактов, доказательств, опираясь на которые можно было убедить суд присяжных в обоснованности выдвигаемых против подсудимых обвинений в государственной измене.
И хотя сторонники русского движения не были врагами монархии Габсбургов, украинофилы смотрели на них как на своих врагов, потому что политическое украинофильское движение в Галиции для того и было создано, чтобы искоренить в сознании русинов идею русского единства. Обвинения “москвофилов” в государственной измене, в шпионаже в пользу России, на протяжении десятков лет не сходили со страниц украинофильских изданий.
Разразившийся в 1908 году боснийский кризис поставил Австро-Венгрию и Россию на грань войны. Вооруженного конфликта тогда удалось избежать, но отношения между Веной и Петербургом существенно осложнились, что отразилось и на внутренней ситуации в Прикарпатской Руси – нападки на русское движение со стороны его противников усилились. Последовали аресты.
В частности, в марте 1912 года подверглись аресту православные священники Максим Сандович и Игнатий Гудыма, также были арестованы активист русского движения Семен Бендасюк и студент Львовского университета Василий Колдра.
Для характеристики положения, в котором находились тогда галицкие русины, не вставшие в ряды украинского – “мазепинского” – движения, приведем отрывки из статьи под заголовком “Травля не прекращается!”, опубликованной в 1912 году в газете “Прикарпатская Русь”:
«...нет дня, нет номера польской или мазепинской газеты, в котором не было бы полицейского доноса на наших людей и фантастических вымыслов о мнимой ужасной “руссофильской” опасности будто бы угрожающей со стороны мирных русских крестьян всем полякам, евреям и мазепинцам. Польская печать, особенно же еврейско-“неподлеглосцевые”(“неподлеглосць” – по-польски “независимость”. – Л.С.) листки пишут страшными красками “московского” черта на стене, и то не под видом “казака” или “солдата”, а “москалефильского хлопства” т.е. наших мирных и терпеливых крестьян. Цели и намерения клеветнических доносов и фантастических вымыслов – очевидны: заставить краевой “ржонд” (правительство. – Л.С.) и без того пускающий против нас “все средства”, хватиться еще более крутых и безжалостных мер в борьбе с русским национальным лагерем, и, с другой стороны, настроить против нас все решающие факторы и все польское общество.
Недавно всю польскую и мазепинскую печать обошло сенсационное сообщение из Лемковщины, что там, под влиянием “российских” агентов, готовится чуть ли не вооруженное восстание [...]
Бульварный еврейский “Wiek Nowy” сочиняет о “москалефилах” столь ужасные истории, что от них стают дыбом курчавые волосы всем его “неподлеглосцевым” читателям». По словам упомянутой еврейской газеты: «“Москалефильское хлопство” – все сплошь и рядом получает рубли из России и явно угрожает всем полякам, украинцам и евреям, так что ныне никто из них не смеет даже показаться на улице».
«Мазепинские газеты не отстают в полицейском рвении от польских. “Дiло”, хвастающее своими близкими товарищескими отношениями к официальной жандармерии, в одном из последних своих номеров называет фамилии всех священников “руссофилов” из окрестностей Гусятина, которые, по его мнению, “опасны для государства”. [...] “Руслан” же прямо из шкуры вон лезет, чтобы успеть перепечатать из польских газет все доносы на “москвофилов” и по возможности прибавить к ним новые, собственного изделия».
Доносительская кампания в прессе приняла такие размеры, что на нее обратили внимание даже в Вене, не привыкшей к “галицким методам” печатной борьбы. «Там должно быть встревожились и поверили, что Галичина в самом деле сплошь и рядом залита “российскими” агентами и рублями и что русское население действительно готово броситься “резать поляков, жидов и украинцев” и, должно быть потребовали разъяснений от краевого “ржонда”».
По поводу распространяемых прессой слухов о том, что «будто бы среди русского населения под влиянием российской агитации массово проявилось враждебное настроение ввиду польского населения и в особенности ввиду евреев», наместник Галиции разослал официальное сообщение, в котором, в частности, говорилось о русском движении:
«Президиум наместничества, который на это целое движение обращает самое тщательное и постоянное внимание, должен установить, что большинство этих слухов оказалось плодом фантазии и вредной паники, лишенной всякого фактического основания [...] русское население вообще ведет себя мирно и что нет оснований опасаться волнений на социальной, религиозной или национальной почве. Тем паче вредным является распространение таких опасений и неверных слухов».
Вышеназванная статья в газете “Прикарпатская Русь” завершалась следующими словами:
«Да, агитаторы, распространяющие крайнее недовольство в массах русского крестьянства, толкающие его на отчаянные шаги, имеются в Галичине в изобилии! Но они не из России, даже не из среды русских галичан. Ищите их среди виновников несчастного положения наших народных масс, среди вековых поработителей нашего народа, среди социальных и национальных угнетателей русского автохтонного населения!»
...
...
...
Прения сторон завершились.
6 июня 1914 года, перед тем как присяжные должны были отправиться в совещательную комнату для вынесения своего вердикта, к ним обратился председатель Р. Левицкий, который закончил свое выступление такими словами: «Принимая во внимание, что нынешний процесс был действительно исключительным, что отозвался громким эхом за границами нашего края и является принципиально важным для интересов Династии, Государства и края, вы должны оценить, была ли деятельность обвиняемых для Династии, Государства и края полезной или такой, которая могла причинить им вред и подвергнуть опасности. Надеюсь, что ваш вердикт будет отвечать вашему высокому призванию, как судей присяжных, и в этом убеждении вручаю вам акт».
В 11-45 присяжные удалились на совещание, которое продолжалось до 17-30. После завершения совещания глава скамьи присяжных д-р Верещинский зачитал вердикт, который многочисленная публика, собравшаяся в зале, ожидала с большим напряжением.
На вопрос о виновности обвиняемых в преступлении государственной измены все 12 присяжных единогласно ответили: “Нет”.
После зачтения вердикта присяжных председательствующий на процессе советник Р. Левицкий огласил оправдательный приговор.
Итак, что же показал длившийся почти три месяца судебный процесс.
При разбирательстве по делу С. Бендасюка главное внимание было уделено не заведомо беспочвенному обвинению в шпионаже, а участию С. Бендасюка в организации русских бурс, в которых воспитание велось в русском национальном духе, и преподавался русский литературный язык. Только допрос свидетелей по вопросу о бурсах занял шесть дней. Обвинение особо отмечало, что для бурс приглашали учительниц из России. Но никто не сделал даже намека на то, что эти учительницы были шпионками. Суть дела заключалась даже не в том, что они приехали из России, а в том, что они были учительницами русского языка. (Кстати, когда в свое время понадобилось сочинить угодную для властей Галиции версию истории Руси, они пригласили из России Михаила Грушевского и сделали его профессором Львовского университета.) Однако, участие в организации русских бурс и содействие распространению русского языка не давало, согласно закону, оснований для обвинения С. Бендасюка в государственной измене.
Обвинение В. Колдры в антигосударственной агитации держалось, как выяснилось, на показаниях какого-то старого алкоголика, ранее судимого за лжесвидетельство. А потратив день на чтение повести Гоголя “Тарас Бульба”, суд так и не обнаружил в ней антигосударственного, с точки зрения Австро-Венгрии, содержания.
Инспирированное чиновниками местной администрации, желавшими избавиться от православного священника И. Гудымы, обвинение против него и против М. Сандовича в шпионаже посредством измерения моста, “подкреплявшееся” показаниями принужденного к этому сторожа и доносом алчного до денег платного осведомителя, было настолько нелепым, что разбирательство по этому делу неоднократно сопровождалось смехом в зале.
Не удивительно, что состряпанное таким образом обвинение в ходе судебного процесса полностью развалилось, и присяжные, далеко не будучи сторонниками русского движения, признали представших перед судом активистов этого движения и православных священников невиновными.
За два года, на протяжении которых шло предварительное следствие, вполне можно было бы собрать факты, при условии, конечно, что таковые вообще имелись, позволяющие доказать виновность обвиняемых. Но как бы долго ни тянулось следствие, оно не могло обнаружить того, чего не было.
Пойдя на поводу у украинцев, заполнявших страницы своих печатных изданий доносами на русское движение и постоянно призывавших к расправе над ненавистными “москвофилами”, власти Галиции, организовав, наконец, показательный судебный процесс по делу С.Бендасюка и товарищей, сами, что называется, сели в лужу. На процессе публично, с соблюдением всей юридической процедуры была доказана абсолютная безосновательность возводимых против сторонников русского движения в Галиции обвинений в государственной измене. Вместе с властями были посрамлены и украинцы, желавшие руками властей расправиться со своими идейными противниками.
Нашим современникам практически ничего не известно о процессе по делу С. Бендасюка и товарищей. Поэтому нынешние украинские авторы, говоря о русском движении в Австро-Венгрии, имеют возможность беспрепятственно повторять тогдашние пропагандистские вымыслы о “московской агентуре”, полностью опровергнутые в ходе упомянутого процесса.
Продержав под арестом два года ни в чем, как оказалось, не виновных людей, галицийские власти не смогли, действуя в рамках закона, осуществить расправу над представителями русского движения в Галиции. Но время, когда подданные Австро-Венгерской империи могли рассчитывать на соблюдение хоть какой-то законности, было уже на исходе. 28 июня 1914 года в боснийском городе Сараево прозвучали два пистолетных выстрела, оборвавшие жизнь наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда и его супруги. Через месяц началась война...
Л. Соколов. Осторожно: «украинство». 2009
https://vk.com/doc-33664128_351302366

Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 89 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 37
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия